Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Ice is melted back to life


Ice is melted back to life

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ice is melted back to life
http://funkyimg.com/i/2Pxgq.png
Finders keepers, loosers weepers

1. Место действия
Англия. Недалеко от лечебницы Уэст Крик.
2. Время и погода
07.04.2020
Ближе к полуночи. +10.
3. Действующие лица
Александр Лайтвуд, Сольвейг Херцен

Ну что ж. Этот день настал. Просить прощения у экс-существа отправился Алек. Благодаря связям Дунфана с местной работницей-вампиршей, он смог узнать во сколько та заканчивает работать и в какой стороне находится её дом.
Винсент и Кевин были на связи неподалёку. Если всё пройдёт гладко - им следует присоединиться. Хотя, если будут проблемы - тоже.
Тем временем, ничего не подозревающая Сольвейг просто спокойно идёт домой после смены... Простит она молодых людей или нет? Вот и узнаем.

+1

2

«Мне не нравится эта идея»
Единственная мысль, которая существовала на данный момент в голове Лайтвуда, оценивавшего ситуацию со стороны одинокой женщины, которая возвращается с работы поздно ночью. Когда ноги заплетаются, желудок настойчиво бурчит, требуя жрать, сумка кажется неподъемной, а еще хочется плевать на весь мир с высокой колокольни, лишь бы поскорее добраться домой. Он даже хотел развернуться и выбрать другую смену. Не ту, что заканчивается поздно ночью. Что она могла подумать при виде него в такое время? Что он вернулся ее убить. Других логичных выводов и не напрашивалось, он бы сам подумал также на месте хульдры. Но сам же накосячил — самому разгребать.
Выйти из темноты и сказать низким голосом «Доброй ночи» — прямой путь до больничной койки. Потому что женщину он не ударит, а она вполне может на адреналине вмазать, чтоб неповадно было караулить ночами, а то и устраивать слежку. Охотник гладил волка, почесывая за ухом, пока тот увлеченно грыз где-то найденное полено, иначе не назовешь. Палки слишком быстро перекусывались до состояния щепок, пригодных для разведения костра. В отличие от хозяина, довольный жизнью Форест лишь водил ушами на раздававшиеся звуки вокруг, искренне не понимая, почему двуногий брат так нервничал, что пришлось прибегнуть к успокоительному средству в виде него, мехового.
Лайтвуд стоял в тени, всматриваясь в поворот на освещенной фонарями дорожке, все больше понимая, что это ужасная идея. Но лучше так, чем возле дома или прямо под калиткой территории психбольницы. Пока охотник соображал, что сказать, волк успел почуять знакомый запах, навострив уши торчком и бросив бесполезную игрушку. Собственно, напарника тоже бросив. Волчий нос никогда не подводил. Форест вскочил с плитки на лапы и помчался навстречу с еще не появившиеся в поле зрения человека женщиной, при этом радостно вывалив язык и не обратив внимания, что Александр попытался его удержать за ошейник. Глаза Лайтвуда увеличивались в размерах по мере понимания, что сейчас вот Солвейг увидит волка, и всему настанет конец. Будто он уже не настал. Он инстинктивно вышел за полосу тени, появляясь на пешеходной дорожке и обнаруживая себя во всей красе.
— Фор! — зашипел охотник, понимая, что снова все провалил, краснея, бледнея и безнадежно вздыхая своей непредусмотрительности.
А Форест на радостях тявкнул, заскулив и приветливо вильнув хвостом, сначала ткнулся в ладонь бывшей хульдры мокрым носом. Фыркнув, будто только что удостоверился в своей правоте, волк по-предательски завертелся вокруг женщины, требуя внимания и поскуливая, тем самым добивая своего то ли хозяина, то ли двуногого брата. Алек застыл, не зная что сказать, и переводя взгляд с волка, который теперь метался между ними, явно не понимая в чем дело, на Солвейг.
— Солвейг, мне нечего сказать в свое оправдание, — напряженные плечи тут же опустились безвольно, — Только хочу, чтобы вы вспомнили нашу первую встречу, результатом которой стал Форест, мой друг и соратник, что ни разу не подвел и ни разу не причинил вреда невинным. Он многому меня научил и до сих пор учит. И… — Алек округлил брови, почесав озадаченно затылок и признав поражение, — …у него явно больше опыта в общении с женщинами. Для него все равны, и для меня тоже. Солвейг, если среди бессмертных есть те, кто отбирают чужие жизни, и те, кто просто хочет жить, то почему среди таких, как я, не может быть людей, жаждущих обычной жизни больше всего на свете? Без кровопролития. Я знаю, что вы ответите. Скажете, чтобы я катился куда подальше и жил этой самой обычной жизнью. Но я не могу, зная, что моим близким душам угрожает опасность. Я не могу сидеть на месте и отчаянно пытаюсь помочь. Потому и прошу Вашей помощи. Но прежде всего, прощения за свои резкие слова, потому что не осознал тот ужас и страх, что Вам пришлось испытать от охотников. Возможно, от своих предков или….даже родителей. Скажите, как мне искупить свою вину? И есть ли вообще шанс.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+3

