Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Скажи-ка, дядя...


Скажи-ка, дядя...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Скажи-ка, дядя...
http://s5.uploads.ru/8v9DZ.jpg
1. Место действия
Нидерланды, Амстердам,  порт.
2. Время и погода
06.10.1906 г.
18:00
Солнце почти село, с серо-красных небес крапает противный дождь, ветрено.
3. Действующие лица
Айен МакФас, Чёрт, НПС

В портах рассказывается много сказок. И больше всего им готовы доверять мигранты, бегущие из Европы в сказочную и волшебную Америку.

0

2

Грязно-белый конец веревки направлен на себя. Чуть выше легко складывается петля, куда проводится конец, затем он скользит по коренной части, той, что прямо над петлей, обводя ее справа налево и уходит обратно в петлю. Огон из беседочного узла накидывается на специальный металлический кнехт и вот – корабль пришвартован и крепко связан с пристанью пуповиной каната. Айен поднимается с одного колена, отряхивая руки, и поворачивается к спускающимся по трапу пассажирам. Приподняв шляпу перед одной из дам, направил взгляд к потемневшему небу, слегка прищуриваясь, точно должен был разглядеть какой-то, только ему понятный знак.
- Поздно прибыли, да? – поинтересовался Штивсон, подошедший сзади. Кельпи даже не заметил, как спустился их секретарь – полный коренастый старик, с бледно – голубыми, словно покрывшаяся льдом вода, глазами, наверное, уже вечность работающий на этом гражданском судне.
- Не вовремя. – согласился он, провожая взглядом уставшие, а порой и болезненно бледные лица людей.  Штивсон достал из кармана платок и, вытерев слезящиеся глаза из под обода очков, открыл крышку золотистых часов.
- Почти шесть. – в тот же миг ударили маленькие колокольчики на небольших башенных часах. Айен повернулся, чтобы взглянуть на бледнеющий в темноте циферблат, затем на Секретаря и усмехнулся. Он подметил какую-то гравировку на крышке его карманных часов, но не стал присматриваться и вдаваться в расспросы.
- Или уже совсем шесть… - пробормотал он, быстро подкручивая свои часы под местное время.
- Торопитесь? – вежливо поинтересовался МакФас, не отрывая взгляда от людской череды и не забывая добродушно кивать тем, с кем пересекался взорами.
- Пожалуй что так. – Штивсон опустил руку в нагрудный карман, возвращая часы на место. – Сколько в этом мире портов столько и старых знакомых, которых стоит навестить. Добрая кружка пива не помешает, а только укрепит ночные разговоры. – он поднял лицо на своего мичмана. – А что до вас, молодой человек?
Кельпи пожал плечами.
- Журналы сами себя не заполнят. Да и с ребятами посидеть хочу. Никто не спешит расходиться, когда в запасе еще неделя легкого безделья.
- Да-да, точно…- кивнул секретарь столь отчужденно, что Айен понял – его не слушали. Мысли хорошего знакомого были уже достаточно далеко для того, чтобы не воспринимать что-либо другое. Он положил руку на его спину прямо между лопаток и мягко улыбнулся.
- Идите. Все будет хорошо, не ждите конца. – Секретарь внимательно поглядел на Айена, а затем кивнул, соглашаясь.
- Скажите за меня Смиту.
- Всенепременно. – МакФас поклонился и, хмыкнув поднял взгляд на борт, где стояли остальные из команды и так же приветливо, хотя и устало, улыбались выходящим пассажирам. Так, в молчании, продолжалось какое-то время. Айен чувствовал что-то похожее на грусть от завершения работы, единственные обстоятельства, что хоть как-то разбавляли и прибадривали – предстоящий вечер в компании хороших парней, да следующая поездка ровно через неделю. Что делать все свободное время в Амстердаме фолкс абсолютно не представлял. Знакомых у него здесь не было, девушки тем более, а магазины, да бары где можно было растратить свою выручку закончатся очень быстро, это он знал на собственном опыте. Возможно, стоило заглянуть в книжную лавку и найти что-то, что скрасит эти дни. Он не сомневался, что они располагают некоторым количеством английской литературы.
Когда последняя пара спустилась на пристань, Айен поднялся по мостику на борт и устало потер ладонью лицо. И так, что теперь? Журналы учета – вещь конечно великая, но если честно сейчас это было не так уж и обязательно.  Или просто не хотелось. Кто-то всегда остается на корабле, так почему бы сегодня не быть ему?  Медленно лавируя между тех, кто уже закончил работу и спускался в порт, чтобы оккупировать местный кабак, он вошел в свет фонаря, что висел на крючке, вбитом в матчу и замер, смотря вперед, за борт. На винные, в свете заката, волны.

