Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Tag, You're It!


Tag, You're It!

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Tag, You're It!
Eenie meenie miny mo
Get your lady by her toes
If she screams, don't let her go
Eenie meenie miny mo

1. Место действия
Северная Корея, Пхеньян, Рюгён / Астрал
2. Время и погода
9 - 10 апреля, 2020 год
+ 9, дождь
Ночь
3. Действующие лица
Чарли, Мэйсон Аттвуд
Далее могут добавиться.

Находиться в Астрале - это странно. Время течёт здесь совсем иначе. Два дня прошло, но здесь, в Астрале, словно бы целая неделя. Эта безопасность, которая была вокруг Аттвуда, успокаивала его разум. Ощущение такое, словно в отпуске. И далеко играющая скрипка... Это было не так плохо, как могло быть. С другой стороны, здесь не было никого, а "за дверью" выла какая-то тварь, которая хотела добраться до Аттвуда больше всего на свете. Шептала гадости, умоляла открыть дверь, иногда требовала вернуть Джалиндри обратно, обещала то богатства, то скорую расправу. Мэйсон знал, что она не может до него добраться. И он до неё, кстати, тоже. Все двери эдакой копии Рюгёна были закрыты. Абсолютное, тотальное одиночество...или нет?

0

2

Чарли открыла одну из дверей и тут же захлопнула её, прислушиваясь к звукам вокруг. Тишина. Немного скрипки, оттуда, снаружи. Она задумчиво потёрла подбородок, вскинув брови, чуть удивлённо.
- Чудесато, - прошептала она и её шёпот разнёсся по коридорам отеля-госпиталя. - Какая акустика, однако.
Сегодня девушка предпочла ярко-красное платье. Всё та же "лолита", но теперь с налётом эдакой готики. Снова двуцветные, завитые в идеальные кудри, волосы: красные и чёрные, ровно пополам, завязанные в хвостики. Она огляделась и недовольно фыркнула.
- Ох, получается, я немного ошиблась и здесь только один человек... когда-нибудь я научусь пользоваться астральными магистралями без того, чтоб не попадать в такие места...но это уже совсем другая история.
Девушка разочарованно вздохнула и пошла вперёд по коридору. Она слышала, что и к ней тоже кто-то шёл: естественно, она всё-таки нарушила местный покой своим появлением и её было СЛИШКОМ хорошо слышно.
- Я пришла с миром, паренёк! - воскликнула она, оглядываясь по сторонам. - Иди сюда. Иди-иди, не бойся, котёночек!
Что-то зарычало за одной из дверей. Чарли коснулась ручки, но открывать её не стала. Прошла чуть дальше. За этой дверью тоже самое.
- Получается...половина помещений закрыты... хм, интересно, - пробормотала она. - Что же там за гадость такая...
Она подняла взгляд на Мэйсона, появившегося в коридоре.
- О какой. Ты доктор, судя по шмоткам? - она обвела его пальцем. - Прелесть. Люблю мужчин в форме. Военной, медицинской, тюремной - неважно. Смотрится как-то строго и вдохновляюще.
Девушка коротко улыбнулась.
- Меня зовут Чарли, - она склонила голову чуть набок. - Я правда не причиню тебе вреда, котёночек. Ты же всего лишь человечек, человечкам нельзя вредить. Миленький такой, просто прелесть. Злобненький, на грани суицидика, безответно влюблённенький, обиженненький, такой весь одинокий, солнышко же ты моё, тюти боже ж ты мой...
Она сюсюкала, но, как ни странно, её положительное расположение к себе Аттвуд вполне мог почувствовать. Это создание, кем бы оно ни было, пришло без желания навредить ему и даже...волновалось? Какое-то странное такое эмоциональное ощущение, подобное тому, что старшая сестра вдруг увидела своего младшего брата. Ну или девочка и вправду увидела котёнка. Беззащитного и слабого.
- Я думала, что найду здесь одного мразотного Папашку, но, оказывается, его здесь нет. Зато куча его мерзкой детворы, несколько его батареек и самый главный генератор энергии. Я люблю более взрослых и сознательных деточек, - она улыбнулась и внимательно заглянула в глаза мужчины. - Ты хочешь проснуться или тебе и здесь неплохо? Ну там, мало ли. Если тусоваться в заброшенной психушке - это часть твоих специфических вкусов, то кто я, чтоб тебя освобождать и тащить наружу? Что ты, что ты.
[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

3

Мейсон смотрел на эту странную девицу и...
Впрочем, не с этого надо было начинать.
Мейсон сидел в коридоре подле входа в ординаторскую - вот это верное начало для любой истории. Убитый или расслабленный герой, оперевшись спиной о стену, поджав одну ногу к груди, другую выпрямив вперед, с вольно расстегнутым халатом сидит и ... ничего. Он тихо настукивал по колену ритм песни Нирваны «Литий» напевая абсолютно безрадостно себе под нос основные строчки:
«I'm so happy 'cause today I've found my friends ...
They're in my head.
I'm so ugly, but that's okay, 'cause so are you ...
We've broken our mirrors…»
*
Его голос подходил, чтобы петь подобное, пусть и плохо. Иногда он замолкал, глухой звук ударов по джинсам тоже и Аттвуд прислушивался к тусклому, точно свет светлячка в тёмной комнате, звуку скрипки. Ему бы хотелось думать, что это Джалиндри и в тоже время такого думать не желал. Поэтому делал это попеременно, то уступая самому себе, то беря в руки и цепко держа волю в ежовых рукавицах. Засекать время проведенное здесь было бессмысленно, но Мейсон и без часов знал, что теряет кучу упомянутого зря. Наверное, хорошо, что здесь нет ничего, по чему можно было бы сверять бег мгновений. Иначе он бы и вовсе издергался.
«Hey, hey hey…
Hey, hey hey.
I'm so lonely, but that's okay…»
*
Сначала он думал, что происходящее сулит ему изрядную долю говнеца. Ну в смысле, знаете, он же видел Лили во время их сеансов. Но ничего не происходило. Совсем ничего, а потому он расслабился. Была бы еще под рукой гитара быть может ударился бы в безразличное наигрывание пластинок «Золотые 70-80-е». Что-то со студенческих времён. Волшебным образом повторяющиеся мотивы. Кто знает, может удалось бы даже изобразить что-то сносное из трех аккордов и своего ублюдочного чувства в груди – оно всегда помогает.
«I like it - I'm not gonna crack
I miss you - I'm not gonna crack
I love you - I'm not gonna crack…»
*
Задушевно. Романтично до такой степени, что хочется связать бантик в виде петли и подарить миру себя мертвого с утра. Хорошее утро – миф. Интересно, чем занята Лили…
Мейсон еще раз хлопнул по колену.
- Хэ-эй…
Интересно.
Рука занеслась для очередного хлопка, но в итоге спокойно легла на колено.
Или не интересно.
Мейсон вздохнул и не спеша, как-то даже тяжело поднялся, опираясь на стену ладонью. Чтож, короткий перерыв закончен – теперь снова изучать окружение, хотя казалось бы, все что надо уже найдено. Знакомые повороты и ни единой открывающейся двери. Что-то похожее на личный лимб, когда как-то вошел, а выйти уже не имеешь ни единой возможности. Кошмар приснившийся перед самым пробуждением. Молча, сопровождаемый только звуком скрипки, к которому мужчина прислушивался даже как-то бережно, словно бы сплетая из нот нить и медленно складывая к себе в карман, он пошел дальше по длинному коридору, похожему на следующий и предыдущий, уже им пройденный, олновременно. По ощущениям он здесь с неделю, не меньше. У него было время (ха.) подумать об Отце, но почему-то врач потратил его зря и абсолютно впустуб – мозг отказывался думать о чем-то стоящем. Просто находился в состоянии ожидания и внимания ко всему не происходящему вокруг.
Хлопок.
Шепот.
Эхо.
Мейсон замер, а затем сделал шаг дальше.
Что-то происходило.
- …пол…ся … немного … здесь только ... когда-нибудь...но это уже совсем другая…
Аттвуд нахмурился и медленно опустил руки в карманы халата, сжимая те в кулаки, но без какого-либо намека на силу, раздражение или затаенную злость, скорее даже наоборот – поза была довольно расслаблена, если не безразличная к возможной опасности.
- Я пришла с миром, паренёк! – воскликнул женский голос. Это ему? - Иди сюда. Иди-иди, не бойся, котёночек!
Аттвуд нахмурился и скорее назло повернул бы обратно, если бы не место, где они находились. Сюда нельзя было попасть так просто, а стало быть это либо существо, либо профессионал своего дела, забредший случайно или же по какой-то определенной задаче. Если профессионал, то довольно эксцентричный. Может Адам постарался? Было бы неплохо. Наверное. А если Существо, то..  Нормально ли это для путешествующего по Астралу? Скорее да, чем нет. Мужчина повернул за угол и взглянул на эту странную девицу. Очень… своеобразная. Снова захотелось развернулся, но Мейсон решил, что все происходящее в его же интересах, да и вообще – его профессия располагала к наблюдению некоторых вещей и похуже, чем готическое лоли.
- О какой. Ты доктор,судя по шмоткам? - она обвела его всего пальцем. - Прелесть. Люблю мужчин в форме. Военной, медицинской, тюремной - неважно. Смотрится как-то строго и вдохновляюще.
Как по мнению Мейсона: форма у врачей – самая убогая. Никаких тебе эполет, фуражек – белый халат и синяки под глазами. Вот и все, что тебя украшает. В общем, он отнесся к высказыванию спокойно, но с некоторой долей скепсиса.
Когда Леди Чарли соизволила перечислить список его «достоинств» поддержанного и застоявшегося качества Мейсон сделал последний шаг и застыл напротив. Миленький? На грани суицида и… что? Влюбленный? Хуйня какая-то. Он нахмурился и вновь оглядел Чарли с ног до макушки.
- Его поработили на какое-то время. Но сейчас он вроде, как свободен. В ком вернется – вот вопрос. – спокойно проговорил Аттвуд. – Чарли взглянула в его глаза и он не отвел взгляда. – Не часть. Я люблю тусоваться в действующих психушках. Там я … - он замедлился. – Нужнее.
Он некоторое время помолчал, не зная, как продолжить разговор.
- Кто ты?