3

Идя с работы, Солвейг думала, пожалуй, только о предстоящем завтра визите в голову Вергары. Ей было страшно лезть в его память и, откровенно говоря, стыдно, после того, как она оставила его и не приходила. Она игнорировала его записки, которые он ей передавал, отворачивалась при случайной встрече. Женщина смирилась со своим одиночеством и, откровенно говоря, планировала прожить остаток отведённых ей дней в одиночестве. Волею судеб, у неё был теперь шанс просто умереть и больше никогда не возвращаться в этом теле, с этим лицом. Она глупо поступила и некрасиво, а сейчас вот, здравствуйте, припрётся к нему в голову сразу. Что она может там увидеть - одному Творцу известно, а у него, надо думать, чувство юмора офигительное. От того, о чём она думала, женщина зябко поёжилась, кутаясь в своё элегантное песочное пальто и прижимая сумку к себе поближе. Носом уткнулась в тёмно-бордовый шарф и смотрела на свои ноги. Ботильоны испачкались. А ещё зря она шла в юбке. Как-то слишком холодно... или это всё-таки ей внутри холодно?
Её из мрачных и грустных размышлений вывел неожиданно появившийся волк. Он узнал её и сразу стал вертеться подле неё, добиваясь от неё ласки. Она тоже узнала его и её сердце вздрогнуло вместе с ней. Херцен подняла взгляд и увидела Охотника, что мгновенно согрело кровь и вызвало желание тупо побежать обратно.

От старых привычек слишком сложно избавиться.