[icon]http://s3.uploads.ru/d5TsM.png[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]take your hands off the wheel[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-30 00:45:58)

+1

3

Черту было, истинно, чертовски плохо.
Он, кажется, не ел уже дня три или четыре. Пришла гребанная холодная осень, солнце стало выглядывать все меньше, зато начались первые утренние заморозки и противные моросящие дожди, смешивающие дороги в полные непроходимой глины заторы. Словно сама природа хватала за руки и ноги, тянула обратно, затягивая в серую бесконечность одного и того же повторяющегося дня. Ни просвета, ни благодати. Хоть он и не был достоин этого, если говорить честно.
Он блуждал тут уже, наверное, месяц или даже больше. Среди неизвестных городов, непонятных улиц, шумов сотен языков, сплетающихся в одну кашу, среди всего чужого, незнакомого и пугающего. Ничего не вызывало радости, ничто не могло заставить улыбнуться или рассмеяться. Время будто застыло в одной точке, не давая событиям двигаться дальше и позволяя сполна прочувствовать горечь потери, страх чужих земель и обреченность невозможности вернуться. Ведь он сказал, что уйдет до тех пор, пока все не станет нормальным.
Что значит быть нормальным?.. Ему ли знать.
Черту пришлось покинуть Российскую империю. Все чувства подсказывали, что скоро начнется то, из-за чего ему будет плохо, поэтому надо убегать. Пусть больно, пусть неприятно, но он привык верить чувству опасности в своей голове. Хоть сейчас и проклинал его, ошиваясь по промозглым, холодным землям. На душе было также паршиво, как и вокруг. Чувство вины перед самим собой ядовито переплеталось с виной перед друзьями, знакомыми, да даже перед гребанным СФ, чтоб они сдохли. Ведь от них он услышал о том, что, в отличие от друзей, может пользоваться всеми способностями в полную силу по всему земному шару, а не только в районе Восточной Европы.
Рискнул бы он убежать, не зная этого?..
Так или иначе, назад было возвращаться поздно. Глупая гордость и ответственность за сказанные слова гнали его вперед, буквально сдирая с одного места и заставляя идти дальше, к неизведанному и опасному океану. Там, если верить рассказам, хорошая страна. Страна, которая должна стать его пристанищем в попытках спрятаться от неумолимой цепи судьбы.
Последним пристанищем Европы был Амстердам. Едва понятное подобие Петербурга, только вместо постоянных дождей постоянные ветра, намеревающиеся сдуть всех нечестивых куда подальше от своей святыни. Осень сделала город мрачнее, и хоть очарование улочек, скверов и площадей все еще царило среди брусчатых дорог и красной черепицы, Черту было совсем не до него.
Последнее время его самочувствие резко ухудшалось. Когда к дикой тоске по Родине и друзьям вместе с беззвучными истериками от каждой неудачи добавились долгие периоды голода и сна на холодной земле или камнях, тело непрозрачно стало намекать, что пришли их худшие времена. Постепенно и незаметно Черт сбавил в росте на добрый десяток сантиметров, сильно осунулся, побледнел. Острые плечи и локти, выступающие, словно айсберги, костяшки на кулаках, ставшая не по размеру изношенная одежда - он стал походить на ребенка, выкинутого на мороз. И, если честно, он бы злился. Вот только сил не было.
