Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » I'm just a man. Not superhuman.[с]


I'm just a man. Not superhuman.[с]

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

I'm just a man. Not superhuman.[с]
http://funkyimg.com/i/2PwAs.png
I've gotta fight today
To live another day
Speakin' my mind today
I've gotta make a stand
But I am just a man
My voice will be heard today

1. Места действия
Часть I. Ватикан. Здание суда.
2. Время
Часть I. 13.04.2020, 15.00
3. Действующие лица
Часть I. Дэвид Смит, Координатор, NPC.

Дэвиду предоставлен доступ к архивным данным. Билет в карман и погнали, что называется. У здания суда его встретила уже старая знакомая. Встреча не была неожиданной: она сама сказала, что поможет ему разобраться с данными, которые он может получить.

+1

2

Сегодня ты в Париже, а завтра в Риме, стоишь напротив арки с какими-то гигантскими мраморными парнями, которые отчаянно смотрят в небо, выясняя, что там пять минут назад пролетело: самолет, птица или супер-пес. И не то чтобы Дэвид считал это чем-то нормальным, но просто выбора как такового не имелось. Он отправится в любой уголок мира, если там могут пригодиться его руки и делал это уже ни один раз, да и сделает, при необходимости, еще не один, если Господь даст ему долгой жизни, сил и здравости ума. Проблемы с существами, проблемы с Астралом, экзорцизм – он точно не помнил во скольких местах уже побывал и наверное не мудрено, ведь вместо достопримечательностей и местных колоритных образчиков архитектуры, природы и кухни запоминал вздохи ужаса и мольбы о помощи на разных языках, войны, разгромленные дома и неестественно выгнутые в сильнейших спазмах тела. Да мушку своего утяжеленного пистолета по типу «Вальтер», который на сегодня остался в сейфе отеля – ведь никто не пустит в Ватикан с оружием. Это святая земля Римского Папы, начало всей католической церкви и по-своему основа всего Ордена. Без него, надо сказать, Дэвид чувствовал себя как-то слишком легко и пусто, можно даже сказать, что непривычно. Этот факт говорил сам за себя. Однако вовсе не беззащитно. Мужчина не был из тех, кто ощущает большее величие и власть с оружием в руке, наоборот, пожалуй Смит был за равный бой на, если не одинаковых, то в крайнем случае, равных условиях, где побеждает не крутость оружия, а навыки, умения и смекалка.
Священник почувствовал толчок в плечо и, повернувшись, получил извиняющуюся улыбку кудрявой темноволосой девушки, которая шла под руку с молодым человеком, по направлению к арке. Она выпрямила беззащитную ладонь и махнула Дэвиду, как бы говоря «Извините». Смит не смог припомнить быстро ни одного итальянского слова, подходящего под данный случай, так что просто приподнял черную шляпу и водрузил ее обратно на голову, посылая незнакомке простительную улыбку. Ее спутник обернулся и видимо быстро оценив ситуацию, тоже извиняющее, но гораздо более короче улыбнулся и оставив Дэвида, пошли в общую очередь, которая вела ко входу в Ватикан. Здесь были и одиночные туристы и группы, с гидами во главе, размахивающие зонтиками, какими-то палочками с ленточками, флажками, видимо для привлечения внимания ведомой ими группы постоянно все фотографирующих, а оттого отстающих от общего темпа людей.
Смит вздохнул, точно готовясь к погружению в неведомое нечто, и достав свой мультипаспорт, вместе с письменным разрешением на посещения здания суда, направился к охранникам без очереди.
Одет он был не совсем по погоде, которая в это время была в Риме, как в самый пик лета в Лондоне, зато по правилам: черные брюки, черные, уже изрядно помятые ботинки, черная рубашка и белый воротничок. Шляпа вот правда ни с какими кодексами не сочеталась, это был личный выбор мужчины.
Он все так же молча подошел к стражникам порядка, приподнял шляпу двумя пальцами и молча протянул документы. Те так же, не произнося ни единого слова с ними ознакомились и пустили Священника внутрь. Здание суда находилось почти тут же, на главной площади по стенке на право. И уже отсюда, с учетом замечательного зрения Дэвида, он увидел бледно-золотистые волосы девушки, что стояла в ожидании на ступеньках. Координатора он узнал сразу. Смит не торопился, но шаг его был достаточно широким, чтобы в ближайшие минуты он уже оказался поблизости.
- Меня ждете? – спросил он, двумя пальцами поправляя козырек шляпы и надвигая ее на глаза.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

Отредактировано Iren (2019-01-17 01:29:13)

+1

3

Едва завидев знакомое лицо в этом таком неуютном для неё месте, девушка просияла. Благодаря этому человеку Координатор мало того, что справилась с некоторыми проблемами "по работе", так ещё и начала работать над личными проблемами. Первое, с чем ей удалось справиться - это её боязнь выходить на улицу. Первый месяц было трудно, даже слишком, но сейчас она уже могла позволить себе даже вот, доехать до Ватикана, демонстрируя своё письменное разрешение от Эвелин Портер на присутствие здесь и сотрудничество с Орденом.
Когда же священник подошёл к ней, она не удержалась и порывисто обняла его, как, пожалуй, можно дочери обнять отца, никак своё поведение не комментируя в первый момент. Просто вот так. У неё было много коллег, много знакомцев, много доверенных лиц, но этот её жест, пожалуй, подчёркивал, что Отец Смит перешёл из разряда "я с ним работаю" в "он близкий для меня человек". Выпустив его из объятий, девушка кивнула и приветливо улыбнулась.
- Вы не представляете, как я рада вас видеть. Вы здорово выглядите, Отец, - Координатор окинула его взглядом с ног до головы и вздохнула. - Знаете, наверное пришло время всё-таки... нормально познакомиться?
Она пожала плечами, виновато опустив взгляд, а потом подняв его уже с каким-то более позитивным выражением на лице.
- Трейси Резник. Моё настоящее имя, - девушка кивнула в сторону лестницы, мол, идёмте, и пошла с ним рядом.
Охотника была одета неброско: синие джинсы, серая рубашка, поверх - лёгкое пальто чёрного цвета, серая сумка-почтальонка и серые же ботинки. Погода стояла неплохая, около 17 градусов тепла, но из-за не так давно прошедшего дождя, всё же, можно было сказать, что прохладно.
- Как ваши дела, Святой Отец? - она продолжала улыбаться, явно радуясь его компании и тому, что она может быть ему полезной. - По виду могу судить, что хотя бы идут куда-то и, возможно даже, в нужном направлении, а? Я не буду просить подробностей, но если так, то, может, и мне однажды повезёт.
Поднявшись по лестнице вверх на два этажа, она провела его вперёд по коридору. Их проверил ещё один священник-охранник и открыл двойные двери в левое крыло. Когда двери за ними захлопнулись, они оказались, по сути, в тишине, говорящей о том, что кроме них здесь никого нет. Резник огляделась по сторонам, щурясь.
- Так... это туда, - она указала в дальний конец коридора. - Я наводила справки об Этом Человеке. Удивительно, но никто не хочет с ним работать. Из наших. Считают его каким-то мутным для его должности. Пыталась найти информацию о его прошлом и...с удивлением обнаружила, что все данные о нём какие-то слишком складные. Он чуть ли не потомственный священник, никаких значительных косяков. У вас что-то есть уже на него или пока так, догадки?
Трейси вопросительно вскинула брови, с какой-то хитринкой в глазах.
- Обожаю искать скелеты в чужих шкафах.

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

4

Смит объятий не ожидал, но с радостью их принял, аккуратно погладив девчушку по спине. Она была для него совсем юной и хрупкой, с этими задорными веснушками на лице, а потому и объятия вышли такими, какие бы мог подарить отец своей прекрасной маленькой, но уже такой в действительности взрослой, дочке. Он засмеялся и Трейси могла почувствовать это через его широкую грудь пожалуй в разы больше, чем ушами. Они разомкнули объятия, и Дэвид в располагающем молчании выслушал то, что она ему поведала. Трейси Резник, стало быть. Имя было то ли английское, то ли американское – Дэвид в этом не очень разбирался, но вот фамилия звучала, как польская. Возможно, ее отец был поляком, переехавшим в свое время куда-то, кто знает? Священник допытываться  пока не спешил. Он отправился за ней по бесконечным коридорам, вихлявшим то в право, то влево.
- Дела идут потихоньку, так, как оно уготовано нам Господом, но знаешь, - он улыбнулся. – Одно могу точно сказать – тебе повезет, Трейси, даже не сомневайся.
Они поднялись вышли, прошли по коридору до пункта охраны, где их проверили еще раз и отправились далее.
- Я не удивлюсь, если  он спасает котят по понедельникам, кормит бедных по вторникам, одевает сирых каждую среду, спасает голодающих в третьих странах каждый четверг, а в пятницу делает очередные взносы в детские приюты. Остается только понять, чем он занят в субботу и воскресение и можно считать, что вторая Мать Тереза ходила со мной по одним коридорам. Не особо верю, что никто в своей жизни не совершал ошибок. Да и есть ли рост вверх, если не познал ты что-то на дне, не ел песка под собственными же ногами. – Дэвид секунду помолчал, запоминая, как и куда они идут, а затем продолжил. – Меня воспитывали, как того, кто не должен совершать ошибок. В пять я уже стрелял, в девять совершил свой первый сеанс экзорцизма, в четырнадцать беспрекословно и идеально выполнял приказы. Чисто. Я пал не первый, но куда ниже всех остальных. А потому с должным уважением отношусь к тем, кто искал свой путь в темноте, так же как и я. Это не значит, что я отношусь со скепсисом ко всем, кому дела и жизнь даются легко, но… С этим парнем реально что-то не так. – заключил Смит. – Только догадки. Есть одно дело, касающееся отлученной им из церкви - Миранды Форрестер. Она потеряла мужа и сына в довольно тяжелых обстоятельствах, чуть не погибнув сама. После того, как прошла курс лечения в больнице, изменилась, замкнулась в себе, стала «разговаривать» с погибшими по телефону, видимо успокаиваясь. Ее отправили в психиатрическую клинику, Венченцо настоял. Но она сбежала. Он искал ее три года, цеплялся за нее, но так и не нашел, списав со счетов как убитую. Не понятно почему, возможно она что-то знала. – Дэвид затормозил перед дверью. – Есть сведения, о которых Венченцо пока не в курсе. Что Миранду видели в цирке в амплуа медиума. Я хочу этим заняться, но пока. – он кивнул на дверь. – разберемся с этим и найдем что-нибудь.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

Отредактировано Iren (2019-02-10 11:13:11)

+1

5

Трейси улыбнулась.
- А вот и имена подъехали, - поиграв бровями, девушка открыла дверь и они оказались в помещении, похожем на типичное хранилище улик.
В дальнем конце стоял компьютер, к которому и двинулась Координатор. Девушка поводила мышкой и на экране появилось окно для ввода логина и пароля. Охотница сощурилась и повернулась к Дэвиду, отходя чуть в сторонку.
- Введите свой логин и пароль от системы. Если Кардинал дала вам доступ, то откроется путь к скрытым папкам. В них будет расположение всего нужного на полках. Я буду искать в системе, а вы будете собирать коробки с папками и вещдоками, если они там где-то есть.
Когда Смит ввёл данные, Резник вернулась к компьютеру. Она села на стул и влезла в сумочку, доставая очки. Надев их, она вдруг стала выглядеть очень строго и сосредоточенно. Не то сам аксессуар добавлял ей это, не то её выражение лица и вправду поменялось, не то всё вместе.
- Окей... - она стала быстро щёлкать мышкой, открывая нужную папку и запуская программу с архивными списками. - Начнём с банального...
Девушка стала клацать по клавиатуре, глядя исключительно на монитор. Её пальцы очень быстро набирали текст и она тут же находила нужные ей сведения. Делала небольшие паузы, копировала кодовые названия полок в архиве в текстовый документ, снова возвращаясь к поиску. Всё это время Трейси молчала, сосредоточенно хмурясь. Моргала девушка редко. В конце концов, из принтера слева пополз лист со списком из четырёх мест на полках.
- Это для начала, - девушка протянула мужчине лист бумаги и подняла очки на манер ободка. - По идее, первое - это коробка с личными делами отлучённых по инициативе Венченцо священников. Их довольно много, поэтому это... КОРОБКА, понимаете? Но вам нужны будут только те, что отмечены красными стикерами, они будут прямо торчать из папок. Всего должно быть где-то десять папок. Это что-то вроде... "самых вопиющих" случаев нарушений по его мнению. Во второй КОРОБКЕ будут отосланные им в самые отдалённые приходы священники. Там тоже будет где-то десять дел с такими же красными отметками. Это якобы кандидаты на отлучение уже. Потом будет третья КОРОБКА. Пропавшие без вести или погибшие. Дело Миранды там, но оно не отмечено красной отметкой. Пожалуй, там можете взять наугад несколько папок. В четвёртой коробке...
Девушка выдержала паузу.
- ...личные дела Кардиналов. Всех действующих. Там ничего необычного... Медицинские освидетельствования, интервью и всякое такое. Можете взять только его дело. Если вам нужно - можете взять посмотреть и дело Портер. Там должны быть отзывы Апостолов об их работе, - Трейси прокашлялась. - Я очень удивлена... так-то у вас не было доступа к этой информации.
Координатор улыбнулась, пожав плечами.
- Не знаю каким образом всплыла информация о местонахождении этой коробки здесь. Совершенно не знаю.