Она невольно отшатнулась и врезалась в волка. Александр заговорил и женщина взирала на него не скрывая эмоций, хоть коктейль и получался странным: с одной стороны, ей было страшно, с другой стороны, она была зла, с третьей - она решила таки его выслушать и ей было, вообще-то, даже любопытно, что он скажет.
По мере того, как он говорил, выражение её лица смягчалось, но она отвела взгляд от него к молодому волку. Медсестра протянула ему руку и тот стал лизать её, весь довольный и ласковый. Она погладила его между ушами, тот стал ластиться только больше. Вот тебе и волки, ага. Солвейг не улыбалась, но от неё перестало исходить категоричное неприятие Лайтвуда. Она всё ещё чувствовала себя неуютно, это было очевидно, но кое-какие выводы напросились сами собой. Форест, волчонок, которого Лес подарил Александру, был добрым и ласковым, он не был агрессивным. Алеку ничего не стоило пустить его на неё в атаку и, в общем-то, убить. Она была на редкость невнимательной и совершенно не чувствовала, что где-то здесь, поблизости, есть ещё кто-то. С таким успехом, на неё мог выйти какой-нибудь второй Риджуэй или Кемпер, затащить в кусты и сделать своё грязное дело. Мда, вот тебе и лёгкая добыча.
Тяжело вздохнув, она всё-таки подняла взгляд с волка на юношу и оглядела его с ног до головы. Он действительно казался виноватым и осознающим свою вину. Женщина вскинула брови, пожав плечами и опять поёжившись. Она скрестила руки на груди и покачнулась с мыска на каблук, после - развела руками и покачала головой. Её взгляд встретился со взглядом Алека и она вновь "закрылась", скрестив руки.
- Да, я была готова ответить что-то вроде этого, ты прав. Но в отличие от ваших родов, наши, в большинстве своём, учили прощать и видеть того, кто стоит перед тобой здесь и сейчас, вникать в его намерения. Тогда у меня ещё и был дар видеть сквозь них. Ощущать плохих и хороших людей. Я лишилась его и сейчас мне трудно различить добро от зла, не обжигаясь, - она говорила спокойно и явно не злилась на молодого человека. - Для начала было бы крайне вежливо и приятно, если бы ты, юноша, проводил меня до автобусной остановки через эту лесополосу.
Она кивнула в сторону дороги и пошла, вроде как, к нему навстречу. Поровнявшись, посмотрела на него вблизи и опять указала, мол, идём.
- Я тоже вспылила. Но можете не беспокоиться: Сандерс не выдаст начальству тебя и твоих друзей. Я тоже не сторонник кровопролития. И так многие страдают ежечасно, - женщина тяжело вздохнула. - Почему тебя беспокоит то, что случилось? Как между нами, так и это дело? Это... довольно нетипично, пойми меня правильно. Вообще этот разговор для меня не меньше в новинку, чем для тебя.
Она убрала выбившуюся прядь волос за ухо.
- Я помню тебя тогда. Но, опять же, пойми верно. Я изменилась и... не то чтоб в лучшую сторону. Что мешало измениться тебе? Тех двоих я и вовсе не знаю.

[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+2

4

Охотник (охотник ли теперь?) не шевелился, чтобы ненароком и непреднамеренно испугать женщину. С такими, как он, как его сподвижники, нужно держать ухо востро, да глаз не смыкать. Потому Алек держал руки на виду, показывая, что в них ничего нет, и не делая резких движений. Весь испытываемый ужас Солвейг успела показать в прошлую их встречу, как и ненависть, за которую нет смысла осуждать. Просто так истребление себе подобных, невинных, чистых существ за один-два дня не прощаются. Никогда.