*

Я так счастлив, ведь сегодня я нашёл своих друзей.
Они в моей голове. Я такой безобразный, но это нормально,
Ведь и ты такой. Мы разбили наши зеркала.
-
Я так одинок, но это ничего.
-
Я люблю это - я не схожу с ума
Я скучаю по тебе, я не схожу с ума, я люблю тебя,
Я не схожу с ума.

[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.[/status]

Отредактировано Iren (2018-10-27 22:04:38)

+1

4

- Скоро я буду Королевой Астрала. А пока... Просто Чарли.
Она пожала плечами и улыбнулась, склонив голову набок.
- Это хорошо. Смотрю, у тебя боевой настрой, котёночек. Но условие одно: не говори никому, что меня видел. Пока что. Чем больше о ком-то говоришь, тем он заметнее. А я пока... Скажем так. Собираю ресурсы.
Она прошлась по коридору, касаясь кончиками изящных пальцев стены и смотря на то, как та покрывается едва заметными волнами от её касаний.
- Этот отец отожрался очень сильно. Им нельзя позволять столько питаться. Ни в коем случае нельзя, чтобы он нашёл свою самку. Может, он просто не знает, что она есть... Допускаю, допускаю... - девушка нахмурилась, потерев пальцы между собой, глядя на белую пыль на них. - Их много после Токио. Отцов и матерей. Но этот самый умный и самый долгоживущий. У него есть самка. Такая же умная. И долгоживущая. Они созданы искусственно. Магические создания. Их создали эльфы. Вернее, одна конкретная эльфийская жрица. Чем мощнее существо, тем страшнее его безумие...
Чарли повернулась к Мэйсону, качая головой и поджимая губы. Она улыбнулась ему, тяжело вздохнув.
- Я бы их уничтожила, на месте того, кто там якобы управляется с Астралом. На деле же он превратил его в кучу дерьма, если честно. Которое разгребать, как всегда, умной и сильной, независимой женщине... Впрочем, не думаю, что тебя это касается, так или иначе, - она махнула рукой. - Хорошо, ладно. Для того, чтоб тебе выбраться отсюда, нужно... Скажем так, зацепиться за кого-то. Как за образ. Не за существо. За человека. Это важно.
Она вскинула вверх указательный палец.
- Очень важно, - она выразительно кивнула, хмурясь. - Любой, не вызывающий у тебя и тени негатива. Живой. Есть такой, хоть один?

[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

5

Королева Астрала. Она же просто Чарли. Мейсон усмехнулся, проводя пальцами по внутреннему шву в кармане халата и вновь бросая взгляд на странную лолиту напротив. Говорить никому о ней он не будет, и даже не потому что благороден настолько, чтобы сдерживать обещания – просто это не так уж сложно. Конечно, если он вернется, кто-нибудь обязательно спросит «Какого хера, друг, мы уже собрались вызывать патруль», но он лишь разведет руками и вернется к своей привычной работе. Своим пациентам. Обычному распорядку… Так ведь? С другой стороны, что его ждет там, в его жизни. Он никогда не притворялся, что необходим кому-то, как человек, но упорно верил в то, что его труд окупается его необходимостью и потребностью в нем других людей или существ. Как-то очень вдруг, Мейсон стал сомневаться в этом. Или уже давно к этому шел?
Что было у Мейсона Аттвуда к тридцати трем годам кроме вымышленного  имени, двух надгробий на кладбище, огромного списка мест работы за плечами, да титанического желания вновь вернуться к старой привычке курить? Гора нереализованных желаний. И это давило больше, чем осознание, что Иисус в свои тридцать три уже висел на кресте после ряда удачных проповедей. Курт Кобейн , Джим Моррисон  и та же Эми Уайнхаус умерли в двадцать семь. Где он был в свои двадцать семь и почему так злополучно пропустил эту дату? В двадцать семь он думал, что все у него идет, как надо. Но возможно, «все» это было лишь попыткой доказать своим живым и здравствующим родителям, что они зря отказались от него? Что он добьется чего-то, и это «чего-то», пусть и не определенное, будет точно хорошим, таким, чтобы..вызвать сожаление, что он уже не их сын.
Мейсон усмехнулся, опуская лицо вниз и слегка разводя руки в стороны, не вынимая из карманов, тем самым утягивая за собой полы халата. Покачал головой, точно бы существо как-то удачно пошутило или напомнило ему о давно забытом смешном моменте из жизни. Развернувшись, он взглянул в конец коридора, откуда пришел и наконец ответил:

- Слишком сложно. – он поднял взгляд на Чарли. – Если кто-то и есть, то это простые прохожие, чьих имен я не знаю. Для остальных найдется бранное слов-цо.
Заведя руку за голову, он провел ладонью по волосам, взъерошивая все на макушке, превращая и так лежащие в беспорядке пряди, в еще больший хаос. Привлекательности в образ это не добавляло.