В Амстердаме нужно было сесть на корабль. Он приплывал со дня на день и, кажется, должен был потом снова свалить с этого материка куда подальше. К этому стоило подготовиться и, как это ни странно, у Черта даже были деньги на билет и какие-то способности к коммуникации в чужой стране. Но желания что-либо делать у него не было. Странная и несвойственная ему апатия накатили за пару дней до приплытия корабля. Хотелось, чтобы прилетела Фея-Крестная и сделала все за него. Ну или хотя бы мозги прочистила от всякой дряни.
А в последний день он проснулся и обнаружил еще одно обновление в своем внешнем облике. Все шикарные кудри, гордость и стать, буквально единственное, что всегда было с ним и осталось сейчас, лежали на подушке мертвыми темными прядями, свитые в красивые узоры. Большая часть волос выпала, оставив вместе некогда буйной и пышной шевелюры тонкие и короткие прядки, острыми иглами торчащие наверх. Потускневшее и старое зеркало дешевой гостиницы отражало теперь совсем неизвестного человека.
- "Больше ничего не держит... Пора уплывать",- с какой-то фаталичной обреченностью подумал русский. Несмотря на слезы, что рвали горло и лишали голоса, где-то внутри себя он чувствовал успокоение. Будто бы кто-то одобрил его выбор. И он уже был не совсем один здесь, в городе-порте.
В порту всегда было многолюдно и оживленно, что вынуждало нервно поднимать воротник истрепанной большой куртки. Казалось неуютным быть среди такой кучи живых существ, если последние дни его компанией было зеркало да собственный голос в голове, разговаривающий с мухой, что летала по комнате. А здесь отовсюду слышались голоса на разных языках, крики, плач, ругань и хрип простуженных чаек. То и дело случайно скользящий туда-сюда взгляд упирался в чужую фигуру и в голове начинало свербить, будто от ментального чиха. Значит, не только люди, но и существа. Оно и понятно, кому как не бессмертным или приближенным к ним путешествовать и сматываться, в поисках теплого уголка и кусочка мяса посытнее.
- "Ты блять про еду еще подумай, умник нашелся",- пришлось одернуть самого себя, потому последний раз во рту что-то съестное было, кажется, вчера. Тут либо кров, либо еда, выбирать нужно было с умом. А сейчас правомерно было бы купить билет, но платить за проезд - моветон и пережиток богатых дней. Поэтому Черт просто направился к кораблям, умело лавируя меж широкоплечих матросов и еще больше напоминая приблуднившегося потеряшку бездомыша. Вряд ли он доставал сейчас хоть кому-то выше груди. Что ж, так легче прятаться.
Нужный корабль от других ничем не отличался. Кроме, может, опущенной доски-трапа, по которой, видимо, недавно сошли прибывшие пассажиры. Что ж, так даже легче, можно будет войти почти официально. А в темноте вечера, освещаемого лишь багровыми отблесками солнца, уже почти спрятавшегося в море и окрасившего его в кровавый цвет, несложно просто исчезнуть из людского вида.
- "Я вообще раньше плавал на кораблях?.."- если думать о чем-нибудь дурацком, то об ужасах жизни рассуждать сложнее. Это Черт уже давно запомнил.- "Главное, за берег не выброситься. А то стану русалкой... Или просто трупом. Зачем я вообще сюда приехал, боги?.. Хотя... Вы тоже нихрена не знаете"
С весьма оптимистичными мыслями поднялся Черт на борт, оглядываясь и понимая, что нужно где-то спрятаться. Голова работала с трудом - сказывался долгий голод, плохие условия жизни и угнетенное состояние в общем. В другой ситуации он бы уже, конечно, нашел укромное местечко, как мышь под печкой, но сейчас просто оглядывал палубу корабля. Пока не уткнулся взглядом в фигуру, стоявшую в свете фонаря у мачты.
Глаза нервно дернуло тиком.
- "И че, видит от меня или нет?.. Я так далеко не чувствую..."