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

6

Дэвид следил за тем, как Трэйси ловко и быстро управляется с компьютером и в очередной раз отправил хвалу Господу за то, что она пошла с ним. Не то, чтобы он был полным профаном в этом, но… (следующее предложение прочитайте тихонько и про себя) Да, он был полным профаном в этом. Даже Эвелин большинство отчетов писал рукописно, из-за чего тратил больше времени и жутко все это дело ненавидел. Cмит был не глупым, и довольно быстро осваивал все, что угодно техническое: управление самолетом – пожалуйста! Основы бухгалтерии? Дайте два дня! Нужен просто определенный стимул или учитель, а в плане компьютеров такого на горизонте не возникало. Так что Дэвид, представляющий себе изначально, как разгребает здесь все подряд 25 на 8, никак не ожидающий всего четыре пункта в списке, просто кивнул и взял листок в руки. В его воображении он, как в старые древние, должен был сидеть здесь с крекерами под светом лампы и всполыхать внезапными полуночными идеями.
- Будет сделано. – он взглянул на последний пункт. – Кажется, я тоже совсем не знаю, откуда это взялось, но как говориться, раз уж взялось… - мужчина не стал продолжать, просто хмыкнув и не став раздеваться, так и направился за этими коробками мимо высоких стоек с разной другой информацией. Он не собирался носить поодиночке каждую к столу, а решил просто собрать все друг на друга и вынести в свет в таком виде. Конечно же, он не удивился, когда понял, что папки Венценцо находятся в самых дальних углах этого зала. Мужчина, запомнив порядок букв и цифр автоматически, уже не смотрел на листок, сверяясь, а просто глядел на полки, стараясь предположить сколько здесь интересных и без Венценцо ситуаций, сколько бравых дел, стоящих здоровья, а иногда и жизни Священников. Среди них тоже были «Легендарные,» о которых говорили либо уважительно, либо вообще никак. Они прославились посмертно или при жизни своими богоугодными делами и храбрыми, требующими действительной решительности поступками. Вряд ли среди таких был Дэвид. Он знал, какие слухи слышат о нем его ученики, особенно от приближенных людей Венценцо. Так что, вероятно, они с Эвелин были на равных в этом плане. Проститутка и заядлый алкоголик. Хотя ни разу Смит не позволял себе пить при ком-то из братии. Но возможно его замечали в барах, а возможно просто он приходил на работу, пусть и адекватный, но не всегда в должном виде. Его ребята знали, что даже так он был готов справиться с любой ситуацией, научить и выслушать. Другие вот не знали, да и зачем им.
Мужчина остановился и четкими движениями взял первую коробку, в которой должны были находиться самые «вопиющие», как сказала Координатор. Направился дальше и недолго колеблясь, свернул налево.
Он ни о чем не жалел. Хотя нет, с собой лучше быть правдивым. Жалел о том, что в нужные моменты не был с Эвелин. Что позволил ее боли перерасти в постоянные таблетки. А об остальном – нет, не жалел. И о словах, и о том, что не Кардинал  - особенно об этом. Он вырос сам из себя, сбрасывая ненужную шкуру.
Смит остановился, выглядев еще одну коробку с отлученными. Он решил взять и ее целиком. Красные отметки конечно хорошо, но вдруг придется осматривать все остальные дела. Дэвид по крайней мере был очень любопытен в этом плане. И снова вперед по лабиринтам папок.
- Ты там не расслабляйся, - крикнул Смит. – Хочешь прочитать мое дело? Или оно у Портер?
Как ни странно третья коробка оказалась почти рядом, так что он подхватил и ее, напрягая руки – все в троем они были довольно увесисты. Осталась только папка с делами Кардиналов. Это добро, как он думал, должно было быть немного поближе к началу. Ему было интересно дело не только Эвелин и Венченцо, но и дело Бригитты. Он ей доверял, но знал, что она не простая женщина.
Когда все четыре коробки были собранны, Дэвид с импровизированной колонной вернулся к компьютерному столу.
- Хочу видеть дело Венченцо. Начну с этого. – сказал он, а затем прошел чуть в сторону к столам.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

7

Трэйси с удивлением поглядела на то, как священник держал эти коробы.
- Ничего себе, блин, - пробормотала она, мотнув головой. - Вы сильный.
Девушка оглядела коробы, глянула на экран и влезла в одну из них. Она стала перебирать личные дела и нашла-таки дело Венченцо. Координатор открыла папку и пролистала её содержимое, а потом протянула один из листков Дэвиду.
- Это, между прочим, очень интересно. Далеко не все Апостолы были согласны с тем, чтобы его сделали Кардиналом. Он был на волоске. Почитайте.

АРМАН ВЕНЧЕНЦО
11.02.1973, Италия, Рим. Сирота. Был при Церкви с самого рождения. В 15 лет примкнул к Ордену Священнослужителей. Получил должность Наставника в 25. Стал Кардиналом в 30 по следующему заключению.
Решение от Апостола Сантини: Имеет деловую хватку, из него получился бы хороший менеджер. Умеет разглядеть сильные и слабые стороны своих подчинённых. Агрессивен, жесток и жёсток. Перфекционист. Пунктуален. Помешан на чистоте. Не смотря на некоторые трудности в прошлом, на данный момент психически стабилен и устойчив. Не курит, не пьёт, наркотики не употребляет. Состояние здоровья приемлемое. Рекомендую к должности Кардинала.
Решение от Апостола Джованни: Выполняет приказы с точностью, однако склонен к скоропостижным выводам. Не рекомендую к должности Кардинала в силу его одержимости своей собственной безупречной репутацией.
Решение  от Апостола Антонио: Разговор с Арманом оставил у меня двоякое впечатление и я не могу прийти к однозначному решению, поэтому воздержусь от голосования. Этот человек, безусловно, воин Христа, но его прошлое вызывает у меня ряд сомнений.
Решение  от Апостола Казимира: Не рекомендую давать ему должность Кардинала.
Решение  от Апостола Николя: Потрясающий человек. Его хватка и уверенность в себе определённо нужны Церкви. Рекомендую сделать его Кардиналом.
Решение  от Апостола Андрея: Воздержусь от голосования, постольку поскольку не считаю, что Арман до конца понимает что от него будет требоваться на посту, но, в теории, он может понять это в процессе.
Решение  от Апостола Константина: Голосую за. То, с каким остервенением Арман протестует против допущений и послаблений в рядах Церкви вдохновляет меня.
Решение  от Апостола Эмильена: Этот человек вызывает у меня уважение. Он всегда докладывал обо всех нарушениях в рядах своих подчинённых, будучи Наставником, и я считаю, что это правильно. Голосую "за".
Решение  от Апостола Генриха: Голосую "за". Некоторым людям нужна встряска. Только Венченцо способен на это. Его острый язык и ум поспособствуют усилению позиций Церкви.
Решение  от Апостола Рамзана: Голосую против. Это недостойный человек. Помяните моё слово, вы ещё услышите о его грехах.
Решение  от Апостола Йошимитсу: Он умеет делать свою работу, не оглядываясь на чужое мнение. Для меня это принципиально важный показатель. Голосую "за".
Решение  от Апостола Дэмиэна: Я не считаю, что подобные люди должны достигать таких высот. Голосую против.

- Посмотреть ещё что-то интересное? - Трэйси проглядела папку дальше. - Тут медицинские освидетельствования, достижения... и более подробная его характеристика. От Апостола Рамзана и от Апостола Сантини. Думаю, что это те характеристики, по которым принимались решения.

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

8

Дэвид как-то весело взглянул на Трейси и взял листок из ее рук.

- Жизнь обязывает. – сказав это, он опустил взгляд на вердикты Апостолов. В общем-то, у Смита не возникало желания удовлетвориться или поехидничать на тот счет, что не все были за Венченцо, а лишь шестеро из двенадцати. Не смотря на то, что сам он был против него, как Кардинала, да и человека в общем, он принимал, что у того было достаточно много полезных, хотя не факт, что хороших, качеств, может быть даже и для церкви и уж точно безусловно для других сфер, таких, как юридическая среда, бизнес и прочее. Однако чувство, что за душой у того уже много гнильцы, да другим он жизнь изрядно попортил держало Смита в строю и заставляло продолжать это дело. Свадьба Эвелин была важной, но не основной причиной.

- Нда, про острый язык это верно. – Дэвид вдруг как-то пришел к пониманию, что научиться так же говорить не смог бы даже после Академии. Ему просто не дан был подвешенный язык. Он делец, а не словоплет. – Санти… - вздохнул мужчина. - Интересно, что они имеют в виду, когда говорят о прошлом? – Дэвид отстранился от листка и опершись поясницей о стол, взглянул на Координатора. – Давай подробную характеристику. Посмотрим, что там. Если честно, я бы все почитал, чтобы хотя бы понимать с кем имею дело.
Мужчина отложил листок, про себя задумываясь, что будь у него больше времени обязательно бы поговорил с кем-то из апостолов, кто дал отрицательные отзывы, а не просто слово «против». Например с Рамзаном, если удалось бы выбить эту встречу. Но такого добра, как время всегда маловато. Так что приходилось располагать тем, что есть.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

9

Трэйси пожала плечами, проглядывая папку.
- Этого здесь нет. Вообще здесь о его прошлом практически ничего не сказано, что меня удивляет, - девушка взяла другую папку, с именем Эвелин и пролистала её, для сравнения, потом ещё одну с каким-то другим именем. - У них вот есть информация... о прошлом. В смысле, какие-то факты даже. До становления Кардиналами, до прихода в Орден в принципе. А у Венченцо...у него ничего такого. Я бегло пробегусь по нему, если увижу что-то важное, то я скажу.
Папку Портер она положила на стол, снова вернувшись к Арману. Она вытащила два листа и передала их Дэвиду, параллельно решив почитать всё, что написано о Венченцо.

Мне довелось побеседовать с Арманом Венченцо в весьма приятной обстановке. Молодой человек принял меня у себя дома. В его Лондонской квартире царит безупречный порядок и он тщательно следит за ним, причём самостоятельно. Все его вещи разложены в строгой последовательности, на полках я увидел множество книг по психологии, теологии и медицине. Его интересы благостны.
Его речь хорошо поставлена. Он очень красноречив, вежлив и тщательно обдумывает, что сказать. В импровизации не силён, часто просит время, чтобы подумать над ответом на поставленный вопрос. Я расспрашивал его о прошлом и о том, как он видит будущее Ордена и Церкви. В приюте, где он рос, при Церкви, были строгие порядки. По его словам, именно там он научился порядку и порядочности. В возрасте десяти лет он добровольно дал обет молчания и отрёкся от него в возрасте двадцати лет, когда уже служил Ордену, чтобы стать Наставником. Ведь и правда, как Наставлять, если не можешь говорить? По его словам, собственное молчание помогало ему лучше слышать самого себя. В возрасте двадцати одного года оказался свидетелем смерти троих своих друзей, сам выжил чудом. Я помню этот случай: церковь, в которой они работали священниками, была осквернена бандой ведьм и вампиров по неизвестным нам причинам. Все участники были казнены, разумеется, причём разобрался с ними сам Венченцо, в одиночку. Это был громкий случай.
Он считает, что только идеальные порядки и идеально служащие Творцу священники достойны называться членами Ордена и Церкви. Он считает, что в рядах наших братьев и сестёр необходима чистка, проверки, строгость.
Мы говорили о том, как проявляется доверие и вера. Он сказал, что доверие завоёвывается проверками и постоянной отчётностью, а вера проверяется деяниями, что дьявол кроется в мелочах. Если священник позволяет себе пить, курить, предаваться порочной страсти со многими женщинами, то он не сможет завоевать доверие никогда. Во всём должна быть чистота помысла и нрава. Он считает, что необходимо жестоко наказывать за любое отклонение от поведенческой нормы священника, что образ святого отца должен быть не только образцом добра и понимания, но и образцом порядочности, ума и следования правилам.
Я спросил Армана, как он относится к общественному мнению. Он ответил мне, что он сделает всё, чтобы с ним считались, а злые языки будут всегда, но если слишком много людей говорят о ком-то плохо, то есть смысл присмотреться к его деяниям, но выводы всё равно делать самостоятельно.
Он лоялен к людям, способен на прощение и наставить на путь истинный. Он считает, что обычный человек имеет право на ошибку, а священник - нет. Считает, что Охотников в Церкви необходимо держать под особым контролем, не допускать и малейшего компрометирующего действия с их стороны.
Ценит командную работу. Умеет выделять в своих рядах лидеров и находить с ними общий язык: если контролировать лидера мнений, то можно контролировать всех.
Сантини.