- Чтож мне теперь, здесь вечно торчать? - спросил он как-то слишком безразлично для того, кто действительно сожалел о подобной перспективе.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.[/status]

Отредактировано Iren (2018-11-15 12:44:46)

0

6

- Оу, понимаю, понимаю, - Чарли покивала головой, поджав губы.
Девушка задумчиво посмотрела куда-то вверх, помолчав немного, а потом снова уставилась на Мэйсона.
- Мамкин мизантропик, тюти-пути, - она улыбнулась. - Пойдёт и случайный знакомый, которого видел пару раз. Фишка в том, чтобы твои относительно положительные эмоции нашли форму.
Чарли подняла руки так, словно бы в них была какая-то материя, из которой можно что-то слепить. Жестом она именно это и изобразила.
- Каждый может влиять на Астрал, понимаешь? В той или иной степени, тем или иным образом. Просто у некоторых голова заточена на это, а у некоторых нет. У кого-то больше власти, у кого-то меньше. Кому-то нужна помощь, кому-то нет. Этот мир достаточно пластичен, - она опустила руки, внимательно глядя на Мэйсона. - Слышал о том, что любая мысль материальна, да? Вот только материал здесь. В Астрале. Он иногда, конечно, находит свой выход наружу, но зарождается здесь. И вот сейчас мне нужно, чтобы ты материализовал свою мысль. Человека, который не раздражает тебя. Не бесит. Не сделал тебе ровным счётом ничего плохого. Человека, которого можно наделить особыми чертами, положительными... этот процесс очень похож на... ну не знаю, мастурбацию?
Она скривилась, пожав плечами.
- Когда ты представляешь объект и что можно было бы с ним сделать, что он бы мог тебе сделать и как бы тебе было от этого хорошо... только тут немного другая цель, - она неопределённо поводила рукой в воздухе. - Цель воплотить в виде персоналии то, что тебе нравится. Подумай о конкретном образе и он появится перед тобой. А дальше говори, каков этот человек. Фантазируй только о хорошем и о том, что важно конкретно для тебя, чтобы он таким был. Ты создашь его для себя. Этого человека. С этим лицом. С этими чертами. Здесь и сейчас. Не парься, я твою вкусовщину критиковать не буду и смеяться над ней тоже. Мне вот нравятся мужчины, которые ревут над милыми фильмами про милых животных, это чистой воды мой личный сорт наркотика.
Чарли хихикнула, снова став серьёзной.
- Давай, котёночек. Не стесняйся в выражениях. Хочется тебе, чтоб этот человек любил пиццу с ананасами - пусть, хочется, чтоб он умел вышивать крестиком - отлично, хочется, чтоб умел тебя выслушать до конца - лучше не бывает. Любые мелочи. Нам с тобой это очень, очень поможет.

[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

7

Он вспомнил...Это было давно. Может лет пять назад, но вероятнее, что больше. Он тогда не был таким воспламеняющимся от любой человеческой глупости и не раздражался даже тогда, когда последний автобус ужасно запаздывал, и приходилось как промозглый кролик, запрятав руки в карманы, скакать по остановке, выдыхая оледенелый пар под тусклым светом фонаря. До кучи ещё и единственного на ближайшие двести  метров. Он радовался возможности зайти в тёплый салон, сесть на дальнее место у окна и просто слушать музыку, держа путь домой, где тебя ждёт еда и забота. Именно в это время он и встретил её. Ту, кого вспомнил сейчас. Странная девушка, которая часто возвращалась с ним в пустом транспорте. Чудна’я. Могла подпеть вслух или подтанцевать между рядами грязных сидений и поручней, думая, что никого нет рядом. Могла рисовать что-то пальцами на запотелом окошке. Ему казалось, что они оба обращают друг на друга внимание. Не по какой-то романтической причине, а как попутчики. Вечные, знакомые, даже ни разу толком и не знакомясь. Порой вскользь он замечал названия песен или обрывки фильмов, что она смотрела. Медленно выстраивался вкус. Отношения без отношений. Она оставила Мейсону на коленях подарок в честь рождества. Просто так, точно бы это заведомо оговаривалось. А он, так и не смог передать свой, поспешно купленный на следующий же день. Какой она могла быть? Какой он себе её представляет?
- Она должна уметь слушать. И слышать. - Аттвуд сосредоточился. - Не должна увиливать от откровенных разговоров. И от того, что многим кажется неприятным, а может даже противным. Например, подробности моей работы – то еще дерьмо. От пьяной блевоты, до пробивающего бреда и безумных планов, притворенных в жизнь. Возможно она немного странная, но думаю это из-за того, что её поведение недопонято остальными.
Мужчина вынул руки из карманов и сложил их на груди. Что он придумывает? Образ того, кто есть, или того, кого он бы хотел видеть?

- Она мудрая, но это тоже не всем ясно... - он вплел пальцы в волосы и выдохнул сквозь зубы. Звук походил больше на шипение.

- Возможно у неё странные вкусы. И из-за того, она одинока. Люди в принципе редко считаются с теми, кто сильно от них отличается. О, думаю она не должна быть слишком эмоциональной. Этого мне хватает.
Аттвуд замер. Такие слова точно больше подходят для подбора пары, а не образа, что должен вытащить тебя из Астрала.

- Ещё? Или этого хватит? - хмуро свел рыжие брови Аттвуд. - Слова "как мастурбация" подействовали как надо, но все же не слишком.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.[/status]

+1

8

Чарли, едва он только задумался и начал вспоминать, закрыла глаза и умилённо улыбнулась, будто бы она могла увидеть то же самое, что вспомнил Мэйсон. Судя по всему, так оно и было, потому что "будущая королева Астрала" медленно стала поднимать ладонь вверх. По мере движения её кисти, из-под пола вылезал сероватый дымок, который плавно, изящно складывался в женский образ, идентичный тому, что представлял себе Мэйсон. Девушка была лишь зеркальным отражением той, о которой он говорил, а её глаза были мутно-серыми, смотрящими в пустоту перед собой.
Он говорил, а образ всё дополнялся, становился плотнее, аккуратнее, живее. И вот она, точная копия этой девушки. Чарли открыла глаза и осмотрела её, так же умилённо. Девчонка была одета в серую толстовку, обычные джинсы, кеды. Её волосы были завязаны в небрежный хвост. Что-то такое бывало на ней, определённо, просто не хватало части деталей. Глаза большие, открытые. Жаль, не живые. А выражение лица было и вправду располагающим. Она смотрела на Мэйсона, криво улыбаясь левым уголком губ, но не насмехаясь над ним. Скорее будто молча, по-доброму журя, что он здесь, дурак, оказался.
- Получилось. Этого достаточно. Вероятно, ты обрисовал самое важное для себя. Уж не знаю, - Чарли коснулась копии незнакомки, поправив ей капюшон. - Это правильно. Сейчас начнётся самое интересное, котёночек. Мы немного свяжем тебя и её, настоящую, но немного и нет...В общем, просто делай то, что поможет тебе отсюда уйти.
Копия подошла к Мэйсону ближе на шаг. Оглядела его.
- Парень из автобуса. Давно не виделись, - сообщила она, заглянув в глаза Аттвуда.
Её глаза всё ещё были неживыми, но, в то же время... что-то говорило о том, что она, частично, возможно, но здесь. Будто бы неосознанно. Чарли внимательно наблюдала за происходящим, склонив голову чуть набок.
- Мне кажется, ты ошибся номером автобуса, да? Знаешь, это всё поправимо, - она улыбнулась чуть шире и протянула ему руку, чтоб он взялся за неё. - Проедешься со мной ещё разок?