[icon]http://sd.uploads.ru/eaC9b.png[/icon][nick]Heck[/nick][status]Let's do this...alone[/status]

Отредактировано Sun Wukong (2018-11-13 21:50:51)

+1

4

“Are you going to scarborough fair?
Parsley, sage, rosemary and  thyme
Remember me to one who lives there
She once was a true love of mine…»

Слова лились в голове, но ни одно из них не было произнесено вслух. Зато тихий свист оглашал палубу приблизительными переливами нот старинной английской баллады под аккомпанемент скрипа канатов и просмоленных досок, да ударов приливных волн об стены корабля. Айен еще какое-то время смотрел на горизонт, покуда тот, буквально за считанные минуты не скрылся в подобравшемся мраке. Темнота в этих местах приходит быстро и время между светом и тенью занимает всего минут двадцать от силы. Она поглощает солнце и утаскивает то на морское дно, с возможностью освободиться лишь под утро. Светлело здесь, однако, надо сказать, тоже довольно рано, пусть и не так, как представлялось:  призрачно-бледный туман пропитывал всякое здание, забивался в щели между брусчаткой, замочные скважины , и освещал холодным сиянием улицы.
Кельпи обхватил себя руками, замолкая,  но не от холода, которого тот не чувствовал вовсе, а скорее по привычке и потер ладонями плечи. Он не слышал, как безбилетник проник на борт, но какое-то внутреннее звериное чувство, заставило усомниться в том, что фолкс на борту один. Резко оттолкнувшись ногой от мачты, он развернулся и выловил внимательным темным взглядом из полумрака фигуру Черта. Огонь в фонаре дрожал, отчего тень незнакомца точно бы кралась по гладким доскам палубы, стертым сотнями башмаков и туфель. Казалось, что она  то побиралась ближе вперед, то неуверенно отступала в ночь. Йен так и замер, точно животное, заметившее добычу, но еще не рискующее нападать. Он пристально оглядел парня от макушки до пят, и в конце концов мягко улыбнулся.
- Новые лица? Вечер тебе добрый.
Вряд ли кто-то пробрался бы на борт, не желая поживиться чем-то – сделал для себя фолкс определенные выводы.
- Боюсь у нас не товарное судно, и украсть здесь вряд ли что-то удастся, кроме моего ужина, которым я с тобой с радостью поделюсь, если не держись за своею спиной ты зла. – МакФас задумался и наконец сдвинулся от своей опоры, сделав шаг вперед. – Подожди здесь. – он выставил перед собой ладони, точно бы жестом показывая, что Черт должен остаться здесь. Затем, фолкс свернул за мачту и спустился по узкой лестнице вниз. Там, пройдя по коридору мимо дверей, ведущих в каюты, он вошел на уже убранную после плаванья кухню, где еще оставались вяленые яблоки и легкая рыбная похлебка с обеда. Не очень сытно, зато довольно питательно для организма. Он зачерпнул две чаши и вынес их на палубу.
- Держи. – сказал он, протягиваю одну из массивных чашек пареньку.
[icon]http://s3.uploads.ru/d5TsM.png[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]take your hands off the wheel[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-30 00:45:46)