Арман слишком старается выглядеть чистеньким, всё продумать, преподнести свою версию событий раньше, быстрее, громче, увереннее. Любые вопросы, которые отклоняются от обычного курса вводят его в ступор, он начинает переводить тему и злиться. Неохотно отвечал на вопросы о том инциденте в церкви. Когда я спросил у него, почему он считал тех троих священников друзьями, начал отвечать какими-то избитыми фразами, вроде того, что они хорошие люди, отличные специалисты, добропорядочные священники. Я не видел и тени скорби в его лице. Когда я спрашивал о погибших друзьях Уилсона, Крамера, Говардсона, Портер, Верде, Милсона, Борисова и Гаспаряна, они говорили совершенно иные вещи. Они объясняли почему эти люди были им дороги, некоторые даже ударялись в воспоминания, я видел печаль в их глазах. Когда я специально упоминал какие-то сомнительные детали в репутации их друзей, они злились и начинали отрицать, что их друзья были такими. Арман же стал говорить, что каждый волен выбирать что думать. Мне кажется, что этот человек не способен на искреннее сочувствие и не способен на дружбу. Говоря о близких, которые умерли, люди, обычно, вспоминают какие-то личностные качества, а вовсе не характеристики по работе.
Когда я начал говорить о его ошибках, он стал оправдываться и, опять же, злиться. Ему не нравится чувствовать себя виноватым и чтобы максимально оградиться от этого, он, опять же, бравирует красивыми словами. Зато с радостью говорит о чужих ошибках и отстранении от Церкви. В его лице появляется ехидство и злодейская радость тому, что речь не о нём.
Я специально закурил при нём и сделал так, что пепел с моей сигареты упал на стол. Он постоянно смотрел на это и нервничал до тех пор, пока не возникла пауза, в которую он смог выйти за тряпкой, чтобы протереть стол. Мне кажется, у него что-то не так с психическим здоровьем.
Он мелочный. Ему важна показательность, наполнение - не особо. Не лоялен к гомосексуалистам и женщинам, к Охотникам, предвзят к существам. Все проблемы рассматривает с точки зрения того, что тот, кого обвиняет большинство, скорее виновен, чем нет.
История с его обетом молчания трогательна, но я так и не понял в чём же заключался его десятилетний мыслительный процесс. Он говорил пространные фразы о Творце и воле его, но, по факту, всё это просто пыль в глаза. Я хранил обет молчания сорок лет, пока не стал Апостолом и мне было что рассказать о своих мыслях и наблюдениях. Когда молчишь, слушаешь и смотришь, не делая усилий сказать что-то верное и праведное, ты слышишь и видишь гораздо больше. Может быть, я не прав, но десять лет - это пристойный срок, за который он, однако, вынес лишь то, что и так должно быть на сердце у священнослужителя. Кардиналу ничего не стоит хранить Обет, как и Наставнику. Имея в распоряжении свои деяния и поступки, ошибки и проступки, можно сказать гораздо больше, чем подбирая выражения и готовясь к диалогу. Что толку от пустословия и уверенности в себе? Я никогда не был уверен в том, что поступаю до конца верно и в сомнениях своих находил всегда верный путь к истине, задаваясь вопросами. Он не задаётся вопросами, он просто поступает как считает нужным и давит своим мнением. Видел у него книги по НЛП. Интересно, он пользуется этим?
Мне кажется, что он сомневается в моём соответствии посту. Это он показывать не смел открыто, но я это заметил. Он даже не пожал мне руку, когда я уходил. Я не расстроился. Я бы и сам не хотел пожимать ему руку.
Рамзан.


Трэйси закрыла папку, нахмурившись.
- Как же мерзко. Такое ощущение, что он какой-то слишком идеальный, но это наебалово, - сообщила Координатор, а потом ойкнула, засмущавшись. - Извините... ну в смысле... Как-будто что-то не то. Не знаю. Везде он прям такой правильный. Аж тошнит. Вот я о чём...

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

10

Выслушав Координатора, Дэвид взял заключения и достаточно основательно их прочитал, молча какое-то время и просто очень заинтересованно очерчивая строчки глазами. Затем взглянул на Трейси, внимательно наблюдая за изменением эмоций на ее лице, и вновь опустил взор на документы.
- Точно наебалово. – легко отозвался он, явно показывая свое отношение к мату. Как-то так выходило, что сам по себе, даже во время внезапных, резких и абсолютно патовых ситуаций он не выражался, а просто молчал. Привычка с детства, что ли. Но так или иначе, Дэйв был близок к народу и уж явно не так щепетилен, сколь до нервозности щепетильным был Венченцо.
- Попахивает какими-то проблемами с психикой. Педантичность, излишняя чистоплотность, постоянное следование правилам, скрытая – ну и временами не очень – агрессивность. Он не смог вынести пепла на столе, подумай. Это как-то не нормально. – мужчина поднял лист и зачитал пару фраз. – «Не лоялен к гомосексуалистам и женщинам, к Охотникам, предвзят к существам», «старается выглядеть чистеньким, всё продумать, преподнести свою версию событий раньше, быстрее, громче, увереннее»… - Смит прикрыл глаза и задумчиво помычал. – Это отдает тем, что я не очень люблю – сухостью веры. Ну знаешь, когда скорее не вера, а религия. Когда ты не воин Христа, а вроде… - Дэвид задумался, приподняв плечи. – Прокурор что ли. Такие священники мне напоминают подонков, которые преисполняясь святостью веры, заглядывают молодым певичкам хора под сарафаны и просят остаться подольше, после очередной высокопарной проповеди. Но с другой стороны, заметь, в каждой… Как бы сказать, мысли или скорее в каждой точке зрения, мировоззрении – подбери нужное слово, а то я не могу. Так вот. В каждом предложении, должны быть и зрелые мысли, чтобы повести за собой народ. Иначе его не обмануть – нужно что-то с чем все согласятся. Никто не пойдет убивать котиков, если сказать, что нужно убивать котиков. Тут нужно подобрать слова, чтобы доказать, что котики – это создания темные и они вредят нашему обществу. И у Венченцо это есть. А вот какие он «благие цели» преследует на самом деле – еще понять нужно.
Смит отложил листки и почесал переносицу.
- Так, с этим вроде как ясно. Можешь вытащить дела с красными пометками, пока я посмотрю дело Портер? Мне же нужно за что-то ее подстебывать на досуге. А то все шутки закончились.
Он взял дело Эвелин в свои руки.
- А Рамзан - умный мужчина так то... Даже не знал. Наверное из-за обета молчания. - то ли в шутку, то ли нет сказал Смит, смотря перед собой, а затем раскрыл папку и взглянул на страницы.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

11

Трейси глупо хихикнула, услышав слово "наебалово" из уст священника. Она вроде как и знала, что Дэвид не из тех, кто её бы укорил, но это всё равно было забавно почему-то для неё. Девушка протянула ему дело Эвелин, принявшись делать необходимую выборку для Смита.

ЭВЕЛИН ПОРТЕР (наст. имя - ЭВЕЛИН ЛАКРУА)
28.07.1975, Франция, Париж. Отец - Жан Лакруа, Наставник Ордена Священнослужителей с 1958-го, убит в 1976. Мать - Катарина Лакруа, умерла при родах. Других родственников нет. Была передана на попечение детского приюта при Ордене. После принята в ученицы Наставника Ордена Священнослужителей Константина Сфорцы, Охотника. После скандала с участием Сфорцы прошла ряд проверок на вменяемость вместе с остальными его учениками и была отпущена в вольное служение Ордену, в частности - Кардиналу Вальштейн. Имеет рекомендательное письмо.
Решение от Апостола Сантини: Письмо от Кардинала Вальштейн многое решает, но и в беседе я понял, что эта женщина подходит. Решительное да.
Решение от Апостола Джованни: Я имел возможность наблюдать за Кардиналом Портер в её работе. Рекомендую к должности Кардинала.
Решение  от Апостола Антонио: Воин Христа. Рекомендую.
Решение  от Апостола Казимира: Воздержусь от голосования. В моём понимании, ей всё ещё не хватает опыта, но перспективы у неё радужные.
Решение  от Апостола Николя: Эта женщина хранит слишком много тайн и замечена в обществе недостойных священников. Не рекомендую к должности Кардинала.
Решение  от Апостола Андрея: Воздержусь. Слишком упрямая. Не знаю, хорошо это или плохо.
Решение  от Апостола Константина: Не рекомендую к должности Кардинала. Её прошлое не внушает мне доверия.
Решение  от Апостола Эмильена: Женщина с мужской хваткой. Редкое и впечатляющее зрелище. За.
Решение  от Апостола Генриха: Рекомендую к должности Кардинала, так как вижу, что из неё вырастили отличного лидера и командного игрока.
Решение  от Апостола Рамзана: Одна из лучших. Никогда не оставит в беде своих людей. Если сгладит углы - будет замечательно. Да.
Решение  от Апостола Йошимитсу: Против.
Решение  от Апостола Дэмиэна: Против.


Медицинское освидетельствование [14.01.2020]:
Физические показатели в норме. Вес колеблется. От вредных привычек избавилась. Ведёт здоровый образ жизни. Жалоб нет.
Наблюдается у врача-гинеколога в связи с желанием забеременеть в перспективе. 
Склонна к депрессиям, апатиям, страдала от булимии в прошлом. Держится на публике замечательно. Рекомендовано посещение психотерапевта и психиатра. 


Уважаемые Апостолы.
Я, Бригитта Вальштейн, находясь в здравом уме и трезвой памяти, хочу порекомендовать к должности Кардинала и принятию её из моих рук свою лучшую Наставницу - Эвелин Портер, бывшую Сестру Констанцию. Девушка обладает ярким умом, сильной хваткой, прозорливостью и безупречными ораторскими навыками. Добросердечна, порядочна и вдумчива. Если кто-то и может управлять моими людьми, то это она.
Она справедлива и внимательна к деталям. Ни одного провального дела с её участием, при мне, не было. Минимальное количество жертв, максимальное количество спасённых. Способна поднять боевой дух любому и справляется с трудностями с высоко поднятой головой. Пунктуальна, педантична. Проходила обучение лично у меня.
Не смотря на трудности в прошлом, не потеряла веру в себя и в своих близких.
Я ручаюсь за её компетентность и соответствие посту Кардинала.


После беседы с Эвелин Портер я не смог не сравнить её с медведицей, которая защищает своих детей. На мои попытки намеренно очернить её друзей, учеников, даже Бригитту, она ответила контраргументами, в которых не было злости, но была сила и уверенность в собственных словах. Как я узнал позднее, она побеседовала с особенно негативно выделившимися в моей речи священниками, вероятно, руководствуясь принципом "доверяй, но проверяй". Чисток рядов после этого не последовало. Полагаю, она убедилась в том, что она может доверять им.
Вышколенная, выдрессированная. Да, до скрежета зубов правильна на вид, но к каждому находит особый подход. Вижу проблемой её одиночество. С чем связано - не сказала.
В разговоре о том, что для неё вера, сказала мне то, что я всегда жажду услышать от священников. Я не буду приводить её реплики в точности, но скажу о своём впечатлении. Эвелин поняла, что вера - это гораздо глубже, чем простое следование правилам и показательное служение.
Хочет в будущем свою собственную семью. Я спрашивал у неё кто её избранник, но она не ответила. Сказала, однако, что её чувства не взаимны и её это не беспокоит. Солгала, чтобы не показаться слабой. Вычислить было легко, но это лично мне. Я попросил её описать его черты характера, которые привлекли её. Она не задумывалась, описывая этого человека, просто перечисляя. Не лгала и не сочиняла на ходу.
Ни один мой вопрос в принципе не ставил мисс Портер  в тупик. Она отвечала всегда, удачно парировала мои провокации, ни разу не устыдилась тому, что сказала. Её слова могут показаться тщательно подобранными, но загвоздка в том, что она просто говорит правду, в которой убеждена.
Человечность для неё не пустой звук. Да, она говорит, что у всего и у всех должен быть один шанс, но, на деле, мне кажется, что она лукавит, когда говорит это. Её ученики и подопечные, все до единого, сейчас на хорошем счету. У некоторых своеобразная линия поведения, но они никогда не подставляли свою Наставницу. Многие из них - бывшие охотники.
Я восхищён.
Будь я более молод, я бы сам женился на такой женщине. Это будет отличный Кардинал, мать и в принципе опора и поддержка как для Церкви, так и для окружающих.
Рамзан


В папке были ещё мелкие сведения и заметки об Эвелин: её достижения, выступления перед членами Ордена.

Резник закончила с выборкой и положила папки в несколько кучек на столе.
- Ну... типа это всё, - выдохнула охотница, потерев лоб. - Дальше как будем действовать?