[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

9

Мейсон удивленно взглянул на ту самую девушку, его несуразную попутчицу по маршруту автобуса номер икс, ведшему, вероятно, к домам обоих. Такая же, точно такая же, как он помнил. Конечно, к одежде он особенно не присматривался, а значит и не мог за нее ручаться: для него что темно-серое, что серебристое, все - что-то близкое к правде и примерно одно и тоже. Но голос, лицо, тело принадлежало человеку, которого не могло сейчас здесь быть. Пусть в Астрале и возможно все. Аттвуд с затаенным подозрением взглянул на Чарли, которая породила золото из сухой соломы, точно она должна была подтвердить, что все происходящее обман, а затем вновь на девушку перед собой. Она протягивала ему руку и эта фраза: "Проедешься со мной ещё разок?" словно мягкая попытка сменить ошибочный курс направления Мейсона. Как будто он совершил промах, но никакого осуждения по этому поводу из ее уст не услышал. Все хорошо. "Пошли домой" - вот что, по его мнению, алой лентой пролегло в основе сказанных ею слов. «Мне кажется, ты ошибся номером автобуса, да? Знаешь, это всё поправимо». Любая ошибка поправима? Даже если эта ошибка – жизненный поворот в пять-восемь лет в своей жизни? Как насчет этого?
Мейсон хмыкнул, глядя на протянутую ладонь и медленно подняв руку, сжал ладонь.

- Конечно.
Он заглянул в ее глаза, смотря так, как можно было бы взглянуть на будущего партнера по путешествию или соратника в деле – оценивающе, но доверительно.

- С удовольствием.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2018-11-27 02:42:24)

+1

10

Стоило моргнуть и вот, он уже сидит в автобусе. Будто бы только что спал и вот, неожиданно, очнулся. Напротив него так же, словно после дрёмы, очнулась его попутчица. В автобусе никого не было. Пейзаж за окном был скрыт фиолетово-чёрным туманом, в то время как всё наполнение автобуса, сам Мэйсон, попутчица - вообще всё было чёрно-белым. На сидении водителя автобуса была Чарли и она вот была цветной. Она вела его вперёд, внимательно глядя на дорогу. Коротко бросив взгляд в зеркало заднего вида, девица показала Мэйсону большой палец и снова устремила взор вперёд.

Незнакомка сонно похлопала глазами, фокусируя взгляд на Мэйсоне.
- ...вау, - выдохнула девушка, наконец чётко разглядев его.
На этот раз она выглядела живее. Ясный взор и даже удивление на лице. Не явное, лёгкое.
- Давно мне это не снилось, - сказала она и улыбнулась, откинувшись назад на спинку сидения и глянув в окно. - Хотя, что-то изменилось. Впрочем, это не имеет значения. Парень из автобуса.
Глаза девушки медленно встретились с глазами Мэйсона. Она была старше, но ненамного. Создавалось ощущение присутствия в старом чёрно-белом фильме. Даже какие-то помехи перед глазами, не раздражающие, отнюдь, будто бы такие, верные, нужные здесь. Он был в своей рабочей одежде, а она в длинном чёрном платье-рубашке, с рукавами, что закрывали её руки до самых запястий, и до последней пуговицы застёгнутым воротником. Поверх плеч - платок с узорами, на ногах - слегка остроносые ботинки, явно отдающие ведьмами викторианской эпохи. Её волосы были небрежно распущены. Эдакая современная колдунья.
В воздухе было какое-то странное спокойствие. Тепло. Безопасно. В отличие от того, что вне автобуса.
- Вот что изменилось, - она хмыкнула. - Это не ты мне снишься. Я снюсь тебе. Ты не справляешься с чем-то один, да? Это случается с лучшими из нас, парень из автобуса, - она пересела на место рядом с ним и тяжело вздохнула. - Ты снился мне, когда я тоже не со всем справлялась. Всего два раза. Наверняка, ты не помнишь, что говорил мне. А я не вспомню, что скажу тебе. Это немного нечестно... Но, в то же время, это правильно. Люди должны в жизни встречаться, а не вот так. Тянуться какой-то странной ретроспективой через время, расстояние...
Она повернула к нему голову, скользнув взглядом по его лицу. Внимательно, цепко. Стараясь запомнить. Потом стала смотреть вперёд, не смутившись, нет, но не считая нужным смотреть.
- Хочешь поговорить о чём-то? Спросить? Рассказать? - она пожала плечами. - Можно и молчать, если тебе так лучше. Я могу включить тебе пару хороших песен. Знаешь, классические дорожные темы. Любому моменту своя.

+1

11

Что делать в такой ситуации? Что сказать? Когда впихнули в фильм, но забыли швырнуть вдогонку сценарием или хотя бы словарем синонимов-антонимов в скудоумную голову, или что там есть? Как там вообще поддерживают беседы, не касающиеся работы, а касающиеся… самого тебя, собственно? Вечно недовольный Мейсон, был недоволен вновь. Однако… От чего-то быть возмущенным на эту девушку оказалось очень сложной и почти непосильной задачей. Или совсем не возможной. Аттвуд чувствовал растерянность, да какую-то нереалестичность всего происходящего, точно в крови циркулировал алкоголь и туманил и так не соображающий разум.
Мужчина мельком взглянул на Чарли, мазнув взором по зеркалу заднего виденья, безрадостно хмыкнув, а затем… на Нее.
- Странные тебе сны снятся. – из вредности сказал врач. – Хотя обвинить не в чем – не нам их выбирать. – он помолчал немного и добавил, точно последний аккорд в мелодии: - Зачастую.
С их знаниями настоящего мира всякое возможно, если так рассуждать.
Он искренне постарался вспомнить где и как мог через сны приходить к своей автобусной незнакомке, или как назвать ее в ответ «Девушке из автобуса», но к сожалению, память отдалась чистой и абсолютной зычной пустотой. Она была одета просто – не за что зацепится, как казалось Мейсону, да и он не из тех, кто в принципе оценивает на людях одежку. Но с учетом окружения смотрелось… допустим хорошо.
Аттвуд убрал руки в карманы и слегка качнувшись в сторону, оперся плечом на автобусное окно, угрюмо взглянув через него на фиолетовую муть.
- Не справляюсь с чем-то один? – медленно повторил он. Действительно не справляется? А что если да. Возможно… возможно правда не справляется. Здравствуй, девушка из автобуса, я просрал все полимеры своей жизни и в тридцать три, пришедший ни к чему, хотел бы сдохнуть, дабы уже не обременять этот мир одной вечно изматывающейся, усталой, вредной, хамовитой субстанцией. Куда я иду? Зачем я иду? Туда ли начал идти, куда хотел? Что если я пропустил свою остановку? Что если и вовсе сел не в том направлении и уже пятнадцать лет еду не туда.
Никто не знает, что он не хотел быть врачом.
Мейсон вздрогнул.
Направление его собственных же мыслей как-то внезапно и резко – очень болезненно -  обожгло. Он не хотел чувствовать это.
- Упаси боже, ладно? Давай музыку. – все так же не шибко дружелюбно буркнул он, надеясь, что таким поведением Девушку Из Автобуса все же не спугнет.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

+1

12

Девушка коротко усмехнулась, качнув головой. Прикрыла глаза и сосредоточилась, явно выбирая, что должно быть здесь и сейчас. Она открыла глаза и музыка заиграла.* Тихо, спокойно. Ненавязчивым фоном, как в хорошем кино, где музыка является важным структурным дополнением.
- Так всегда. Хочешь что-то хорошее, получается как в мелодраме со сверхъестественной составляющей, - она криво улыбнулась и повернула голову к собеседнику. - Да у тебя на лице написано куда больше, чем ты хочешь. Или я вижу здесь куда больше, чем мне положено. Поди разбери.
Девушка снова уставилась в пространство перед собой. Она сложила руки на животе, вздохнув. Помолчала.
Пейзаж за окном и не думал меняться. Она скосила на него взгляд.
- Ты не в полной жопе, парень, - неожиданно заключила она. - Ты не такой уж кусок дерьма, как тебе самому кажется.
Песня сменилась. Она позволила им запеть, снова помолчав, потом свела брови и повернула к нему голову.
- Меня сейчас сплело с тобой, знаешь. Ты напоминаешь мне башню из дженги. Из которой уже вытащили много деревяшек, и она тянется вверх и тянется, а деталей в центре всё меньше и меньше. Игроки умелые и не дают ей грохнуться, но она не становится устойчивее... Если бы башня была живой, наверное, она была бы как ты.
Попутчица поднялась с места.
- Давай в конец. Там можно постоять и посмотреть что мы оставляем позади. Может, там чудовища?