+2

5

Это было как в книжках или театральных пьесах - ты смотришь на него, он на тебя, стоит долгая пауза, во время которой можно было услышать все матные слова в головах персонажей. У Черта, в принципе, мыслей было не много. Была одна, четко сформированная, и возникшая сразу после того, как стало очевидно, что его заметили.
- "Блять."
Везение уже давно было не на его стороне, буквально с самого отъезда. Ему могло повезти в мелочи, но потом Фортуна отворачивалась в самый неподходящий момент. Он как будто стал жертвой своего же проклятия и, если честно, такие мысли иногда посещали. Но не мог же он проклясть себя... Наверное. СФ так до конца и не пояснили, как же работает все то, что просто работает. А может он просто их не слушал.
В темноте окончательно севшего солнца и тусклых отблесков фонаря сложно было понять, как выглядел этот непременно очень проницательный матрос. Было понятно только то, что он высокий, но когда в тебе полтора метра ростом - вокруг вообще все высокие.
Но этот высокий почему-то не торопился прогонять незваного и уж точно нежеланного гостя. Наоборот он говорил так, будто у них тут светская беседа посреди беседки розового парка. У Черта даже брови немного приподнялись вверх от удивления, особенно правая - она всегда была артистичнее левой.
- "Он вообще нормальный или..."- второй вариант в голове появится не успел, потому что матрос жестом и словом попросил остаться на месте, а сам куда-то свалил. Даже не артистичная левая бровь поднялась в неком саркастическом изумлении от чужого поведения.
Про европейцев говорили, что они другие, по-другому себя ведут, но раньше об этом русский как-то не думал. И вот сейчас, когда он правомерно ожидал изысканного матного указания идти куда подальше в темпе венского вальса, как было бы дома, ему предложили поесть. Незнакомый совсем человек. Да даже и не человек, существо незнакомое.
- "Да ну я хер знает, подожду",- Черт никуда не торопился. Поэтому он просто нашел достаточно деревянной поверхности, чтобы к ней прислониться, и просто стоял. Уходить было некуда, воровать он и правда ничего не собирался, а если есть возможность поесть, то он ее не упустит. Живот согласно скрутило болью.
И этот странный мужик вернулся, да что с ним не так? Он даже принес еду - обостренное от голода обоняние обмануть сложно. Рыбная похлебка пахла горько, настоящей рыбой, и какими-то даже овощами. Никакого подвоха, все, хоть и бедно, но нормально. И даже этот матрос выглядел нормально. Разве что немного непривычно, для взгляда, но наверное таким же выглядел и сам Черт.
- Спасибо,- буркнул парень с невероятно сильной концентрацией благодарности и деревянного смущения в одном коротком слове. Миска выглядела большой, поэтому он просто сделал первый глоток таким большим, каким мог. Чуть не подавился, но это было абсолютно неважно - ощущение теплого комка, падающего вниз, в живот, было потрясающим. Последний раз так он ел только... дома, наверное. Если у него все еще есть дом.
- Ты бы хоть спросил, как меня зовут,- Черт провел ладонью по щеке, тяжело выдыхая. Снова стало грустно.- И я не хотел воровать. Я слышал, что вы плывете через океан... Далеко. В те страны.
Он недовольно дернул плечом куда-то в сторону Запада, где догорали в воде искры солнца. Там где-то были другие земли, другая жизнь. И океан был последним рубежом, который нужно было пересечь, не оглядываясь. И было бы здорово иметь хоть какую-то компанию, кроме своего же голоса в голове. А этот молодой матрос казался вполне нормальным.

[icon]http://sd.uploads.ru/eaC9b.png[/icon][nick]Heck[/nick][status]Let's do this...alone[/status]