Алек сглотнул и с готовностью кивнул, поспевая следом за ней и держась чуть в стороне на расстоянии. Между ними бежал Форест, не переставая довольно подвиливать хвостом на голос старой знакомой и выглядывая только ему известные подробности из темноты, что сгущалась по мере удаления от лечебницы.
Простите, я тоже вел себя крайне грубо и позволил эмоциям выйти из-под контроля. Довольно тяжело принимать факт, что тебя считают убийцей. Я его и не отрицаю, но не…. — в горле пересохло, — …не лишаю жизни невинных. Я далеко не святой, миссис Херцен, глупо было утверждать и разуверить Вас в обратном. Но всегда был против бессмысленных убийств и откровенного..геноцида? Можно назвать это так, кажется? Моя семья представляет собой не настолько древний род, но они выигрывают за счет честолюбия и чистоты крови. Как и беспринципной жестокости. Поверите ли Вы, что и в подобных семьях могу расти дети, не приемлющие подобных методов и правил? Как бы сказал мой отец, в семье не без урода, — Лайтвуд улыбнулся как-то горько, до сих пор терзаемый разношерстными чувствами, что разрывали в разные стороны. С одной стороны семья, с другой стороны чужие жизни.
Иногда мне кажется, что охотники переиначили смысл своего ремесла, извратив до неузнаваемости, ведомые завистью и поставившие себя на пьедестал лишь за то, что хороши лишь в одном деле — убийстве. Здесь нечем гордиться. Мы должны предотвращать и спасать жизни других. В этом мы должны быть хороши. Превращать убийство в зрелище, соревнования, получать…удовольствие от пыток, — его всего передернуло, от чего голос дрогнул на последнем слове, — Я не вижу в этом ни одной благой и высокой цели. Но вижу цель в том, чтобы сделать мир лучше, и это уж точно не зависит от количества убитых существ.
Алек поджал губы, посмотрев на женщину в темноте и вспомнив ту ночь в лесу. Вдруг улыбнулся ей искренне, по-детски радостно.
Вам не кажется это довольно забавным…? Нет, скорее, прекрасным совпадением, что мы разговариваем опять среди деревьев. Не в лесу, но все-таки. Я никому не рассказывал в семье о той ночи в Лесу. Они бы никогда не поняли, да еще отправили бы на зачистку группу. Я очень поздно узнал, что принимая детей в дом, их сразу же подвергали испытанию, несмотря на юный возраст. Но даже если бы и узнал тогда, вряд ли смог что-то сделать, будучи мальчишкой. Когда все вскроется, на меня объявят охоту. Думаю, Вы и сами имеете представление о пресловутом Кодексе. Не хочешь быть охотником — станешь добычей. Трофеем в чьем-то послужном списке, и позором для своей семьи, — Алек пнул камешек, попавшийся под ногами, и Форест рванул за ним вдогонку, — Но это лучше, чем в итоге пустить себе пулю в лоб из-за собственной трусости поступить согласно своего сердца.
Лучше сдохнуть в борьбе, чем всю жизнь лелеять жалость к себе убийствами других.
Я не могу говорить за других, только за себя. И я хочу помочь, чтобы не было беды, и уцелело как можно больше людей. Не знаю, возможно ли воздействие на сознание существ, и очень надеюсь, что нет. Иначе это может сослужить плохую службу всем бессмертным. Как черный пиар среди СФ и охотников.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+1