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

12

Пока Трейси разбирала папки или иначе говоря занималась делом, которое их сюда и привело, Дэвид маялся левой фигней и искренне был этому рад. Он сосредоточенно всматривался в текст досье Эвелин и само собой разумеющимся образом подмечал какие-то вещи, тормозя на них свои мысли. Первым делом он достал лист с медицинским освидетельствованием, обращая внимание на такие фразы, как «колеблющийся вес» и «булимия». Теперь похоже они будут есть макароны вместе и он ничего слушать не хочет по этому поводу, если честно. В нем сквозь песок просыпался старый Дэвид. Хотя, если по правде, он никогда не делил себя на «того» или «вчерашнего» и «сегодняшнего», то есть «настоящего», так что можно сказать, в нем просто подняла голову та часть заботливо-ворчливого Смита, которой он не пользовался последние лет ацать. Он понимал, что ее состояние нельзя вылечить по щелчку пальцев, а возможно что-то даже останется навсегда, как давняя рана, периодически дающая о себе знать, но Дэйв был готов залечивать ее упорно, всеми силами и всякий раз. И не из-за того, что чувствовал вину, а потому что любил ту женщину, которой посвящалась вся его будущая забота. Есть ли причины более веские?
Затем он быстро прочел ее биографию, которую знал и так. Надо же. Их пережитое прошлое складывается в столь короткий текст. Точно и нет за этими предложениями ничего, кроме разыгранных ролей какой-то плохо проплаченной пьесы. Интересно, что написано в его досье? Вряд ли что-то любезное. Оно вообще здесь или у Эвелин? Затем он прочитал письмо Бригитты и отзывы апостолов. Рамзан вновь попал куда-то очень близко к сердцу, другие же видели, что видели и глубоко, как ему казалось, не забирались. Что может и следовало ожидать после положительных отзывов на Венченцо?
Смит потер переносицу, кинул папку с досье Портер на стол и посмотрел на Резник.
- Среди этого добра нужно найти что-то схожее, что-то, возможно, не явно, но повторяющееся. Например, в причинах отстранения какие-нибудь схожие формулировки, типа «алкоголизм» или «упадок веры». Я думаю, что могу сделать это сам, потому что для тебя есть дело поважней, - мужчина указал на другую коробку. – В деле Миранды Форрестер необходима твоя непредвзятая оценка вопроса: была ли она сумасшедшей или все же это надуманность неких людей «свыше». Надеюсь, документы не подделаны и там не все так же чисто, как в его досье. Я вообще надеюсь, что ему не до документов было, но учитывая «ситуацию с пеплом» глядишь он все и сам проверял.
Дэвид снял шляпу и аккуратно положил ее на стол. Затем снял с себя пальто, повесил его на спинку стула, оставаясь в брюках и белой рубашке.
- Можешь в общем-то и мне сейчас помочь, - он стянул подтяжки, свободно опуская их вниз. – А затем приступим вместе к делу Миранды. Что думаешь? – мужчина закатал рукава и оперся явно сильными руками в столешницу, смотря на Трейси вопросительно.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

Отредактировано Iren (2019-02-15 23:48:12)

+1

13

Трэйси усмехнулась и развернулась на мысках к компьютеру начав шустро клацать по клавиатуре. Выражение лица девушки было уверенным и немного хитрым. Резник своё дело знала и действовала аккурат в тот же момент, когда священник к ней обращался.
- Это как раз нетрудно, - сообщила она, - выделить похожие элементы через фильтр в системе. Эти дела мы просто откопируем и там уже пообщаетесь с этими людьми, ознакомитесь со всей сутью. Я сейчас поставлю фильтры и посмотрю на результаты. В конце концов, то, что в компьютере, должно не сильно отличаться от того, что на бумаге. Здесь как бы краткие описания, а в папках...там вот уже подробности.
Охотница задумчиво нахмурилась, вводя данные. Щелчки кнопок раздавались, пожалуй, очень громко, на фоне мерного гудения системного блока и общей тишины помещения.
- Просто не хочется тратить время. Лучше вы потом в спокойной обстановке сядете, почитаете, сделаете выводы, свяжетесь с этими людьми. Никогда нельзя рассчитывать на то, что удастся заткнуть всех и всё подделать. Каким бы ты ни был аккуратистом. Кое-что, вдобавок, я стырю у СФ. Там у Армана, вроде бы, описывается один инцидент, с церковью. Что-то в этом есть...подозрительное, наверное? Мне не нравится, короче. Хочу подробностей с разных сторон. Тоже сделаю копии...
Она развернулась и, поиграв пальцами в воздухе, окинула взором папки, полистала несколько из них и нашла дело Форрестер. Девушка принялась читать, бегло, по-диагонали. Она задумчиво тёрла подбородок, тихонько кивая головой.
- Хм... Знаете, похоже, что... всё-таки что-то там может быть, - Трейси подняла взгляд на Дэвида. - Она, может, и была травмирована, но она же обученный специалист, священнослужитель. Она должна была бы понять, что это психотравма... а так, скорее всего, были какие-то предпосылки ей так думать. Возможно, это астральное воздействие, а, возможно, это действительно какая-то метаморфоза сознания. Без диагностики сказать сложно.

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

14

Вот так вот просто, Дэвид. Поставили фильтры, нашли дела и распечатали необходимые краткие сводки. Не нужно все читать здесь и сейчас, делая пометки в пухлом от записей ежедневнике, не нужно похищать дела, пронося их под облачением и жертвуя собственным положением. Все быстро и легально, а так же достаточно легко. И пусть Смит немного опасался, что работая таким способом можно что-то упустить, если быть честным, то от подобного не был защищен и человек, работающий вручную. Шансы примерно одинаковы, по его прикидкам, но так, действительно, и силы экономятся и время. А время в их ситуации – главное. Эта глупая, абсолютно из головы взятая свадьба, не за горами. Да и что-то подсказывало Смиту, что есть дела гораздо хуже этого. Он ощущал это, как человек, идущий по льду, чувствует, что под ним глубина – скорее всего обосновываясь опытом, нежели врожденным чутьем. С этим еще придется столкнуться и к этому нужно быть готовым.
Дэвид пододвинул стул от стоящего рядом стола и сел на него задом на перед, так, что спереди оказывалась спинка. Священник положил на нее сцепленные руки и хмыкнул.
- Я думаю, люди хотят говорить, но либо боятся, либо просто не знают, кому именно сказать то, что они знают. Не ведают, кому можно довериться, а молчат не потому что хотят молчать. Его система будет действовать только до того момента, пока ему не окажут достойное сопротивление те люди, которых сложно будет заткнуть, ты права. Такие люди, как Эвелин, например. Кардинал Портер. – слегка поправил себя Дэвид, поглядывая на экран компьютера. Пока Резник разбиралась с папками, Смит размышлял насколько глубоко и обширно уже стало влияние Армана, а самое главное, нет ли кого-то выше него самого, кто бы предоставлял ему протекцию и защиту. Например, из Апостолов. Дэвиду, который не встречался ни с одним из них лично, Дэвиду, который в принципе не боялся лишиться собственного места за бравое дело, было довольно легко рассуждать об этом и заподозрить в участии даже таких великих людей. Действовать с доказательствами нужно будет осторожно. В конце концов он подчиненный Эвелин и она в каком-то смысле возьмет удар на себя, если он поспешит со своими попытками вытащить Венченцо на чистую воду. Возможно, имеет смысл со своей информацией, уже после опроса, обратиться к кому-то из Апостолов, кто изначально был против Венченцо. Например к Апостолу Рамзану, чтобы заручится его поддержкой.
Смит поднял взгляд на Координатора.
- Вот как. – задумчиво казал он, потерев пальцами подбородок. – Значит нужно с ней встретиться. – Смит опустил взгляд на папки, а затем вновь поднял на девушку. – Трэйси, Арман когда-нибудь пытался с тобой связаться? Он знает о тебе? И как ты познакомилась с Портер?
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

15

Трэйси помотала головой, закрывая папку.
- Не-не, никаких Арманов в моей жизни, - она подняла одну руку вверх, а другую положила на сердце. - Торжественно клянусь, что абсолютно не знаю этого типа и дел с ним не имела. Он обо мне тоже вряд-ли знает. Может, слышал про Координатора...но это отнюдь не значит, что он хоть что-то обо мне знает.
Девушка кивнула подтверждая свои слова и опустила руку, улыбнувшись.
- Эвелин иногда встречается с Охотниками, которые подумывают о переходе в Церковь, но всё никак. Помогает материально, если люди хорошие. Так я её встретила. А потом стала переписываться с ней. Она умная. И очень приятная. Как мне кажется, - Резник хмыкнула. - Но она не знает, что мы с ней виделись. В смысле... она не знает, что я приходила к ней. Может, правда, догадывается.
Координатор глянула на экран. Файлы отправились в печать, после звукового сигнала. Она взяла несколько папок и двинулась к большой копировальной машине. Бумаги с компьютера вышли быстро и после этого она стала сканировать содержимое документов.
- Я распределю всё так, чтоб было понятно что к чему относится, - заверила девушка, - и, думаю, можно будет идти. На всё про всё где-то полчасика. Кроме того, я отправлю документы ещё и себе. Если у вас будут проблемы, Отец Смит, пока будете там разбираться, вы сможете мне позвонить. Я уточню информацию по своей базе. И по базе СФ в случае необходимости. Всё будет как надо.
Девушка помолчала, продолжая работу, но её хватило ненадолго. Судя по всему, её распирало-таки от любопытства.
- И всё-таки не могу не спросить, - она повернулась к Дэвиду. - Вас что-то с ней связывает, да? С Кардиналом Портер.
Последнее она сказала с деланной серьёзностью, подмигнув Смиту, вернувшись к копированию документов.
- Да-да, я очень любопытная, но моё женское чутьё говорит, что вы близки. Она о вас говорила как-то, перед тем заданием в лесу, помните? Она сказала, что вы мастер своего дела. Я спросила, ради смеха, а красавчик ли? Она так помолчала... а потом говорит такая: "Да, красавчик." Ууу, сколько было ревности в голосе. 

[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

16

Смит слышал об этом впервые, но даже не сомневался, что так оно и есть. Подобные действия: встречи с Охотниками, пожертвование денег – это все было очень похоже на Эвелин. Она не жалела себя, стремясь помочь другим. Причем – и это тоже, как считал Дэвид, нужно было знать об Эв – она не помогала всем, кто нуждался и не нуждался в ее помощи. Она четко видела, где ее действия могут изменить ситуацию в лучшую сторону и делала то, что могла и что делать была обязана, по ее мнению. Он не мог не восхищаться ею, как руководителем и как просто человеком. Хотя скорее его чувства больше походили на гордость. Потому что для него Эвелин не превосходила стандарты. Она просто раз за разом доказывала и показывала, какими они в действительности должны были быть.
- Думаю, она догадывается. – спокойно ответил Дэвид, разворачиваясь на стуле. – Спасибо тебе, Трэйси, что пришла со мной сегодня. Это было очень важное дело. Да, ты и сама это понимаешь. В Церкви творится что-то не хорошее и Венченцо здесь не единственное лицо, которое может быть замешано. Много людей могли пострадать, на многие вещи могли закрываться глаза. Пора это прекратить. Церковь – не место для отбивания личных мотивов.
Мужчина поднялся, подхватывая стул и ставя его на место. Он подошел к своей одежде, беря со стола черную  шляпу ,и обернулся к Резник, задавшей вопрос. Он заставил его улыбнуться. «Что-то». Довольно трудно просто так сказать, что именно.
- Твое чутье тебя не обмануло. Кардинал Портер, - Смит многозначительно улыбнулся на этом месте и надвинул шляпу на глаза. – Самый важный в моей жизни человек. Мы росли вместе, вместе пережили гибель общих друзей, вместе прикрывали спины друг друга на заданиях. Я спасал ее, она тысячу раз спасала меня.  – Дэвид взял свое пальто и набросил на плечи, продевая руки в рукава.  – Мы чуть не поженились в какой-то момент, но обстоятельства сложились против нас. Я надеюсь, что когда я сделаю ей предложение вновь, она не откажет мне. В моей жизни никогда не было никого ближе и важнее ее.
Смит поднял взгляд на Резник.
- Ты была одной из охотниц, что хотела перейти в Церковь?
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