+2

6

Передав деревянную плошку, Айен не спеша сел возле фок-мачты и улыбнулся доброй и располагающей улыбкой, похожей на ту, коей одаривают близких друзей при встрече. Это очарование,  заставляющие людей быть к нему расположенными, работало само по себе, без его на то воли. Как у красивого, но опасного растения, что манит своими лепестками и запахом.
- Решил, что сам представишься, коли захочешь.
Он сделал глоток и внимательно посмотрел туда, куда небрежно махнул, указывая, незнакомец. Последние искры солнца утонули в собственном отражении и янтарными слезами легли на дно, пока сверху ниспадал бархатный подол ночи, отливающие фиолетовым блеском, с тонким обручем месяца, что окутывали освещенные его сиянием, облака.
Они действительно держали путь за океан, туда, где жизнь казалась совсем другой. Кому-то лучше, кому-то хуже. Но было ли это так в действительности?
- Да, плывем. Тебе, стало быть, тоже по пути? - Айен лукаво улыбнулся. - Хочешь с нами?
Он вновь отпил супа: пусть обеда он и не пропускал, но с тех пор утекло много времени и есть хотелось достаточно. Ароматный бульон хорошо утолял голод и был, надо сказать, очень вкусным – нужно отдать должное повару.
- Если хочешь, могу оплатить твою поездку. За услугу. Она не тяжёлая, как мне кается.
Мужчина оперся спиной об мачту и взглянул на паренька, держа в обеих руках миску.
- Покуда мы стоим здесь в порту, да ждём отправления – каждый вечер рассказывать сказку и слушать мою. А я ещё и обеспечу этот вечер едой. – Айен пожал плечами. – Довольно скучно находится все это время в порту без знакомых и друзей, с которыми можно было бы выпить. А это было бы хорошее времяпровождение.
Фолкс снова сделал большой глоток горячего супа, и вздохнув, уточнил.
- Не настаиваю.
[icon]http://s3.uploads.ru/d5TsM.png[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]take your hands off the wheel[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-30 00:45:34)

+1

7

Постепенно становилось теплее. То ли ветер решил дать порту передышку, то ли все дело было в еде. И хоть голова непривычно мерзла, впервые себя ощущая практически голой без привычного бурьяна неплохо греющих кудрей, в целом тут было не сильно холоднее, чем там далеко дома в это же время.
- Макс,- все же представился он своего третьего самого лучшего по счету имени. Первым, конечно, было настоящее, потом фамилия, потому что она похоже на настоящее имя, а потом уже что осталось. Не то чтобы ему не хотелось представиться настоящим именем, но... Был некий негативный опыт. Не всем нравилось на своем транспорте, каким бы он ни был, иметь кого-то с именем "Черт". Суеверные люди, ну что с них взять. И существа, иногда. Поэтому лучше не рисковать.
Теплый суп согревал и ладони сквозь дерево миски, почти невесомо, но для обледенелых пальцев и это было неплохим. Поэтому пока что с продолжением трапезы Черт не спешил, хотя живот кричал что-то явно матное, требуя добавки и бесперебойного источника энергии прямо туда, к нему.
Предложение матроса заставило заинтересованно наморщить нос, покусывая обветренные губы. Хотеть он хотел, это его внутренним монологом даже не обсуждалось. Потому что нечего столько ехать, а в последний момент расхотеть. Это ну совсем подло и поступать так нельзя, тем более решимости и, главное, сил вернуться назад у него уже не было.
Но не может же в жизни быть все просто так?..
И тут, естественно, тоже были условия. Странные... Даже скорее не странные, а отдающие такой перчинкой безумия, веселого безумия. Как когда ты прыгаешь в неизвестность, как когда лезешь туда, куда точно не надо. Как когда делаешь что-то, что приведет к неизвестности, а неизвестность - к приключениям. Как давным давно, в практически детстве, когда им втроем, приносящим это веселое безумие, было все не по чем. Никто не мог тронуть их, ничто не задевало в человеческом мире.
- "А сейчас?.."
- Хорошо,- в конце концов, он может творить безумие и один, без друзей. Пока что без друзей.- Это странно, но я согласен. В конце концов, терять мне уже нечего, а быть одному долго и правда невыносимо. Вот только что скажет остальная команда?
Он сощурил глаза в какой-то лисьей ухмылке, в темноте наступившей морской ночи пытаясь понять, не прячут ли от него что-то. Хотя, даже если и прячут, так приключение станет только веселее. Кому же нужны незакрученные, простые и привычные сложности? Нужно что-нибудь новенькое!