*The Doors - People are strange
  The Eagles - Hotel California

+1

13

Мейсон добродушно хмыкнул. Чудовища.
- Так или иначе, хороший выбор. – поднявшись со своего места, ответил он. Его любимые группы. Его любимые песни. Интересно. Это из-за того, что они сейчас связаны, или она может слушать такое же? Если второй вариант, то цены такой девушке нету. Симпатичная, приятная в разговоре и с хорошим вкусом. У Мейсона нет друзей, только коллеги по работе, да и так, люди, что появляются и снова уходят в небытие, так и не поняв, кто ты и что ты. Однако, это совсем не значило, что он никогда не хотел иметь друзей или не желал, чтобы те или иные люди были ему друзьями. 
Возможно у него какие-то трудности в социализации, а может все дело в его индивидуальных «вредных» чертах характера, которые со временим или сразу отталкивают от себя людей, но так или иначе, самым лучшим другом для него была Грейс.  А когда-то до нее, древний, как сам Великий Рим, институтский товарищ, с которым они не виделись уже лет десять – пути разошлись в абсолютно разные стороны. 
Удерживая равновесие и цепляясь за пошарпанные местами поручни, он последовал за Девушкой Из Автобуса в самый конец салона. Странно, но он и сам любил здесь стоять чаще всего. И смотреть на скользящие по бокам автобуса и утекающие позади улицы.
- Может я просто жду, когда вытащат последнюю деталь? – усмехнулся Аттвуд, смотря в спину девушки.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2018-11-28 02:46:59)

+1

14

- Ещё бы, - хмыкнула девушка, пробираясь вперёд по салону. - Я обожаю эти песни. И много других... У меня... просто на всё есть своё что-нибудь. И так во всём.
Она остановилась, уперевшись руками в поручень и глядя вперёд. Странно, но вот здесь в окне были видны фонари, светившие сквозь фиолетово-чёрный. И даже видна дорога, взгляд мог зацепиться за редкие деревья, кусты, траву. Как будто это какой-то хайвэй и они едут в сраную жопу мира. Какой-нибудь Корнвилл, ага. Она вздохнула и повернулась к нему лицом. Не хмурясь, не осуждая за сказанное. Окинув его взглядом, она улыбнулась ему, как обычно улыбаются тем, кто сказал что-то грустное, немного обидное, пока за них переживаешь и пытаешься им помочь, а даже уже и не знаешь толком как... вот что-то такое.
- Зачем? - как-то до безобразия просто спросила она, вскинув на мгновение брови. - Это разве нужно кому-то? Это разве нужно тебе?
Песня сменилась. Запел Джонни Кэш свою "She used to love me a lot".
- Разваливаться на части, как сраная дженга, может любой идиот. А ты попробуй соберись или продолжай стоять не смотря ни на что и вопреки всему, ууу... - она усмехнулась и покачала головой. - Иронизируй, ехидничай, язви, огрызайся... защищайся как хочешь, одним словом. Не надо разваливаться, парень из автобуса.
Она отвернулась к окошку, обхватив себя руками.
- А вот и чудовища.
По дороге за ними, оказывается, ползли черви. Они двигались быстро, как казалось, но нагнать автобус были не в состоянии. Незнакомка показала им средний палец и помахала рукой, мол, кыш, кыш. Они действительно замедлились.
- На хер, господа, у нас Джонни Кэш и атмосфера недосказанности, - пробормотала она, повернув голову к Мэйсону. - Как на счёт того, чтобы... встретиться? Не во снах. Там, наяву. В каком-нибудь месте. В какое-нибудь время. Можешь даже расценить это, как шанс для самого себя. Да и для меня тоже.
Она усмехнулась, невесело.
- Мне просто не хотелось бы, чтоб ты умирал или довёл себя до совсем херового состояния. Я этого не боюсь, нет. Я не умею бояться. У меня... болезнь Урбаха-Вите. Генетическое бинго. С одной стороны, помогает в работе. С другой - мне как-то вообще ни от чего не страшно и я даже не знаю каково это. "Страшно", - она изобразила пальцами одной руки кавычки. - Но другое-то я чувствую. Не то чтоб я узнала, конечно, что тебя больше нет... но, гипотетически, меня бы это очень расстроило. Мне нравится эта маленькая дурацкая связь между нами. Одно идиотское воспоминание, длинное, но такое... дополняющее.
Колдплей вспомнили про "Violet Hill".
- Я хочу узнать твоё имя. Не здесь. Не сейчас. Там. И хочу, чтобы ты узнал моё. Это было бы очень мило, спустя столько времени.

+1

15

Мейсон посмотрел на свою знакомую как-то точно бы по новому. Реальное бинго, иначе не назовешь, ведь болезнь очень редкая. Люди нечувствующие боль попадаются и то чаще, насколько он знал. Однако оценивающий взгляд его длился ровно пару мгновений, затем он отвернулся словно бы его это дело, как и болезнь незнакомки, не касалось. Или он хотел, чтобы та так думала. Защитные реакции, она права. Он весь состоит из характеристик, рядом с каждой из которых стоит, точно солдат британской армии, какой-то способ ее перекрытия. Маленький рост, неказистая внешность, оставленный в детдоме живыми и здравствующими родителями - на те, пожалуйте: саркастически-злое чувство юмора, взрывной характер холерика а-ля "Что ты на меня пялишься,урод?", темная меланхолия, судорожный трудоголизм без продыха и желание доказать, что он может все и вся. А вы что думали? Он на божественной раздаче не пальцем в жопе чесал! Везде отхватил пару. В итоге вышло что-то такое, что хлебнешь и сразу выплюнешь, ибо чет неприятно.
Мейсон постучал пальцами по покоцанному поручню, от которого частично, местами, точно созвездиями на рисунке какого-то слепого аутиста, откололась краска и хмуро поглядел за окно.
- Ебучий вид. Ебучие черви. Как бесят. - он явно отлынивал от предоставления ответа на поставленный вопрос, ища пути временного отступления. Аттвуд вздохнул, затем посмотрел на Девушку Из Автобуса, почти сразу же, вновь почти безразлично, отвернувшись.
- Ну и... - он неуверенно махнул рукой, пытаясь сделать этот жест небрежным.- Где ты хочешь встретиться? Когда? А то я преп...прийду, а тебя нет.
Он напряженно смотрел за окно, но явно ничего там не видел, весь обратившись вслух.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-11 03:33:28)

+1

16

Девушка тоже смотрела за окно. Меланхолично так. Её взгляд был в расфокусе: она думала.
- Штат Мэн. Кейп Элизабет. Там есть маяк. У него и встретимся. Я ухожу в отпуск с 12 апреля на целых две недели и все эти две недели я буду жить в этом городе. Бери и ты, что ли. Там тихо, не жарко, не холодно. Нет кучи сраных туристов, поэтому отель местный всегда полупустой. Можно нормально отдохнуть. От всех. От всего.
Она повернулась к нему.Девушка почему-то вдруг стала очень грустной и чёрно-белые тона стали будто темнее, мрачнее, стали почти чёрно-серыми. Незнакомка закрыла глаза и покачала головой.
- Не обязательно. Тебе совершенно не обязательно этого делать, - сказала она, развернувшись внутрь автобуса. - Знаешь.
Девушка вздохнула и повернулась к нему.
- Гонка длинна. Иногда ты впереди, иногда позади, но, в конечном итоге, ты ведёшь её только с самим собой... - она посмотрела за окно справа от себя. - Это место у тебя в голове. Эта дорога. Эти черви. Это всё.
Она усмехнулась, повернув к нему голову.
- Пора навести порядок.
Незнакомка закрыла глаза и всё вокруг стало... светлеть. Заиграл Moonlight Kissed. Пространство окрашивалось красками. Не яркими, нет. Приглушёнными, мягкими. Фиолетово-чёрный за окнами стал рассеиваться, обращаясь каким-то приятным пейзажем: бескрайнее море за верхушками слегка покачивающихся на ветру деревьев, в нём отражаются звёзды, свет маяка вдалеке. Лунный свет. За окнами веяло покоем и тишиной.
Девушка стала становиться прозрачнее, будто она была призраком. Открыв глаза, она взглянула на Мейсона очень... понимающе. И, может даже, с какой-то нежностью. Она вытащила из нагрудного кармана билет и положила в руку Аттвуда, накрыв её своими исчезающими, но тёплыми и мягкими ладонями.
- Отдашь водителю, - она хмыкнула. - Пора тебе.