17

Девушка развернулась к Дэвиду. Чуть удивлённо, но это было недолгое удивление. Потом девушка просто широко заулыбалась.
- Так здорово звучит, - сказала она, склонив голову набок. - Мы с Кричером тоже...
Она осеклась и перестала улыбаться. Мотнув головой, она махнула рукой.
- Как-нибудь в следующий раз, - грустно сказала она, вернувшись к бумагам. - Да, немного хотела. Я размышляла нужно мне это или нет... и в общем решила, что скорее нет, чем да. Ответы на мои вопросы... Церковь, к сожалению, не даст. И никто не даст. Вернее... я знаю, кто мог бы. Но они скорее пошлют меня к чертям собачьим. Поэтому всё, что я могу, искать что-то... пока не найду. Потому что всё, чего я хочу - это отойти от дел. Я больше не могу, на самом деле. Я устала. От всего. Я хочу... я просто хочу вернуть дорогого мне человека. Больше мне уже ничего не нужно. Мне весь этот ебучий мир не нужен, Отец Смит.
Она повернулась к нему, грустно улыбаясь.
- Какой смысл во всём этом, - она описала окружность рукой, - спасении и вечной беготне за призраками, истиной... вот всем этим. Как же я могу спасти весь мир и открыть что-то великое, если я не могу спасти одного человека?
Координатор вынула последний лист из машины и принялась собирать листки между собой.
- Я продолжаю работать только потому, что надеюсь, что однажды я просто найду способ...просто снова услышать его голос, - она шмыгнула носом и опустила голову. - Я просто хочу... я просто хочу чтобы он снова сказал мне, что я слишком... слишком серьёзная, чтоб попросил закрыть дверь или... сделать чай. Чтоб он просто уронил что-нибудь и разбил, как всегдаааа он это дееелал. Когда человека теряешь... не хватает не чего-то глобального. Не хватает вот этих... мелочей.
Она усмехнулась подняв голову и прикрыв ладонью рот. Из глаз Резник потекли слёзы и она вздрогнула, всхлипнув. Она помахала той же рукой перед лицом, грустно смеясь, а потом резвенько двинулась к своей сумке. Охотница достала из неё степлер и стала скреплять листы, чтоб они наверняка не перепутались, утирая слёзы.
- Я так не хотела говорить об этом, блин, - Трэйси хохотнула, но совсем не весело, опять. - Шесть лет, его нет уже шесть лет, но он дышит. Я рассказывала вам уже. В принципе. Но не так подробно. Просто... мы тоже росли практически вместе. Мне было двенадцать, когда мы встретились в первый раз. Мы пережили столько всего... Он хоронил мою маму вместе со мной. Он всегда был рядом со мной. И когда я поняла, что я любила его всю свою грёбаную жизнь... у меня его отняли. Оставив только его тело. Его самого... больше нет. Мне так и сказали. Они все. Кто живёт в нём. "Кричера здесь больше нет." И когда я это услышала... я только потом поняла, что и меня тоже не стало.
Резник протянула бумаги Дэвиду и заглянула ему в глаза.
- Уделайте этого козла Армана. А я помогу чем смогу. Ради вас и Эвелин.
[icon]https://c.radikal.ru/c20/1810/75/2ce2333d6b1a.png[/icon][nick]Tracy Reznik[/nick][status]The Coordinator[/status]

+1

18

Отец Смит наблюдал за тем, как девушка суетиться, пытаясь успокоить незвано пришедшие слезы четкими выверенными действиями. Отсортировать бумаги, скрепить разделы степлером и вот, кажется, нет времени для слез. Но за всем этим разрывается душа и Дэвид не мог оставаться к этому безучастным. Поэтому, когда Резник с таким решительным видом протянула ему листки, он уже знал, как поступит.
- Спасибо. – мужчина свернул бумаги трубочкой и отодвинув полы тонкого драпового пальто, вставил их в задний карман. Не потеряются, он их еще вытащит сразу, как только выйдет из здания на площадь. Глупость конечно, но пусть охрана думает, что он ничего не печатал здесь. Это конечно легко проверить по все тому же компьютеру, но Смит привык уделять внимание мелочам и даже в этом случае не мог себе отказать. Затем он поднял взгляд на Трэйси и, не колеблясь, но и не спеша, чтобы не спугнуть, притянул ее за плечи к своей груди. Он был гораздо шире, гораздо выше девушки. От его рубашки пахло чистотой и немного им самим – ненавязчивый запах. А от тепла тела и тихого низкого голоса становилось спокойнее, да и в принципе Смит оттенял аурой защищенности, уверенности и вот этого спокойствия, когда никуда не надо торопиться и все проблемы становятся решаемы.
- Мне очень жаль, что сейчас я ничем не могу тебе помочь, Трэйси. – сказал Дэвид, смотря поверх ее макушки. – Но не отчаивайся. Ты очень сильная девушка, это я вижу. Однако, если вдруг будет совсем невмоготу, звони пожалуйста мне в любое время. Не делай поспешных решений, о которых упомянула в прошлый раз. Если Церковь не может помочь тебе напрямую, если это действительно не одержимость – насколько я вижу твою проблему и верно ее понимаю - , то это не значит, что у нас не найдется нужных тебе связей. – Смит опустил взгляд на волосы девушки и слегка отстранился, чтобы заглянуть ей в глаза. – Верь, Трэйси. Вера – очень важна в таких делах. Вера и надежда. Не считай его пропавшим и ушедшим раньше времени. Шесть лет – большой срок и тебе досталось очень тяжелое испытание, не меньше, чем ему. Рассуждать справедливо ли это или нет ни к чему, нужно держаться и искать выход. – мужчина заправил прядь ее волос за ухо и улыбнулся. – Одной это сделать сложно, но теперь ты не одна.
Дэвид отпустил девушку и отстранился уже полностью, не желая быть навязчивым в этом вопросе, однако визуального контакта не разрывал.
- Если тебе нужно выпустить эмоции и немного поплакать, я побуду с тобой. Все нормально. Если нет,  то мы можем в любой момент идти.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/M5avh.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

19

Трэйси вздрогнула, но...потом расслабилась. Она обхватила его руками в ответ, очень крепко, слушая. Когда он отстранился, она потёрла лоб, кивая. Морщилась от боли и тоски, но не спешила что-либо говорить. Резник прошлась к компьютеру, что-то там повбивала, а потом поставила его на перезагрузку.
- Лучше пойдёмте, Отец Смит, - проговорила она, покачав головой и глядя на своё отражение в мониторе. - Я... плачу и так. Слишком часто. Оставим этот разговор, я... я не знаю, но если я буду готова рассказать всё, то я расскажу. Если не доверять вам, то мне больше-то и некому.
Она горько усмехнулась и помотала головой. Затем зачесала волосы пальцами назад и двинулась к выходу, очень легко, будто бы ничего не было. Ещё одна женщина в жизни Дэвида, которой лучше всего удаётся притворяться. Потому что выйдя в коридор и повернувшись к священнику, она уже снова улыбалась, а в глазах застывшую влагу можно было вполне принять за простой блеск. Сколько же всего способны вынести эти хрупкие на вид женские плечи? Насколько же велика в них сила на самом деле? Нет тому ответа.
- Будем на связи, Отец Смит. Я вас очень люблю, - эти слова были совершенно лишёнными романтического подтекста: снова какая-то благодарность дочери, её уж Дэвиду узнать ничего не стоило. - И желаю удачи. Спасибо за то, что вы такой.
Сказав это, она отсалютовала ему двумя пальцами и быстро пошла вперёд, точно куда-то торопясь. Скорее всего, ей просто нужно было побыть одной.

ЧАСТЬ II

Джеймс Картер, 39 лет. 14.05.2016 переведён из собора Парижской Богоматери в церковь Тайнехэма. Причина: неподобающее члену Ордена поведение. Полагаю, что такому человеку, будет лучше, если он будет приглядывать за творящимся в заброшенной деревне. Возможно, тогда он переосмыслит свои взгляды на жизнь и впредь не будет позорить честь Церкви. Из-за присутствия одного человека, ведущего аскетичный образ жизни, полтергейсты не проснутся. Кто-то должен наблюдать за святостью этого места, которая осталась девственно чистой даже после того, как Джек Лантерн и Джек Фрост учинили здесь беспорядки.
Вне всяких сомнений, единственной причиной, по которой поведение Отца Картера так изменилось, является упадок веры. Я разговаривал с ним несколько раз и понял это с лёгкостью. Как Кардинал, я не могу позволить подобному человеку находиться в рядах Ордена на прежней позиции Наставника.


Время на часах Дэвида показывало 13.14, 14 апреля 2020 года.
От Ватикана до Лондона он пролетел два с половиной часа, а из Лондона ещё столько же на машине.

Джеймс Картер подозревается в распространении наркотиков, пропаганде гомосексуализма. Вина не доказана. На апрель 2020-го года он всё ещё находится в Тайнехэме без права проповедования в других церквях. На него возложена миссия по сохранению святости Тайнехэмской церкви. Особая инструкция гласит, что он должен как минимум 7 раз читать следующие молитвы...


Тайнехэм был пуст и заброшен. Атмосферка здесь была тяжёлая и от построек, в большинстве своём, мало что осталось. Только сама церковь и была обжитой, явно. На машине прямиком до Тайнехэма было не проехать, поэтому Дэвиду пришлось пройтись ещё и пешком.

Я не считаю необходимым отлучать его от Церкви, если он продемонстрирует свою преданность, отслужив в данном месте 24 года.


Ни единой живой души. Никого. Только свежий воздух. Небо было серым и тучи шли в сторону Лондона. Телефон Дэвида пиликнул, оповещая о входящем сообщении. В нём Эвелин написала, что сегодня около полуночи будет в Лондоне и что если он будет неподалёку, то они могут встретиться.
Из церквушки вышел рыжеволосый мужчина со светлыми глазами. Выглядел он вполне обыкновенно, разве что устало, и на священника не походил. На нём была надета лёгкая коричневая куртка, свитер зелёного цвета поверх белой рубашки, серые джинсы и коричневые тимберленды. Погода стояла уж больно холодная. В руках мужчина держал чашку, от которой шёл пар. Он спустился на одну ступеньку вниз, но приближаться к Дэвиду больше не стал. Просто уставился на него как-то меланхолично и неприветливо, ожидая, пока тот подойдёт сам, вероятно, и пояснит причину своего визита в это богом чудом не забытое место.

[icon]https://funkyimg.com/i/2UJTM.png[/icon][nick]James Carter[/nick][status]holy[/status]

+1

20

Путь Дэвида был долгим, состоящим из нескольких пересадок, но ни единого повода сетовать на это он не имел. Мужчина, за свои годы привыкший к самым тяжелым условиям, видел вещи и похуже, чем пара часов в самолете, пара часов за рулем и небольшая пешая прогулка. Да, перекусил он на заправке, чем попало и кажется не шибко свежим, зато времени было хоть отбавляй. И странное дело, но вместо того, чтобы думать, Смит полностью посвятил его коротким молитвам и медитации, решив, что «обмусоливать» короткие обрывочные факты, которые он выведал из распечатанных Резник документов, нет никакого смысла. Он прочел их раз, на чем-то заостряя внимание и этого пока хватит. Построение теорий на голом, по сути, месте – это не про него. Дэвид чувствовал, когда наступает время действовать, а когда стоит сесть и задуматься, дергая за доступные нити. Он не обладал чутким нюхом полицейской ищейки, так что одних бумажек считал не достаточным и именно поэтому, спустя несколько часов после возвращения в гостиницу из Ватикана, он уже заказывал билеты до Лондона, проложив путь к одному из «недоотлученных» Арманом.
Джеймс Картер. Наркоторговля и пропаганда гомосексуализма была не доказана, но вот «упадок веры» имелся. Довольно туманная причина для того чтобы отлучать человека на целых двадцать четыре года из самого собора Парижской Богоматери, без права обжалования. Для Дэвида такое наказание было бы манной небесной: природа, небольшой приход, который можно восстановить своими руками, пусть даже и с нуля, и конечно же возможность собрать прихожан. Сделать более доступной дорогу из соседних селений, самому выезжать в них, а там может, лет через шесть и восстановится численность самого села, вернув заинтересованных поселенцев и помогая им устроится. Помочь людям, далеко за пределами больших городов узнать, что такое вера, надежда и что такое любовь Отца. Почувствовать себя защищенными. У Смита были очень простые желания, не только сейчас – всегда. Однако, он знал, что те умения и способности, которые даровал ему Господь, нужны людям. А поэтому изолироваться на краю земли с его стороны было непозволительно. Дэвид был если не молод, то достаточно полон сил, чтобы не складывать еще свои вещи в дальний пыльный ящик, уступая дорогу более амбициозным и сердобольным. В его абсолютной непретенциозности была своя сила. Он не боялся принять тех решений, которые могли бы загнать его в дальние дали, лишить милости церкви, а то и вообще сана. Смит порой даже задавался вопросом, отчего это еще что-то из вышеперечисленного не произошло, но спрашивать открыто не считал нужным. Есть новые задания – есть новая работа. Еще одна возможность помочь тем, кто нуждается в помощи. Сделать мир немного лучше(?) Он не был дураком, чтобы считать, что за годы его службы миру уже пора бы стать светлей, нет. Тьма, как и свет – явление не постоянное. Даже днем не всегда светло, а ночью порой, светло, как днем. Это вечная борьба и кто-то должен бороться и помогать сражаться другим, если они вдруг оступились или не видят выхода. И пока ему дают задания, его все устраивало. Дэвид подумывал о переводе Священником в действующую Армию на Святой Земле и даже ездил в соответствующие командировки, после ряда дополнительных физических тренировок, но … Эвелин.
Даже не в качестве жены, он не мог ее оставить. Не смотря на всех подчиненных, не смотря на всех, кто был рядом с ней, ему казалось… Казалось, что если он уедет, она останется совсем одна. Кроме него никто не посмеет пошутить о ее излишней серьезности, хорошо подобранной одежде, оставить ей на столе сушенного и бережно сохраненного в коробке' мотыля, чтобы выбить себе и своим ученикам денек без надсмотра. Дэвиду даже, слишком самовлюбленно, наверное, в прочем, казалось, что никто не принесет ей любимый кофе в годовщину смерти ее близкого друга. Ему бы конечно много чего хотелось, как человеку и как мужчине. Прижать к себе, поцеловать в ушко, вернуть те далекие дни, когда можно было так просто касаться того, кто был до кончиков ногтей на ногах «твоим» человеком. Но невозможность этого всего не вызывала огорчения, просто потому что он все так же был рядом с ней. Эвелин выкопала его, отряхнула, поставила рядом и он ей верно служит. И просто… Не может уехать. Так что, все планы были забыты, особенно после объявления о помолвке. Пока он ехал, он молился о ней. О возвращении ей душевного равновесия. Молился о Трэйси и о решении ее проблемы. Молился за каждого из своих учеников.  За живых и за мертвых. За стольких, что как-то забыл о себе. А затем просто отчистил душу и разум, ни о чем не беспокоясь и ни о чем не думая.
Собранность ему сейчас не помешает.
Как он вычитал в интернете, деревня Танехэм была заброшена довольно таки давно – еще во время Второй Мировой. Сначала территории рядом использовались, как полигон, что вынудило жителей уйти, а затем никто из них не вернулся назад, что, наверное, можно понять. Посылать священника в самом расцвете сил сюда – это прикрытая всеми правдами и неправдами ссылка. Здесь Джеймс провел уже четыре года наедине с самим собой.
Завидев священника впереди, около серого здания церкви, Дэвид не стал ускорять шаг и докрикиваться до него со своего расстояния. Просто спокойно шел, как шлось, не игнорируя впрочем, присутствие другого человека и явно показывая, что идет Смит именно к нему. Сам он тоже не выглядел, как священник сегодня. Помятая флисовая черная рубашка, черные же джинсы, военные тяжелые ботинки и старенькая куртка из кожзама, уже сослужившая свою службу, но все еще не списанная со счетов. Чем он будет доказывать, что он хоть как-то относится к Церкви, Дэвид если честно не знал, но надеялся на простое доверие.
- Отец Картер. – Смит не стал спрашивать, оба ведь знали, что здесь только один человек, в общем, и проживает. Он приветственно назвал его имя, слегка кивнув и медленно останавливая шаг, пока тот не замер вовсе на некотором расстоянии от мужчины. – Меня зовут Дэвид Смит. Я Наставник Ордена. В общем, - он слегка развел руки, точно извиняясь, но почти сразу их опустил, легко хлопая по бокам. – Никто не давал мне никаких приказов или поручений, сама Кардинал Портер, под начальством которой я работаю, пока что не знает - я здесь по своей собственной воле. Можно было бы побеседовать с Вами?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/SqUpR.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