[icon]http://sd.uploads.ru/eaC9b.png[/icon][nick]Heck[/nick][status]Let's do this...alone[/status]

+1

8

Мужчина какое-то время смотрел на своего нового знакомца и его черные глаза тихо, но внимательно сверкали в наступившем сумраке. В них пожалуй было только мягкое расположение, никакой угрозы, которая по идее должна была бы исходить от опасного существа. Возможно виной всему была та самая природная притягательность, сопровождающая серебряных и молочно лунных лошадок, что бродят по поверхности озер ночами и тихо пасутся, слизывая соль слез убиенных ими жертв с глади воды. Их грива лосниться драгоценным волосом, шерсть кажется такой мягкой, что хочется коснуться рукой, а глаза под длинными пушистыми ресницами кажутся такими мудрыми. Они должны быть привлекательны. Без всякой опаски глушить здравый смысл, как в обличии животных, так и в обличии людей.

Затем Айен опустил взгляд в тарелку, жалея, что не прихватил с кухни ломоть хлеба.

- Айен. – он поднял лицо, опираясь спиной на столп мачты, и улыбнулся. – Приятно познакомиться.
Он поднес плошку к губам и сделал пару больших глотков бульона. Даром, что он не чувствует холода, а стало быть и ощущения от тепла не настолько желанные, как могли бы быть.

- Если честно, не знаю. – откровенно ответил МакФас. – Не думаю, что они будут против. Однако, если кто и поднимет голос – я сделаю с этим что-нибудь. Честные условия. – он слегка склонил голову в бок. – Ты выполняешь свои,  а я свои. – мужчина сделал еще один глоток и шумно выдохнул, слегка ссутуливая плечи. – И чтож, первая сказка с тебя. А я пока принесу нам еще чего перекусить. Кажется я не то, чтобы наелся. – он прищурился, словно от боли. – Если на этой еде вообще можно наесться. – он весело взглянул на Макса и поднялся с места, оставляя плошку в свете фонаря. Длинные тени скользнули по доскам, вторя движениям высокого мужчины. Он спустился знакомым путем, пройдя на кухню и порывшись по полкам отыскал сыра и хлеба. Пару яблок. Пожалуй завтрашний день действительно нужно будет уделить тому, чтобы сходить по магазинам. День, но никак не вечер. Если честно сказки кельпи даже несколько предвкушал, как мог бы ждать ребенок наступление долгожданного праздника.
Вернувшись на палубу со всем добром, он сел на свое место, держа все это в руках и медленно выкладывая перед Максом.
- Угощайся, если есть силы.
[icon]http://s3.uploads.ru/d5TsM.png[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]take your hands off the wheel[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-30 00:45:23)