+1

17

Мейсон родился в Нью – Йорке и пусть город этот считал по своему себе подходящим пробивной силой, амбициями и быть может, толикой суетливости, океан он никогда не принимал за что-то красивое или значительное. Он просто был. Как был и дорогой кофе, живущие на бегу люди, бездомные, ночующие на улицах, завернувшись в просаленные куртки, отрытые где-то на местных помойках, и картонные разорванные коробки, которые становились одновременно импровизированной подстилкой и одеялом. Были в этом огромном городе, не менее огромной агломерации и обиженные всем миром контролеры, и «невероятные» газетные сенсации, исповедуемые, точно каждодневная проповедь с каждого перекрестка хоть сколь-нибудь широкого проспекта. Был и океан, от которого скорее больше проблем, чем пользы. Все тот же океан был и во Филадельфии, хотя и чуть дальше, отчего штормовые ветра доставали куда реже, чем в Нью-Йорке. Пхеньян, так уж оказалось, тоже стоял не так чтобы далеко от Западно-Корейского залива и при желании час-полтора езды мог обеспечить незабываемыми, с точки зрения обывателя, видами. Но море для Мейсона было.
Просто было.
Но не было оно никогда настолько красивым, как сейчас.
Заигравшую композицию Аттвуд не знал, но она… подходила. Пожалуй, так. Было в ней что-то успокаивающее, морозное, как в стылом застывшем вечере за окном. И можно было в ней найти туманные сугробы снега, черные, охваченные темной синевой вечера еловые лапы и лунный свет, целующий в легком блеске наст. И слезы маяка, тонущие после мимолетного проблеска в толще ледяной воды.
Мейсон еле оторвался от пейзажа за окном, чтобы взглянуть на девушку. Незнакомку. Из автобуса. Просто посмотреть, без единой негативной мысли, направленной к этому человеку.
- Да. Пора. – Куда? Зачем? Почему вообще соглашается?  – Увидимся. – Обещание?
Он задержал свою руку на ее, нуждающийся в этом слабом тепле, а затем, забрав билет и сжав челюсти, шагнул в сторону водительского кресла.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

+1

18

Незнакомка растворилась в лунном свете, будто её здесь никогда и не было.
Чарли остановила автобус и поднялась с места. Она оглядела Мэйсона с ног до головы.
- Хм, ты выглядишь не так уж и плохо теперь. Цвета делают тебя более живым, - девушка улыбнулась, даже как-то по-доброму. - Котёночек, послушай меня. Какое-то время тебе лучше не лезть в Астрал, хорошо? Просто для сохранения своей идентичности. Пока не разберутся с этим существом точно не стоит. Ты не будешь видеть сны. Ты весь будешь здесь, в мире людей, всем своим естеством. Это наложит на тебя определённые временные отпечатки. Ничто, увы, не даётся просто так.
Астральная королева положила руку ему на плечо, погладив его слегка.
- Ты будешь видеть немного странные вещи, как правило, случайно и, как правило, недолго. Возможно, когда ты будешь их видеть, ты будешь понимать немного больше, но сделать с этим, увы, ничего не сможешь. Не переживай. Я работаю над тем, чтоб этого не было.
Она подмигнула ему и протянула руку, чтобы забрать билет.
- Если ты готов, то давай. Твоя остановочка. Проснёшься - обо мне не болтай особо. Не та тема, о которой стоит, - Чарли чуть нахмурилась.
По её взгляду было ясно, что она серьёзно говорит ему это, пусть тон у неё и лёгкий.

[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

19

"Все потому что я рыжий, епте" - так и не сорвалось с его губ, оставшись лишь ворчливым комментарием про себя. Почему ворчливым? Хотя бы потому, что он не считал, что выглядит так уж неплохо. Ни теперь, ни без цвета, ни вообще. И не из-за этих вот "о господи, ну почемуж я не красивый такой. Вот всем бог дал, а у меня взял, как всегда, что зажизньтотакая" итогом которых становится новая фотка в инстаграме через тридцать две минуты и восемнадцать секунд. Нет. Просто бреясь по утрам, Мейсон плавно, но верно, убеждался, что его исправит уже только могила. А лучше всего кремация. Безусловно он должен был выглядеть прилично, пока принимал или скорее пока приходил сам к пациентам. И так оно и было: всегда опрятный, в (о май гош!) накрахмаленном выглаженном халате. Но на этом лимит приличности плавно иссякал превращаясь в тот самый заброшенный сухой пустырь, который был за съёмным домом Мейсона, в лучшие добрые, как говорится.
Однако, Аттвуд отложил все эти хреномышления до худших времён, ибо Чарли говорила о кое-каких важных для него вещах.
Например не лезть больше в Астрал. С одной стороны эта миссия была вполне выполнима: Лили уже не заперта в клетке собственного сознания и находилась сейчас в относительной безопасности, что искренне радовало Мейсона. Безусловно, как её лечащего врача, никак более. Конечно. Так что Аттвуду в астрале больше нечего было делать. С другой стороны, Мейсон не меньше, а может дальше больше остальных был заинтересован в том, чтобы эта Гнилая Тварь, именуемая Отцом была уничтожена раз и навсегда, желательно без каких-либо последствий. Было довольно смело и эгоистично предполагать, что без его помощи это не произойдёт, но... Но вдруг он мог бы что-то сделать. Именно из-за этого метафизического "чего-то" Аттвуд и поджал губы, хмуро отвернув лицо в сторону.
- Понял. - подчёркнуто безэмоционально, хотя далеко не безразлично сказал психиатр и отдал билет Чарли, даже не задумываясь над тем, что это такое и откуда было у Девушки из Автобуса. - Не с кем мне про тебя трепаться, подружек нет.
Мейсон шагнул вперёд, огибая девушку, и видимо уже собирался выйти из автобуса, как вдруг почему-то замер. Буквально застыл, словно бы споткнулся обо что-то невидимое, но к удаче, не упал.
- Послушай... - он неуверенно сжал и разжал пальцы, плавно оборачиваясь. - Если часть тебя... Хорошо забытая, отделяемая от собственной натуры, внутри тебя существует словно бы... отдельно. И ты хочешь от неё избавится. Это можно провернуть?
Моисей. Все то, что было когда-то в детдоме. Все ненужные мечты и желания, чувства, так остервенело Мейсоном давимые. Все в нем. И он не мог уничтожить его никакими силами. Но быть может это подвластно Чарли?
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