21

Джеймс сначала смотрел на Дэвида как на врага. Было видно, что у мужчины тут же раздулись ноздри и губы плотно сжались, готовые изрыгнуть что-то совсем не святое, услышав "наставник ордена", но едва он сказал "Кардинал Портер", как мужчина тут же широко открыл глаза.
- Кардинал Портер? Моё прошение всё-таки рассмотрели? - воодушевился Картер, едва не уронив чашку. - Боже! Да, да, конечно, входите! Входите!
Джеймс тут же суетливо, точно мальчишка, приобнял Дэвида и повёл по лестнице в церковь. Изнутри она выглядела лучше, чем снаружи. Картер зря времени не терял, пока был в изгнании: своды, витражи, лавочки, пол, алтарь - всё было восстановлено и было готово к приёму паствы. Везде горели свечи.
- Здесь не было электричества, - пояснил он, - но я установил генератор неделю назад. Знаете, пью кофе и чай каждый день, как дурак... До этого приходилось разводить костёр на заднем дворе. И теперь у меня даже есть горячая вода, в смысле, раньше я грел её, но раз в неделю, в основном приходилось черпать воду из озера и мыться ей. Сначала у меня часто были простуды, но сейчас я привык...
Джеймса даже трясло. Он был счастлив говорить с человеком от Портер и, наверное, мог бы сейчас вообще рассказать про всё на свете, лишь бы говорить. Мужчина нервно, но как-то весело хохотнул, зачесав волосы назад. Не менее суетливо он забежал в дверь слева от алтаря и вышел оттуда с ещё одной чашкой, которую поставил на одну из скамей. Сел рядом и жестом пригласил сесть и Смита. Он улыбался, а в глазах его стояли слёзы радости... Или скорее облегчения?
- Простите, боже, простите, что я сначала так... - он покачал головой и утер глаза. - Я думал вы от Армана. Прошлый раз приходил Отец Уокер, скотина та ещё, он заставил меня стоять голым на горохе и читать молитвы, каяться во грехах. Обливал святой водой, в общем, всё как обычно. А потом самобичевание... Тоже с молитвами. Он делает это ровно двадцать четыре часа, ни минутой меньше, это всегда тянется. Я думал, что настало время, как говорится, и что прислали кого-то строже, потому что я потерял сознание один раз, но я потом отстоял сколько проспал, но я думаю, что это всё равно очень плохо. Каждый месяц с содроганием жду, когда приедут меня проверять. Только Абигейл, ну, может, знаете её, Абигейл Джонс, она приезжала год назад и она обещала передать прошение, я понимаю, Кардинал Портер очень занятой человек, куда там ей до священника в этой дыре. Она была доброй, она привезла мне яблочный пирог. И она обещала передать прошение. Кардиналу Портер. Я знаю, она очень занятой человек...
Имя Абигейл Джонс должно было щёлкнуть в голове Дэвида. Она как раз была год назад сослана в женский монастырь и её принудили принять обет молчания. Тоже за упадок веры. Скорее всего, никакого прошения Портер она не передавала. Картер, видимо, этой мантрой "она занятой человек" сам себя убеждал, что письмо его просто не успевали рассмотреть. Этот человек был на волоске от безумия из-за своего отчаянного положения.
- Но... Просто... - он шмыгнул носом и рассмеялся. - ...Я так ждал. Я каждый день молился, чтобы кто-нибудь пришёл. И сказал, что он от Кардинала Портер. Или хотя бы Уилларда. И вот вы здесь... Боже, прошу, спрашивайте, спрашивайте что хотите. Я всё расскажу, пожалуйста, конечно. Извините, что я так расчувствовался. Четыре года, каждый месяц, они приходили. Иногда они... Ломали то, что я сделал, потому что это было неправильно. Не по канонам. Я боюсь, что они заставят меня убрать генератор. Но, если Кардинал Портер рассмотрела моё дело, то, значит, у меня есть надежда. Я даже не знаю за что он сослал меня. Упадок веры... Он так сказал. Упадок веры!
Джеймс всплеснул руками, чуть разлив кофе из своей чашки и ойкнув. Он увидел, что капнул на одежду священника и сразу побледнел.
- Извините, пожалуйста, извините, я очень не хотел. Простите, пожалуйста, Отец Смит. Если нужно, я встану на колени, пожалуйста, только не злитесь и не уходите, - мужчина стал ещё более жалким, чем во время всех этих откровений. - Я вас умоляю, только не уходите! Пожалуйста!
Он отставил чашку и сложил руки в молебном жесте.
- Умоляю, пожалуйста, не уходите. Я прошу прощения, я могу застирать пятно, у меня есть мыло, пожалуйста, только не уходите!

[icon]https://funkyimg.com/i/2UJTM.png[/icon][nick]James Carter[/nick][status]holy[/status]

+1

22

Дэвид ожидал всякой реакции. И продолжение этого недоверия, которое прочитал на лице Отца Картера изначально, как только подошел к нему, и усталость, неверие, возможно скрытность, если его заставили молчать угрозами, но к тому, как священник отреагировал, он не был готов точно. Пока мужчина рассказывал, а Смит молча слушал, в его душе возгорался огонь справедливого негодования, который заставил слегка сжать пальцы в кулаки. Его не просто сослали сюда, на край света, в опустевший на много миль вокруг поселок, но и истязали каждый месяц, заставляя молиться за те грехи о которых сам Картер даже и не знал. Все походило на некую психологическую тиранию – попытку лишить человека всяческого уважения к самому себе, заставить молчать безумием, к которому тот уже медленно подходил, судя по манере Джеймса двигаться и говорить, намеренно задавить личность до такой степени, чтобы он раскаивался уже в том, что просто существует и дышит. А невозможность поддержания минимальных условий уюта – это как назвать? Не бесчестием ли? К тому же в досье, помимо всего прочего, содержалась информация о том, что в церкви учиняли беспорядки Джек Фрост и Лантерн. Так что в безопасности этого места, Дэвид так же сомневался, с учетом возможностей Джека Лантерна открывать астральные дыры. Был ли кто-то здесь после этого, проводили ли осмотр именно этой сферы? Смит сомневался. А ведь все что угодно могло в любой момент привлечься сюда наличием человека и его энергией. Астрал содержал огромное множество неизведанных тварей, это Дэвид усвоил уже довольно давно. Смог ли бы уставший Священник, без каких-либо дополнительных вспомогательных материалов справиться с возможной бедой? Что бы сказал Венченцо в случае смерти Картера? Да и узнали ли бы об этом. Смит ничего не мог поделать с собой и своим воображением, представляя, как очередной Наставник от имени Армана приезжает в это место и, видя разорванные остатки, просто уезжает, не заботясь о должном упокоении тела. Дэвида не столько заботило, как именно бы Арман оправдывался – это ведь просто слова. Самого человека уже бы не было, что ты не скажи. У него не хватило бы сил сказать, что о прошении к Кардиналу Портер никто и не слышал. Это было и не к чему. Ведь он сейчас здесь.
Дэйв невысоко поднял руки в успокоительном жесте и посмотрел на Отца Картера спокойно и добро.
- Все в порядке, Отец Картер, это всего лишь одежда. Не о чем беспокоиться, я и сам постираю ее позже. Можно было бы обращаться к Вам «Джеймс»? Вы тоже можете звать меня Дэйв или Дэвид. – Смит опустил руки и взял вторую чашку, поднося ее к губам. – Спасибо. – он слегка двинул чашкой, имея в виду кофе внутри. - Это сейчас не помешает.
Мужчина сделал пару глотков, оглядываясь по сторонам и рассматривая убранство церкви. Картер действительно поддерживал здесь чистоту и порядок. Внутри было прохладнее, чем снаружи, но довольно уютно. Точно бы церковь никогда и не прибывала в запустении.
- Не могли бы Вы, - обратился к священнику Смит, отставляя чашку на скамейку подле себя. – Рассказать о том, как попали сюда с самого начала. Какие события этому предшествовали? В документах было указанно, что Вас подозревали в распространении наркотиков и пропаганде гомосексуализма, хотя обвинения так и не были подтверждены. Я бы хотел знать, имело ли это место в действительности? – Смит поднял одну руку, раскрывая ладонь. – Сразу скажу, что чтобы Вы не ответили, это никак не повлияет на решение Кардинала Портер. Я просто хочу видеть все события без искажений. Как они есть. Это важно для меня, не для Вас, Отец. Вы уже достаточно настрадались, чтобы покинуть это место.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/SqUpR.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