+1

9

Айен странное имя. Точнее сказать непривычное, но тут вообще все было непривычным, так что почему бы и не Айен. Интересно, со сколькими лишними гласными и согласными это пишется на бумаге? В Европе была странная мания добавлять в письменные слова буквы, которых не было в устной речи. Произносим три, пишем восемь, потому что почему бы и нет. А то, что по таким указателям соориентироваться можно только слепому, их не волновало.
Но Айен выглядел на все восемь или сколько у него там было своих букв. Эдакий загадочный добрый незнакомец, который либо в конце сказки тебя съест, либо проверит на стрессоустойчивость и в итоге подарит злата да серебра, меха, еще каких-нибудь красивостей и до дома довезет с комфортом. Черт честно не умел отличать первых от вторых с первого взгляда, поэтому просто надеялся, что перед съедением его тоже откормят. Потому что если умирать, то умирать с комфортом, сытостью и теплой постелькой. А там может даже пожалеют и съедят кого-нибудь другого, второстепенного.
Сказав, что еще не наелся и как бы немного подтвердив странные мысли в голове, Айен ушел вниз. Черт любопытно отлип от бортика корабля, вытягивая шею и пытаясь понять, что там за люк, лестница и мачты. Он до этого был только на речных кораблях, да лодках, поэтому в какой-то мере для него все было в новинку. Было бы чуть больше сил и желания, можно было бы излазить тут все вдоль и поперек, но сейчас усталость твердила свое. На что-то большее, кроме обмена сказками, Черта не хватит.
- "И что мне рассказать?"- задумался русский над весьма важной вещью. Сказителем он был так себе, предпочитая рассказывать истории о себе и в стиле "вот был однажды умный парень и я расскажу вам что он такого сотворил на этот раз". А сказки это все же немного другое, наверное. Это про вымысел. Хотя... Бывало ведь и про правду. По-разному бывало, когда он с друзьями шатался по империи, ночуя в домах и сеновалах, подслушивая о чем говорили люди, как судачили молодые девчонки, шептались дети и бормотали старики. Где-то в груди снова защемило, словно кто-то ткнул ножом.
Вспоминать было все еще больно.
К счастью, вернулся Айен. Рядом с живым и чужим было как-то проще не думать о прошлом. Наверное, именно этого Черту не хватало - компании, чтобы отвлечься и забыть. И раз предоставился такой шанс, то почему бы и нет. Да еще и хлеб дают, вообще сказка. Взяв в руки кусок серого, в темноте похожего на неровно обрезанный камень, хлеба, русский задумчиво откусил кусок, мельком оборачиваясь на порт.
- Ну, раз сказка... Значит, сказка. Не моя, но мне однажды рассказали ее люди, которые жили за горами на Севере, очень-очень далеко отсюда. Как-то однажды я там потерялся, совсем один, без еды, без вещей, без друзей... Как сейчас... И они помогли мне. И рассказали сказку про серую мышку. Бегала мышка по лугу и ела свежую сочную травку, Вдруг налетел ветер, пошел дождь, мышка промокла и спряталась в траве. Вышел из леса полакомиться чистой травкой огромный лось с ветвистыми рогами. Бродил, бродил по лугу, щипал травку и нечаянно вместе с травкой проглотил и мышку,- русский задумчиво провел пальцами по волосам, просеивая короткие и жесткие волоски так, будто это все еще были кудри. Сказка была рассказана давно, когда его случайно швырнуло куда-то за Урал, к высоким горам, к глубокому снегу, зиме и  мертвецкому холоду. К счастью, тогда ему повезло. Повезет ли сейчас, кто знает.
- Сидит мышка у лося в животе и говорит "Точу-точу ножик, лосю горло перережу, на волю выйду". Испугался лось и отвечает "Не режь мне горла, выйди через мой рот". "У тебя рот слюнявый", - отвечает мышка. И снова кричать стала "Точу-точу ножик, лосю горло перережу, на свободу выйду!". Еще сильнее испугался лось и попросил "Не режь мне горла, выйди через мой нос". "Нет, нос твой мокрый…". И еще громче стала мышка кричать "Точу-точу ножик, лосю горло перережу, на свободу выйду". И тогда взмолился огромный лось с ветвистыми рогами "Не режь, через отверстия ушей моих выйди!" Но мышка отвечала ему "Нет, в твоих ушах сера!" и еще громче стала кричать "Точу-точу ножик, лосю горло перережу, на волю выйду!"... Так и перерезала, вышла на волю, содрала шкуру с лося. Мясом лося наполнила мышка семь амбаров, наполнила семь лабазов, и пережила короткое лето, огненную осень и долгую, суровую зиму.
Черт замолчал, вспоминая себя самого, не ожидающего такого исхода вообще никак. Тогда он вообще всему подряд удивлялся, ну что взять с ребенка. Пусть даже с пятидесятилетнего ребенка. Беззаботные времена детства в лесах, горах, лугах и деревнях были хоть и самыми голодными и холодными, но в то же время и самыми веселыми.
- А Мораль сказки, как мне тогда сказали, в том, что даже самый маленький и слабый, попав в беду, найдет в себе силы победить нечто большое и страшное, даже будучи поглощенным этим самым большим и страшным. Вроде как, не теряй надежду, выход всегда есть,- Черт усмехнулся и поднял глаза на Айена, легко их прижмуривая.- Вот такая сказка с хорошей моралью. Люблю ее вспоминать, когда все совсем плохо. Учит не сдаваться до конца.

[icon]http://sd.uploads.ru/eaC9b.png[/icon][nick]Heck[/nick][status]Let's do this...alone[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Скажи-ка, дядя...