0

20

Чарли заинтересованно оглядела Мейсона.
- Можно, теоретически, - сообщила девушка, присев на одно из сидений.
Видимо, разговор между ними ещё должен был продолжиться. Пейзаж за пределами автобуса был живым и всё таким же дивным. Астральная королева даже сама на него взглянула и на её лице появилось подобие какой-то...ностальгической скорби, что ли, с примешивающимся немым любованием. Это были какие-то мгновения, но они были слишком заметны. Чарли повернула голову к Аттвуду и указала ему сесть.
- Расскажи мне, что именно тебя тревожит и почему. Я не хочу лезть в тебя больше, чем я уже влезла. Я чту рамки и границы, котёночек, - она звучала серьёзно и благодушно. - К сожалению, я не могу ответить на твой вопрос положительно или отрицательно, коль я не знаю о чём конкретно ведётся речь и не знаю зачем тебе это нужно. Более того, я не знаю совершаешь ли ты ошибку желая этого чего бы то ни было. Учитывая, что я тебя вытаскиваю обратно в свет, думаю, что я имею право задавать тебе вопросы и ожидать на них внятных ответов.
Шарлотта махнула рукой и закрыла дверцу автобуса на расстоянии.
- Говори мне правду и всё, что есть по факту. Сам. Без всяких там мыслеобразов и всего остального. Я пока не говорю тебе да, и не говорю нет и выводы сделаю из твоего рассказа сама, настаивать на чём-то, уговаривать меня или обманывать смысла нет, как и нет у тебя причин ожидать от меня помощи в этом или, напротив, быть убеждённым, что я тебе не помогу. До чего-то мы договоримся, в этом можешь совершенно точно не сомневаться. Мы в безопасности и всё нормально. То, что я говорю, что тебе пора, не значит, что мы торопимся. Мне необходимо полное видение твоей конкретной ситуации. Я не психолог и не психотерапевт. Не психоаналитик. Я - сила, котёночек. Которая может сделать что-то, а может не сделать. Повлиять на моё итоговое решение ты не можешь, но обрисовать мне ситуацию - можешь. 
Она пожала плечами.
- Слушаю тебя.

[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

21

Он даже поразился насколько правильной была ее позиция: ничего не обещать, ничего не решать, но рассудить и сказать, как есть. По факту.
- Ох ебать, я не рассказчик. – как-то отстраненно заметил Мейсон. - И сказки не люблю. Или люблю не те. – он присел на сиденье поблизости, оставляя руку на поручне. – Мои сказки не слишком-то сказочные. Но скажем так… - он замедлился ненадолго и продолжил. - Жил-был, парень. Вроде ничего такой. Возился с мальчишками из своего приюта, читал умные книжки, был… Ну в целом ничего такой. Многообещающий, как говорят. И хрен поймешь в хорошую или плохую сторону. Но в один день, он услышал, что родители, которые отдали его в приют, живы. Причем они не алкоголики какие-нибудь, не потерянные наркоманы из захолустий Бронкса. Они… нормальные. Живут своей обычной жизнью, радуются чему-то. Достигают успехов. Но просто отдали своего сына в детдом. Потому что. – Мейсон глянул на Чарли, затем слегка расставил ноги, сцепил руки и ссутулился, опуская взгляд куда-то в пол. – «Что со мной не так» подумал мальчик – который конечно же, что нихера тебя не удивит, я. «Какого блядского дьявола они засунули меня сюда?». Ну что-то вроде этого. – Аттвуд прищурился и уперевшись локтем в колено закусил мизинец, видимо, откусывая заусенец. Затем сплюнул и невесело глянул на кровоточащую рану. – Зашибись. И поехал у мелкого крышак. Начало ему казаться, точно все знают, начало… Я же неуровановешанный. Во мне есть  это отвратительной гадливое чувство что-то кому-то доказать. Получить похвалу, хотя я и так все знаю и нахрен мне сдались все эти комплементы – я и так знаю правду вполне отчетливо. Постоянно куда-то бегу. Зачем? Для кого?
Он потер ладонями друг об дружку и хмыкнул, вроде бы даже светло как-то.
- У меня жена была. Грейс. Я тогда думал, что вот оно… У меня был сын. Кха. – он потер ладонью лицо, да так и остался. – Как бы я хотел не знать этого. Но что останется? Вся моя жизнь – больная гонка с самим собой, она была права.
Мейсон посидел какое-то время, а затем поднялся с места.
- А знаешь, что. Забудь. Я не просил тебя об этом и тебя, безусловно, не видел. – Аттвуд поднялся с сиденья и повернулся, держась за поручень лицом к двери.
- Это все настолько же бессмысленно, насколько и все, происходящее. – он обернулся и улыбнулся. Получилось устало и как-то вымученно, но лицо его стало куда более приятным. – А ты ничего так, если нужно будет проголосовать, кто здесь королева, считай мой голос твой.
Он вновь развернулся к двери и лихо поднял руку.
- Отворяй.

[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-23 00:13:46)

+1

22

Чарли очень внимательно его слушала, между прочим. Она немного забавно вытянула губы вперёд, нахмурившись. Что-то в ней было от ребёнка, пожалуй, в этот момент, и лишь взгляд и её аура, от которой никаким детством и не пахло совсем, говорило о том, что существо вполне адекватно воспринимает передаваемую ей информацию. Когда Аттвуд встал, она вопросительно изогнула одну бровь. Лицо-жвачка такое, очень показательны все эмоции. Девушка похлопала ресницами, на манер какой-то куклы покачала головой, а потом и сама встала с места.
- Тебе не то нужно, о чём ты просил, совсем не то, котёночек, - сообщила она, улыбнувшись. - Тебе понимание нужно. Как и всем людям. Люди все ищут понимания. Любовь - это приятный бонус, как и дружба. Враг может быть ближе, если он понимает тебя. Любой незнакомец может стать ближе родной матери и родного отца. Если понимает тебя.
Самозванная Королева улыбнулась чуть шире.
- Самые идеальные партнёры в этой жизни не только понимают тебя, но и помогают тебе самому понять себя. Таких сложненько найти, очень сложненько. Но не невозможненько! Главное - пробовать, когда выпадает шанс. Порой приходится пробовать очень часто, но! - она вскинула вверх указательный палец. - Меня бы здесь не было, если бы я не пробовала.
Она рассмеялась и махнула рукой, открывая дверь автобуса.
- Вперёд, вперёд! Пора-пора, котёночек~!

Мэйсон, едва пройдя сквозь двери, очнулся в больничной койке. Рядом с ним никого не оказалось физически, но он смог увидеть какую-то тень в углу палаты. Часы показывали 4.38. Видимо, это и были те самые побочные эффекты, о которых говорила Чарли: тень имела человеческие очертания и стояла, ударяясь головой о стену. Пару раз моргнув, он перестал её видеть. Где-то дальше по коридору раздавалась игра на скрипке. Тихая, мелодичная и успокаивающая. Этот этаж был этажом спящих, о чём говорила кодировка на койке Аттвуда, с его, кстати, именем и диагнозом в виде трёх вопросительных знаков и слова "сон". Именно поэтому здесь было всё равно, что ты делаешь: хоть взрывпакеты поджигай, никто не проснётся и никто из персонала не скажет, что ты охренел шуметь. Кто играл на скрипке? Мэйсон уже вполне мог пойти и посмотреть. Тело его отдохнуло и усталости в нём точно не было. Посмотреть или нет - решать только ему.