5

Солвейг молча слушала Алека, наблюдая за ним спокойно, не поворачивая головы - именно краем глаза. Шла не торопясь, но и не сбавляя темпов. Он говорил, в общем-то, неплохие вещи, правильные и она не слышала в них лжи или фальши. Лайтвуд говорил от души и слова эти её, можно сказать, тронули. Возможно именно та ночь в лесу зародила в нём сомнения, а сейчас, что бы он не делал и какой бы дорогой не шёл, эти сомнения уже начали прорастать, а из побегов стали появляться первые дивные цветы, пусть ещё маленькие, но уже такие прекрасные.
Когда он заговорил о лесе, она невольно опустила голову, кивнув. Колючая и холодная боль появилась на сердце ещё чуть раньше, с этого "Миссис Херцен", а сейчас она ударила ещё раз. Ей было откровенно жаль, что она покинула свои леса, что ослушалась старейшин, ослушалась Алвиса. Она любила Клауса, да, но, может быть... может быть Лес и ту жизнь она любила больше. А может быть и нет. Сложно сказать, это слишком долгая мысль, чтобы думать её здесь и сейчас. Всё полнилось сожалениями в её жизни и их с каждым разом становилось всё больше и больше. Смерть, которая теперь была неизбежна в один из дней будущего, виделась откровенным избавлением от всего этого. Торопить её она, правда, не желала. Как у любого человека, у неё были какие-то пусть мизерные, но всё же надежды, что ещё не всё потеряно.
- Прошу, не зови меня миссис Херцен. Это причиняет мне боль, - попросила она первым делом, подняв взгляд, но устремив его всё так же куда-то вперёд. - Судьба наказала меня, Александр. Мой муж, из-за которого я стала человеком, погиб. Теперь меня не ждут ни там...ни здесь я не очень-то нужна где-то. Может, что-то поменяется. Может, нет. Это покажет время.
Женщина чуть свела брови, вздохнув и покачав головой. Она развела руками и пожала плечами.
- На любое сознание возможно воздействовать. К сожалению. Пойми верно, Александр. Не только магия влияет на сознание. Не только она может свести с ума за одну минуту, - она повернула к нему голову. - Есть существа, разум которых близок к людскому. Вместе с разумом близки и чувства. Как вы сходите с ума от горя и увиденного, так и некоторые из них. Не обязательно владеть Астральными чудесами, чтобы полностью кого-то изменить. Кто-то приспосабливается к этим изменениям, кто-то нет и это страшно, мой юный друг. Депрессия человека может закончиться самоубийством, например. Депрессия того, кто вынужден жить вечно. Что ему делать, если он не справляется? А такие существа есть. На досуге почитай про Лайдена и его Замок. Я видела тех, кто вернулся оттуда. Представь себе фею, которая никогда не улыбается, не поёт и не радуется ни одному времени года.
Женщина прикрыла глаза, отворачиваясь к дороге вновь.
- У кого-то получается всё пережить. Не смотря на, вопреки всему. Кому-то нужна помощь. А кому-то, может статься, уже и не помочь, - Солвейг произнесла это с особенной горечью. - Значит, вы здесь для того, чтоб разобраться с Матерью. Я думаю, что это можно устроить. Почему, собственно, нет... но я не знаю, стоит ли кому-то из вас заглядывать в Астрал вместе со мной и Сандерсом. Вообще, это дело очень... опасное. И для меня личное. Человек, которому я симпатизирую, заражён её потомством. Это... это удручает. Она паразитирует на самом грустном. На его потере ребёнка. Это так чудовищно...
Она скривилась от переживания и боли. Не скрывала, что очень и сама переживает за это.
- Мне кажется, что нулевой пациент не здесь. Не в Уэст Крик. Это кто-то, кто сам не знает, что он распространяет её влияние. Улики говорят, в общем-то, о том же. Все они обращались к какому-то медиуму. Я не знаю к какому именно, они не могут вспомнить его имя. Мать, видимо, понимает, что мы её ищем и стирает это из памяти, делает это, так сказать, незначительным фактом. Его надо искать не через Уэст Крик, но через прошлое этих людей. Вы уже засветились в лечебнице, думаю, она и вас там воспринимает уже как врагов. Они и вам ничего не смогут внятно объяснить. По-хорошему... нам бы призрака. Они могут влезать в головы. Находить искомое. Или ведьму... но призрак надёжнее. Они не испугаются Матери и её детей. Им уже, как бы не звучало, но нечего терять.