23

Джеймс удивлённо похлопал ресницами, а потом мотнул головой, приложил руку ко лбу, хохотнув.
- Да, конечно...наверное, у вас другие порядки, - пробормотал он как-то очень тихо, почти себе под нос, а потом вскинул голову. - Извините. Да, вы можете звать меня Джеймс. Я давно не слышал это имя.
Он улыбался, продолжая смотреть на Дэвида как на спасителя. Вообще, он им и был. Спасителем. Мужчина сделал пару глотков кофе, потом снова отставил чашку. Картер был удивлён, услышав в чём именно его обвиняют, но, спустя пару мгновений, на его лице стало проявляться не удивление, а понимание. Он посмотрел перед собой, бегая глазами туда-сюда, покачал головой и нахмурился.
- Распространение наркотиков... пропаганда гомосексуализма... как он мог так всё это обставить? - Джеймс повернулся к Дэвиду и помотал головой. - Я не виновен ни в чём подобном. Я... Боже, серьёзно?!
Он истерично хохотнул, покачав головой и всплеснув руками снова.
- Всё было совсем не так, - проговорил мужчина, отводя взгляд в сторону алтаря. - Мой младший брат, Уэсли. Он гей. Ему было ужасно стыдно мне признаться в этом, ведь... я священник, вроде как. Но какой бы я был священник, если бы сказал своему брату, что с ним что-то не так? Тем более, когда ему всего шестнадцать и он ни в чём не уверен. Я... Просто сказал ему, что он в порядке. И что самое главное - что он любит. И любим. Мной и своим парнем. Что пока мы все счастливы и несём счастье другим, не делаем зла никому... в общем, это был долгий разговор и суть была в том, что я не стал его третировать. Я не пытался его переделать. Тогда я и ощутил давление Кардинала Венченцо. Он говорил, что мой брат содомит и богохульник, что я должен повлиять на него. Другие священники продолжили меня третировать. Как я понял, он одобрял это. Мой брат узнал про это и...
Джеймс покачал головой, грустно сведя брови.
- ...он попытался покончить с собой, потому что думал, что из-за него у меня проблемы и клеймо позора, его парень ещё тоже ушёл от него. Я долго работал с ним, общался и объяснял, что он тут не при чём, я не мог говорить ему, что он должен исправиться! Это было бы так несправедливо... В итоге, когда ему исполнилось восемнадцать, я увёз его в Нидерланды. Учиться. Это было пять лет назад. В Амстердаме он обучается на дизайнера, подрабатывает и живёт в общежитии. Ему всё нравится там. Я часто навещал его до ссылки, сейчас даже не могу связаться с ним. Мне очень там и самому нравилось, там как-то...спокойно, вот. Всё для людей. Один раз я общался даже с тамошним... Верховным? Верховной? Господином ван Деккеном, в общем. Его заинтересовала моя история и он предложил мне работу, скажем так, побочную от моей остальной деятельности, потому что в основном священники, которых им присылал Арман, а это его вотчина, к сожалению, были яростно против гомосексуальности. Чтобы чаще видеться с братом, я согласился. Я читал проповеди для местного ЛГБТ-сообщества. Среди них много верующих и это нормально. Мы много общались и всё шло хорошо. Что же до наркотиков... я ни разу не пробовал даже травку, боже, нет!
Он поморщился и рассмеялся.
- Просто мне нравилось работать в Амстердаме иногда, вот и всё. Видимо, меня сдали... - он грустно усмехнулся. - Упадок веры. Вот он какой, оказывается... Перед тем, как меня сослали, я написал ван Деккену и Уэсли, что меня переводят, первого просил попробовать повлиять на ситуацию... но ни один из них мне почему-то не ответил. Я даже не знаю как там Уэс. Так давно его не видел... Он очень хороший парень. И ему там было так здорово, я знаю, он был счастлив. Мне самому там ужасно понравилось, честное слово, Дэвид, это что-то. Ван Деккены сделали эдакий... вот островок чего-то хорошего. Где люди и не только люди могут быть самими собой, просто жить. Там действительно спокойно. Не знаю, правда, как обстоят дела с Церковью. Может быть, земли передали другому Кардиналу уже, кто знает. Я бы просто хотел продолжать работать, как работал. Я дал многим понять, что... вера не зависит от ориентации и мне показалось, что это важно. Моя работа была важной, понимаете?
Он посмотрел на Смита и пожал плечами, болезно сведя брови.
- Я безупречно служил интересам Церкви. Я выполнял задания и обучил многих ребят помладше тому, что знаю сам. И я просто любил своего брата, ничего такого... Наши родители умерли, когда Уэсли было пять лет. Автомобильная авария. Мне двадцать один, а у меня уже на шее крест, титул Воина Христа...и маленький брат. Тяжёлое было время, но мы справились. Мой брат тоже очень верующий человек, поэтому ему было сложно принять себя...и сколько их таких? Мальчишек и девчонок, которые...
Джеймс вздохнул и покачал головой.
- Поверить не могу, что Арман обвинял меня в чём-то подобном. Что я в принципе оказался здесь просто из-за этого. Я же... я же говорил им о Боге, а не о том, что надо быть геями и лесбиянками. Это же... это же не пропаганда. Разве нет? - Картер пожал плечами. - Я не знаю... почему, Дэвид? За что?

[icon]https://funkyimg.com/i/2UJTM.png[/icon][nick]James Carter[/nick][status]holy[/status]

+1

24

Слегка поддавшись вперед, уперев локти в колени и сцепив пальцы в замок, Дэвид слушал Картера и вникал в ситуацию. Его не озаряло внезапными вспышками догадок, мол «Ага! Вот как все на самом деле, я так и знал», нет. Пожалуй, Смит до сих пор многого не понимал в сложившейся истории, но постепенно, ниточка за ниточкой пытался ее обдумать.
- Вот как. – печально проговорил Дэвид и уставился на собственные ботинки, размышляя. Сам он относился к людям с другой ориентацией нормально. По жизни сталкивался мимоходом, тесно не общался, не был ярым ЛГБТ – активистом, защищающим права таких людей (для полного понимания, стоит сказать, что Дэвид в принципе не частый гость на открытых демонстрациях или забастовках. Все как-то не до того.). Однако, считал все это вполне нормальным. Если человек любит другого человека – это его выбор. Какого бы пола он ни был. Если девушка, чувствует себя мужчиной и хочет вести себя и выглядеть, как мужчина – это ее выбор. Все достойны слова Божьего. И да, в Библии было написано про содомию, про мужеложство, но Смит про себя имел мнение с которым не особо делился на право и на лево: Евангелие писали люди и оно не прямое руководство к действию. Оно – сборник подсказок, который еще нужно уметь читать.
- Вы ни в чем не виноваты, Джеймс, я хочу, чтобы Вы это четко осознавали. – после недолгого молчания откликнулся Смит, поднимая взгляд на священника. – И дальше оставаться Вам здесь просто напросто опасно. Есть некоторая вероятность, которая мне кажется высокой, что здесь есть астральные дыры. Поэтому, было бы очень благостно, если бы Вы уехали отсюда со мной. Пожили бы какое-то время у меня или в гостинице, не возвращаясь в свою квартиру, связались бы с Уэсли лично, узнали бы как дела друг у друга, успокоились бы. Настроились на лучшее продолжение всей этой истории, пока мы с Кардиналом не обсудим, как лучше поступить. Было бы здорово вернуть Вас на прежнее место – в Амстердам. Поближе к брату. – Дэвид провел ладонью по лицу, слегка задерживаясь на подбородке. – Я хочу кое о чем сказать, но надеюсь, что это останется между нами. Я доверяю Вам, Джеймс. – Смит заглянул в светлые глаза мужчины со всей серьезностью, как бы подтверждая важность слов. – За время своего «правления», а это уже…  - Смит задумался на пару секунд. – Почти семнадцать лет, Венченцо Арман очень многих отлучил от церкви и очень многих сослал куда подальше от больших городов. Это вызывает подозрения. Как у меня, так и у некоторых других лиц. Все данные о его прошлом подчищены, отчеты – идеальны. И претензии к отлученным примерно одинаковы. Безусловно, такое возможно. – Дэвид слегка наклонил голову. – Но не тогда, когда цифры уходят за сотни. Понимаете меня? Есть несколько объяснений тому, почему Вы попали под его немилость. Первая: он абсолютно нетерпим к однополым отношениям. Возможно до такой степени, что готов был устранить даже священника, который начал с этим работать. Брат – нетрадиционной ориентации, все происходит в Амстердаме, проповеди, с его точки зрения, «грешникам». Может он просто не хотел, чтобы кто-то из «его людей» замарал себе руки об это все? Или же… - Дэвид приостановился.- Вы что-то знали, Отец Картер. Что-то, что ему было не на руку. Случайные свидетельства, важность которых Вы и сами не осознаете, допустим. Если ван Деккены настолько хорошие люди, как Вы отзываетесь о них, то Ваши письма, направленные к ним, просто не дошли до адресата. Влиятельному человеку легко подкорректировать судьбу своих подчиненных. Особенно, если никто, обладающий такой же или наибольшей властью не проверит. – Дэвид взял чашку с кофе и сделал два полных глотка, выпрямляя спину. – Оба варианта так себе. Что думаете об этом? И был ли кто-то из четы ван Деккенов на Ваших проповедях? Может кто-то из них способен  ратовать за то, что Вы не вели пропаганду?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/SqUpR.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

25

Джеймс сначала хотел перебить Дэвида, но потом замолк, внимательно дослушав священника до конца. Он задумчиво хмурился, будто что-то вспоминая, а потом, после вопроса, вздрогнул и встретился с ним взглядами.
- Ингвар ван Деккен был. Его супруг всё-таки глава СФ, у него работы много. Я вёл проповеди не на святой земле чаще всего, поэтому это не доставило ему дискомфорта. А, может, он и защищался тоже от святости, кто знает. Но он точно на них бывал, ему же нужно знать, что он не пустил очередного церковного бузотёра на свои земли, - Картер улыбнулся. - Увы, я не могу уехать.
Мужчина поднял ногу и приподнял штанину, демонстрируя браслет на ноге.
- Если я покину это место, то его люди получат сигнал. И они приедут за мной. Наказание будет очень суровым. Мне можно уехать только на один час ровно, ни минутой больше, чтобы купить продукты и предметы первой необходимости. И этот час я потратил вчера, а он у меня на три дня. Этого времени хватает, чтобы доехать в минимаркет на заправочной станции. Вы видели его, наверное, когда проезжали, - он указал большим пальцем себе за спину, как бы говоря о направлении. - Я просто рад, что моим делом занялись. Вы дали мне надежду. Вы говорили со мной. Вы выслушали меня. Не кричали и не ругали. Это... Я уже так давно не слышал добрых слов, что думал... что я действительно сделал что-то не так.
Он поморщился и на его глазах проступили слёзы. Он потёр переносицу, выдохнув как-то прерывисто, а потом глубоко вдохнув и проведя ладонями по лицу.
- Знал ли я что-то об Армане, что могло его дискредитировать... - пробормотал он, сглотнув ком в горле и закрыв глаза, чуть помолчав. - Да, знаете. Кое-что есть. Но... я не уверен. Миранда Форрестер. Я хорошо её помню, она была моим Наставником и была максимально близка Арману. Она вроде бы пришла к нему и кричала на него сильно, он кричал в ответ... Я хорошо запомнил, потому что я никогда не слышал, чтобы Миранда повышала голос, хотя это было так давно, ужас. После того, что случилось с её мужем и сыном, она вообще долго не работала, но потом вернулась в строй. Я помню, что она сказала ему. "Мне всё известно, Арман, я всё знаю! И я это так не оставлю!" Вот что она сказала. Потом он хотел отлучить её, но она сбежала. Он тогда так зло на меня посмотрел... а я тогда только получил титул члена Ордена, а не ученика. Вот. Это единственное, что мне вот сейчас приходит в голову. В контексте всего разговора. Может... это поможет вам добиться правды. Если уж вы взялись под него копать. Увы, я мало с кем общался из его людей, нас всех как-то так разметало далеко друг от друга, когда Миранда пропала... В смысле нас всех, кого она обучала. И с кем она дружила... если так подумать, я ещё пока был наставником мало о ком слышал.
Картер нахмурился. Видимо, и в его голове части головоломки начали складываться. Его глаза забегали, а потом он снова поднял голову и поглядел на Смита.
- Надеюсь, Кардинал Портер защитит вас, если он узнает... Он ведь так просто вас не проигнорирует, если поймает на том, чем вы занимаетесь, Дэвид.