[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+1

6

Начало апреля щедро награждало двух припозднившихся прохожих слабым прохладным ветерком, ловко пробиравшимся под одежду сквозь открытые участки. Временами казалось, что сколько бы не закрывайся от него, холодные цепкие лапы будут продолжать гулять вдоль позвоночника ознобом. Алек передернул плечами, размеренно шагая рядом с молодой женщиной, каждый раз подстраиваясь под удобный для нее шаг. Он внимательно слушал знакомый голос, меняясь в лице, то и дело нахмуриваясь. Взгляд охотника блуждал от лица Солвейг к волку, степенно трусившему немного спереди, и обратно. Слабо разбираясь в эмоциональных тонкостях, Лайтвуд где-то на подсознании ощущал нахлынувшую на собеседницу грусть. Возможно это сожаление, о истинных источниках которого Алек все равно никогда не узнает, он просто шел рядом, позволяя ей выговориться.
Все существа на планете так или иначе меняются, под влиянием эмоций или в силу возраста и постигнутой мудрости, не столь важно, однако это закон жизни и здесь вряд ли нужно спорить. Стоит лишь надеяться, что в конечном итоге всё будет двигаться так, как написано на пути. Миссис Херцен просила его больше так не называть, однако сможет ли Александр выполнить её просьбу, ведь их не связывали слишком близкие связи, дабы можно было применять к ней какие-либо другие обороты, а Солвейг... Это слишком панибратски, по крайней мере так считал Лайтвуд.
- Простите, - негромко произнес Алек, аккурат после того, как женщина умолкла, рассказав достаточно печальный кусок собственной жизни. Ему конечно же не понять ее чувств, но оставаться безучастным еще грубее, чем попытаться высказать свое сопереживание. И тем не менее, она нашла в себе силы, дабы продолжить разговор, сосредоточившись на деле. Форест по-прежнему держался немного впереди, периодически останавливаясь и всматриваясь в темноту. Охотник мог поклясться, что чувствует его кратковременное напряжение и то, как шевелится мокрый чувствительный нос, отслеживая даже малейшие запахи на многие метры вперед. Иногда до слуха доносился тихий почти утробный рык, но потом все стихало и путь вперед к заветной цели продолжался.
- Те, кто живут вечно, имеют на своей стороне время. Разве не так? - Алек посмотрел в лицо Солвейг, размышляя над ее словами и самоубийстве в результате депрессии у людей и остальных существ. Да, конечно, живущие вечно вполне реально могут натворить дел и отыграться на абсолютно всех и каждом, однако всему есть свой предел. Когда-нибудь депрессия пройдет и все вернется на круги своя, ведь время для бессмертных такой пустяк. Говорят, что оно лечит, но нет, это не правда. Время лишь помогает свыкнуться с ситуацией или новым статусом, понять и принять свою боль, постепенно наслаивая на нее все новые и новые эмоции, чувства и действия. В конечном итоге депрессию подавляет каждый новый день, суля вместе с собой неизвестность и новые возможности. - Я хочу сказать, что у людей не так много времени на то, чтобы свыкнуться с определенными эмоциями или ситуациями, чем бессмертным. Каждый в своей жизни старается успеть как можно больше и все равно, стоя у пропасти в бесконечность, приходит осознание того, как мало удалось совершить. - Алек все таки передернул плечами, забывая о том, что возможно спусти он рукава куртки от самых локтей, возможно было бы комфортнее находиться поздней апрельской ночью на улице. Вообще охотнику стоило поблагодарить судьбу и собственного волка за то, что эта женщина дала ему второй шанс и приняла извинения, хотя могла бы испугаться внезапного появления охотника, сведя все ниточки к единственному правильному решению. Но все обошлось, по крайней мере на этот момент и теперь он впитывал в себя как губка каждое её слово, стараясь продлить встречу в положительном ключе.
- Да, это так, - подтвердил Лайтвуд изначальную цель визита в лечебницу, ничего не скрывая за душой, - я согласен с вами, заглядывать в Астрал опасное занятие, но все же если это единственный путь спасти людей, то...- он не стал продолжать, выдержав длительную паузу и тем самым подтверждая собственное решение рискнуть, если потребуется, однако миссис Херцен продолжала размышления, упомянув о медиуме, к которому обращались пациенты неоднократно. Значило ли это, что если они найдут медиума, то это приведет их к нулевому пациенту или он всего лишь связующее звено? Утверждать это нельзя, но стоило попробовать, вот только если Мать подчищала за собой все следы, то вряд ли получится чего-нибудь добиться вразумительного от бедняг. Вообще это была довольно не плохая мысль, которая занозой засела на подсознательном уровне охотника, знать бы еще как именно найти пути пересечения разных людей с одним единственным.
- Вы думаете, что того непродолжительного времени, что мы находились в лечебнице хватило, чтобы нас вычислить и записать во враги? Ведь мы, по сути, увлеклись выяснением отношений между собой, практически не поговорив о деле, - хотелось бы Лайтвуду думать, что их демарш не был так заметен для полтергейста, особенно если учитывать тот факт, как события развивались дальше, однако настаивать он не станет, предпочитая продумать и другие, менее явные пути решения проблемы, - вы сказали, что мы можем выяснить через нулевого пациента через прошлое людей? - Была возможность выяснить прошлое пациентов и без просмотра личных дел, находящихся в картотеке лечебницы, однако далеко не факт, что это получится и будет стоить затраченных сил и времени. Солвейг предложила использовать призрака как более надежного, нежели ведьма, существа, ведь их способности всем известны, ровно как и тот факт, что они вполне себе также способны и убить полтергейст, вопрос лишь в том, где взять призрака?
Александр продолжал шагать рядом с молодой женщиной, потрепав по загривку подбежавшего к ней Фореста. Волк заставил их на некоторое непродолжительное время остановиться, сосредотачивая все внимание на себе.
- Спасибо вам, Солвейг, за то, что выслушали меня, правда- Алек воспользовался создавшейся паузой, ощущая особые чувства  некоторого облегчения и благодарности за то, что она вообще его выслушала, - и пытаетесь помочь, - он посмотрел на женщину, и пусть лицо Алека не украшала широкая улыбка от уха и до уха, но взгляд говорил о многом.

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Ice is melted back to life