[icon]https://funkyimg.com/i/2UJTM.png[/icon][nick]James Carter[/nick][status]holy[/status]

+1

26

Дэвид слегка улыбнулся на последние слова священника и посмотрел прямо ему в глаза, мягко положив руку на плечо и несильно сжав теплые грубоватые пальцы. Больше он ничего не сказал об этом, но его жест был довольно говорящим. Мужчина знал на что идет и даже если Кардинал Портер не сможет оказать ему защиту, не сможет отрицать те вещи, которые найдет на него Арман (а в этом он не сомневался), то Смит все равно не собирался оставлять это дело. Уходить? Только вдвоем. Однако Дэвида Смита еще нужно выловить. Пуль он не боится, а сам за себя ответить перед судом, если что тоже сможет. Господь дарует ему красноречие, когда того требует ситуация. Бог его поддержит, он в это верил. А если Бог с нами, то кто против нас? Пусть Венченцо наконец поймет, что такое стоящее сопротивление и что его дела никто не собирается оставлять в покое. Да, Смит не был настолько прозорлив и эрудирован, не умел строить сложных логических связей, но он считал, что в его арсенале есть другие силы, умения и возможности.
- Мне очень жаль, - сказал Дэвид, протягивая руку к браслету на ноге Джеймса, но не касаясь его. – Это настоящее зверство. Все то, что они делали с Вами, Джеймс, и в какие условия бросили. Пожалуйста, крепитесь духом, осталось не так много. И помните, что Вы не совершали ничего, что не было бы угодно Господу. Мне правда бы хотелось забрать Вас прямо сегодня, но если дела обстоят так, то сначала мы докажем Вашу невиновность и подадим прошения в более высокие инстанции. Свяжемся с Ингвар и попросим ее опровергнуть слова о пропаганде. Возможно, он захочет взять Вас под свое крыло, кто знает. Расскажем о том, как Вы поддерживали приход все это время, найдем специалиста, который сможет подтвердить опасность нахождения здесь. Узнаем, не изменились ли распределения территорий за эти годы. Эвелин Портер никогда не бросает своих. Извините, что пришлось так долго ждать с прошлого прошения. Боюсь, Сестру Абигейл сослали так же, как и Вас. – Дэвид поглядел на алтарь, а затем вновь повернулся к священнику. - Может, я смогу оставить Вам хотя бы свое оружие? Будут ли люди Армана устраивать обыск? – Дэвид взял чашку с уже подостывшим кофе. – Я уже слышал о Миранде. Вероятно, что она жива. Но так же я слышал и о том, что после потери мужа и сына, она начала странно себя вести? Вроде как «разговаривать» по телефону с умершими. Ничего не  знаете об этом?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/SqUpR.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

27

- Абигейл!? - он возмущённо встрепенулся. - Да она же святая! Она же просто святая! Она же... она же... Да простит меня Творец, но чтоб этот ублюдок горел в Аду вместе с другими бесами!
Джеймс стукнул кулаком по колену.
- Наверняка это из-за меня... она была слишком добра ко мне, - пробормотал он, покачав головой и чуть-чуть помолчав, беря контроль над своими эмоциями. - Думаю, я бы в конце концов просто не выдержал бы, Дэвид. И я знаю про полтергейстов... большинство из них спят, но если тут будет больше двух-трёх человек - можно уже не надеяться на их снисхождение. Дыры здесь больше нет, насколько я знаю, но они сами...никуда не делись. Их так просто не выгнать. Хорошо, да, на счёт Ингвара хорошая идея, я думаю. Он... он хороший человек. Не смотря на то, что якшается с демонами. Некоторые демоны же тоже не против нас, они уважают Церковь. Ничто не делится на чёрное и белое.
Мужчина потёр лоб, кивая головой.
- Да, я слышал про эту её проблему... но я бы не сказал, что это как-то меняло всё к худшему. Наоборот. Когда это началось она и начала выходить из дома, на самом деле. Я не очень много с ней общался, но, по-моему, это же наоборот хорошо. Она справлялась по-своему со своей бедой и это здорово. Но... не знаю каковы были тонкости.
Джеймс пожал плечами и устало вздохнул. Он испытывал явное облегчение и успокоился. Дэвид действительно помог ему, просто обращаясь с ним как с человеком и повторяя, что он не виноват, что всё изменится. Как мало, порой, нужно человеку, чтобы всё встало на свои места.
- Оружие не стоит. Решат ещё, что я собираюсь убить кого-то из них. Или себя. Не надо, - он качнул головой. - Ингвар, наверное, многое бы рассказал про то, как вели себя люди Венченцо в Нидерландах... Если сетку поменяли, то, думаю, там не обошлось без вмешательства ван Деккена. Бартоломеуса, в смысле. Его мужа, - он улыбнулся. - Приятно видеть людей, которые счастливы друг с другом... Дэвид, если вы увидите Кардинала Портер, прошу, передайте ей большое спасибо. За то, что вы... сделали для меня сегодня. И за то что вы делаете.
Джеймс положил руку на плечо Дэвида, заглянув тому в глаза и болезненно поморщившись.
- За то, что вы звали меня по имени. За ваши слова. Это вам кажется, что это ничего, просто слова...но нет, нет, - он покачал головой. - Вы вернули мне надежду.
Он постучал другой рукой себе в грудь, сжав ткань куртки.
- Я не знаю на сколько бы меня ещё хватило, - прошептал он. - Я засыпал и надеялся, что не проснусь. У меня уже просто не было сил. У меня было чувство, что Творец оставил меня.
Из его глаз потекли слёзы. Теперь он их не сдерживал и дрожал сильно.
- Мне было так страшно. От этих мыслей. Но Творец прислал мне вас, - он сжал его плечо, - он услышал меня, наконец-то. Он услышал.
Мужчина закрыл лицо руками и расплакался. От обиды, от обилия испытаний, от боли, от отчаяния, которым полнились для него эти годы, но и от счастья и добра Дэвида тоже. Просто не мог сдержаться больше, ощутив, что Смит его не осудит за это и поймёт.

[icon]https://funkyimg.com/i/2UJTM.png[/icon][nick]James Carter[/nick][status]holy[/status]

+1

28

Дэвид слегка свел брови, но сразу же как-то по-отечески улыбнулся, протягивая руку к священнику и гладя его по вздрагивающей спине, давая знать о том, что он рядом с ним. Такой же, как и он, равный ему, священник и простой человек из плоти и крови, который все понимает. Ему нужно было время в молчании, чтобы облегчить душу слезами и Смит уважительно отнесся к этому. Время не повернуть вспять, испытания, выпавшие на долю этого человека были тяжкими, но как казалось Дэйву, Джеймс прошел их с честью, растеряв чуть ли не все, что было, но оставляя и сберегая в себе веру. Не Смиту судить Господним судом, не Смиту говорить Его устами, но чисто по-человечески, он уважал этого человека за то, что тот испытал.
- Не «если», Джеймс. Я увижусь с ней сегодня. И мы будем говорить о Вас, чтобы постараться решить все в кратчайшие сроки. – Дэвид убрал руку, сцепляя пальцы в замок и свободно опустив их между колен. – Надеюсь, что с Сестрой Абигейл так же получится что-то предпринять. И верю, что отыщу Миранду Форрестер. – мужчина помолчал, а затем обратился к священнику таким же спокойным и мерным тоном, который успокаивал столь же сильно, сколь и сложившиеся обстоятельства. – Вы не будете против, если я помолюсь за Вас сейчас, Джеймс?
Увидев, что мужчина кивнул на его просьбу, Дэвид улыбнулся и положил одну руку на его плечо и прикрыл глаза.
- Господь, вот сын твой, ученик твой, твой воин. Испытания, данные тобой не от злой участи, но чтобы научить нас и испытать душу нашу, выдержал он, с молитвой на губах и с любовью в сердце. Он нес слово твое тем, кто не получает его от иных, передавая огонь сердца к сердцам, не отдал любовь свою на растерзание, держась за брата крепко. Говорили люди словами Твоими, что уйдет время, уйдет само бытие, а любовь пребудет, потому что любовь превыше всего. Дай ему силы, дай мужества перенести то, что уготовано и светить, разгоняя тьму и дальше. Дай свидеться с братом и прийти на место, что положено, а не злым умыслом избранно. Дай спокойствия разума и умиротворение души, сними оковы вины с рук его. Во имя Отца и Святого Духа, Аминь.
Смит убрал руку, берясь за чашку и допивая остатки кофе.
- Тут симпатично. Жаль будет бросать это место. В каком-то смысле. – Дэвид поставил чашку. – Но только этого и желаю.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/SqUpR.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1

29

Джеймсу было приятно, что Дэвид помолился. К концу его молитвы он выпрямился и окончательно взял себя в руки. Мужчина посмотрел на него с благодарной улыбкой.
- Я никогда не забуду вас, Дэвид. Если... если всё будет хорошо, прошу, не откажите во встрече. Я когда-то был неплохим игроком в бильярд. Научу и вас, - он рассмеялся. - Хотя почему если. Всё будет хорошо. И мы это отпразднуем. Но, да, место здесь интересное вышло. Церковь тут действительно полна святости. Хотите покажу вам немного как тут что? А потом уже езжайте лучше, а то погода испортится, не дай боже дорогу размоет: застрянете.
Мужчина поднялся и повёл его к алтарю, чтоб показать ему результат своей работы. Уж кто-кто, а Дэвид оценит.

***

Погода окончательно испортилась и Эвелин уже начала даже думать, что он не приедет вовсе... но быстро отогнала от себя эти мысли. Он же пообещал, значит приедет. Из-за дождя становилось холодно, но холод настолько не имел значения, что она его просто не замечала, хоть пальцы, сжимающие зонт и покраснели. Она стояла подле кафе, адрес которого скинула ему в СМС. Её в гостинице ждали завтра, Стефано и вещи были успешно сданы на хранение Ренарду. Она обещала ему рассказать потом что происходит и почему.
Эв постриглась короче и была одета довольно неприметно, сливаясь с темнотой в чёрном пальто. Под ним на ней было то же трикотажное чёрное платье, а на ногах у Портер были сапоги. Ну, и вот зонт был с собой, а в кармане телефон - больше ничего, таблетки она приняла незадолго до этого. Она предупредила, что готова будет уехать куда угодно или просто посидеть в машине до утра, чтобы не засветиться нигде. Портер перестала носить кольцо и раздражение перестало чесаться. Это не могло не радовать.
В темноте и под дождём она себя почувствовала героиней какого-то нуарного фильма. Что, мол, она Та Самая Женщина, которая ждёт своего детектива, чтобы рассказать, как она убила своего мужа уже после того, как он посадил другого. Забавное сравнение, но почему-то оно особенное удовольствие доставило: не мужа бы правда убить, а типа-как-бы-жениха. От этой мысли как-то одновременно и плохо, и хорошо. Он не умрёт, плохо. Убить бы, круто. Жених, фу.
Эвелин прикрыла глаза. В какие-то минуты она опять не верила, что это наконец происходит. Что они снова вместе. Что она вот сейчас, вот совсем скоро, он будет с ней. Весь. Как оно должно быть. Низ живота напрягся от мысли о нём и она рвано выдохнула.
Совсем чуть-чуть. Стрелка часов приблизилась к восьми вечера. Значит, совсем скоро. Совсем немного. Эв даже нервничать начала почему-то, но это было, скорее, просто предвкушение. И ей было интересно узнать где он был и что видел, не без этого! Он сказал, что она должна услышать это лично. Что-то важное, выходит. Портер переложила зонтик в другую руку и поглядела на приближающийся автомобиль. Похоже вот это он. Наконец-то.
Наконец-то.

[icon]https://funkyimg.com/i/2UMCC.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]Daughter of darkness[/status]

+1

30

Дэвид уже извинился перед Эвелин за то, что не ответил на сообщение сразу. По дороге назад, на значительном расстоянии от церкви Тайнехэма, уже на трассе ведущей прямиком в Лондон, он позвонил ей, сказав, что будет в городе где-то в восемь и ему есть что рассказать. В личном порядке, конечно же. И вновь дорога, снова без музыки. Смит не был таким человеком, который встретившись с подобной ситуацией, как у Джеймса Картера, смог бы спокойно переключиться на другие действия и расслабиться, забыв обо всем, как о неприятном сне. Мол, добрый и участливый, когда нужно, а вышел за дверьми и снова о себе. Но он себя заставил. Честное слово, накручивая себя, он ничем ему не поможет. Дэвид еще сможет всплеснуть своими эмоциями, особенно негодованием, когда то потребуется. Лучше направить эти силы в нужное русло и продолжать начатое дело с необходимым рвением. Завтра он поедет по следующему адресу, заехав утром к ученикам, чтобы проведать, как у каждого из них дела, нет ли каких проблем: личных или не очень. Покрутиться может перед Арманом, для пущей убедительности, если тот здесь. Да только это будет не «так, как обычно». Обычно – это не замечать друг друга, занимаясь своими делами. Так что мужчина просто заедет к своим.
В город Дэвид приехал не по основному въезду, а окольным путем, покрутившись немного по кольцу – ему нужно было сдать машину, которую он взял всего лишь на день и арендовать другую, для следующей поездки. Конечно, старенький Фольксваген его всем устраивал, но Смит делал, как делал и даже не желал давать своим действиям должного объяснения. Второй его спутницей стала черная Воксхолл Астра – почти новая, всего лишь две тысячи восемнадцатого года. Расплатившись наличными, мужчина взял ключи, отыскал нужную машину и сразу же завел мотор. Перед этим переложил джентльменский набор из багажника в багажник, конечно. Куда он без минимального необходимого на случай…всякого. Чему его жизнь научила, так это тому, что сумка с некоторыми вещами, которая всегда под рукой, еще никогда лишней не была. А вот необходимой – очень даже. И речь не о рубашках с носками.
На улицах потемнело, припустил дождь, заставивший включить фары и периодически пользоваться дворниками. На душе у Дэйва было спокойно и особенно мирно – предвкушение встречи с Эвелин грело сердце и отпугивало любые недобрые мысли, которые могли вскользь коснуться разума Дэвида. Фары осветили ее силуэт и Смит недобро цокнул языком. Стоит. Мерзнет. Мужчина повернул регулятор и включил печку. Затем нажал на кнопку подогрева соседнего сиденья и подняв взор, легко завернул, паркуясь вдоль бордюра. Он протянул руку к своей двери, но затем, слегка помедлив, разблокировал дверь со стороны пассажира и опустил стекло.
- Такси заказывали? – Дэвид тепло улыбнулся, ловя взгляд Эвелин. – Залезай, пока совсем сосулькой не стала, балда.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/SqUpR.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Holy father[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » I'm just a man. Not superhuman.[с]