[icon]https://b.radikal.ru/b20/1810/2f/608f365193fa.png[/icon][nick]Charlie[/nick][status]Hey, pretty woman. Where do you hide your knife?[/status]

+1

23

Мейсон приподнялся в постели на локтях и слегка подтянулся вверх, прикладывая ладонь к взлохмаченной голове. Та немного кружилась и отдавала тяжестью в затылке, точно его хорошенько приложили по оговоренному месту битой. Или кирпичом с ограждения заправки. Часы неприятно мелькали в темноте, ознаменуя пришествие часа волка. Именно того отрезка времени, когда во всех хоррор фильмах происходит всякий звездец. Например вот такой, какой ему только что померещился боковым зрением на грани между сном и явью.
- Охуенно. – прошептал Мейсон от чего-то действительно думая, что это охуенно. Ну а чего нет? Даже как-то уютнее жить стало. Нет, правда. Зато никогда не один. Ночные гости, а там уже небось и до разговоров дойдет. И в конце концов может быть это остальные спящие пациенты. Так ведь и в контакт недолго вступить.
Аттвуд скользнул ладонью на лицо и хрипло засмеявшись, резко открыл глаза, смотря на полумрак палаты, светлыми глазами. Красота.
Из общего коридора лилась музыка. Мейсон, еще находясь в небытие астрала, думал, что это Джалиндри. Правда, грешным делом думал, что играет она в его палате, но это тонкости. Если девушка играла для всех, кто был здесь – даже лучше. У нее благородное сердце и добрая душа. А Аттвуд таких излишеств не заслужил, вот и ответ на любой еще не заданный им вопрос. Только вот время совсем не для игр, неужели она не собирается спать?
Аттвуд опустил руку, забираясь пальцами под больничную рубашку и потер грудь. Затем хрипло закашлялся и свесил ноги в сторону, вставая босыми ногами на прохладный пол палаты. Сейчас он ее шуганет куда-нибудь вот на свое место например. Он уже належался, знаете.
Из открытой двери ударил свет и он крепче сжал ручку пальцами, прикрывая глаза свободной ладонью.
- Господи, - прошипел он, а затем потер переносицу и глазные яблоки под тонкой кожей век. – Ты не хочешь спать или боишься, скажи мне? – громко спросил Аттвуд.
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-23 01:25:44)

+1

24

Услышав знакомый голос, Джалиндри перестала играть. Пожалуй, резко. Она действительно не ожидала его услышать, а услышав... она просияла, тут же отложив инструмент. Бережно, потому что ей и так его дали с большим трудом. Надо было отдать должное Питерсу: мужчина он был светлый, умный и весьма заботливый. Очень переживал за Мэйсона, корил себя. Киркегард сказал, что это всё временно и не ошибся. Джалиндри и сама знала, что это временно, но пробуждение Аттвуда заняло гораздо, гораздо меньше времени, чем она могла предположить даже в своих самых смелых грёзах. Вероятно, ему кто-то помог. Иначе быть не могло. Вряд-ли она: её магия здесь почти не работала. Кое-что из Цитринитаса до неё доходило, конечно: так, например, она смогла более-менее привести своё физическое тело в порядок, встать на ноги без проблем после двадцати-то лет сна. Это было очень необычно...будто заново учишься ходить, дышать, двигаться, говорить. Она впервые за долгие, долгие годы чувствовала себя хозяйкой своего тела, не слышала никакого голоса в голове и не теряла над собой контроль. Воспоминания о том, что она делала, покуда Отец контролировал её, вспышками мелькали в голове, не желая адекватно укладываться и она понимала, что, вероятно, без полноценной возможности соединиться с магическими полями, она не сможет всё это сделать.
Но уходить ей точно пока нельзя. Это очень опасно для неё и для окружающих. Ей пришлось смириться с тем, что пока не прояснится ситуация с её мучителем, ей путь из Рюгена всё ещё закрыт.
Она медленно вышла из палаты, в которой до этого только спала. На ней было симпатичное серое, обтягивающее трикотажное платье с коротким рукавом, которое, опять же, ей притащил Питерс, поверх она накинула больничный халат. Ему каким-то неслыханным образом удалось в принципе угадать её размеры. Он вообще разбирался в женской одежде, что для мужского пола ещё более неслыханная редкость. Платье доходило ей где-то до середины бедра. Обувь без каблука: тоже Питерс. Ей, грешным делом, показалось, что этот мужчина хранит какой-то секрет. Иначе не объяснить то, как он во всём разбирается. Она-то понятное дело не разбиралась вот совсем, потому что в принципе мир за пределами Рюгена для неё был, фактически, загадкой процентов на шестьдесят. Может и хорошо, что ей пока туда не надо.
Увидев мужчину в коридоре и столкнувшись с ним взглядом, женщина очень по-доброму ему улыбнулась. Между ними было большое расстояние, шагов двадцать точно, но она не спешила его сокращать, не зная, стоит ли подходить ближе.
- И то, и другое.
Она говорила с акцентом, характерным, пожалуй, одновременно для французов и...эльфов, да. Кроме того, ей явно приходилось подбирать слова и выстраивать их в предложения более-менее понятно.
- Мне тяжело пока даётся говор. Прошу меня простить за это.
Лили чуть склонила голову, извиняясь этим жестом.
- Астрал сам доводит суть слов, а ранее, при бодрствовании, мне было проще говорить на родном языке для меня. Когда связь с миром за стенами этого здания вновь со мной переплетётся, я смогу понять язык лучше. В жизни иначе всё, потому речь моя менее гладкая. Желаешь поговорить со мной или тебе не нравится то, как играть я смею среди ночи? - Джалиндри глазами указала в сторону двери, из-за которой вышла. - Горестно осознание моё в том, что тебе, Мэйсон Аттвуд, довелось пребыть в том мире лишние дни по вине моей. Нет у меня сейчас возможности благодарность выразить за всё то, что сделал ты мне. А сделал много. Ты, Питерс, Киркегард. Вы трое спасли моё сознание при мощи науки, не магии. И в том, как ведается мне, и причина тому, что получилось освободить мой разум. Позволь хотя бы сказать тебе спасибо?

[icon]https://d.radikal.ru/d06/1803/83/c2713e695390.png[/icon][nick]Jahlindhri[/nick][status]dancing underneath the skies of lust[/status]

+1

25

Аттвуд отвел ладонь от глаз и, привыкнув к яркому свету плоских  коридорных ламп, посмотрел на Лили. Она, показалась ему… чудесной. От этой женщины веяло каким-то спокойствием и мудростью. Он вспомнил ее тогда, в Астрале, смущенную на брачном ложе и подумал, что все это пожалуй пришло не только со временем. Было в ней что-то такое, что хочется видеть в настоящей женщине, той самой, какую пожалуй теперь можно отыскать только среди страниц выдуманных историй. Понимающую, умную, заботливую и любящую. Или так казалось только Аттвуду. И ему безумно нравилось, как она говорила. Эта плавная медленно подкрадывающаяся речь с акцентом, походившим больше на какую-то мелодию, нежели на речь существа. Ей очень подходило. Ее слова хотелось повторять про себя, вслушиваться больше и больше.
- А, да… - Мейсон вдруг понял, что совсем не знает, что сказать и как ответить на благодарность. Но сказать надо было, хоть самое мало мальское что-то. И желательно сейчас. – Обращайся.
«Молодец! Дело дрянь, но держимся стойко» - победоносно, не без доли сарказма подвел итог Мейсон и поглядев по сторонам коридора, медленно пошел к Лили. Его взгляд из несколько сонного и измученного, стал вострым и внимательным. Он осмотрел девушку с макушки до пят, пробегаясь по рукам, волосам, талии и вниз, к стопам. Замерев возле нее, он еще какое-то время смотрел в ее глаза, а затем, явно успокоившись, сел прямо на пол и удрученно выдохнул.
- Я не имею ничего против. Мне нравится. Это здорово, для меня скрипка – запредельный инструмент. – он запрокинул голову, бросая еще один взгляд на Лили. Улыбнулся. - Выглядишь хорошо. – он выпрямился и поднял тяжелый взгляд на дверь напротив. - Видимо у тебя были силы для того, чтобы  восстановиться. – Мейсон подтянул колени к груди и потер виски, жмурясь. А вот у него нет магической энергии или какой-то охренительной регенерации, чтобы спасти свое темя от боли. Как с хорошего бодуна и чем больше активности, тем хуже. – Но наверное тебе лучше пока не выходить как…ое-то время, не подскажешь сколько я-то пролежал? Я надеюсь не четыре года? – он хохотнул и обернулся через плечо. – Хотя с учетом того, что ты мне говоришь – меньше месяца точно.
Аттвуд замер, пробегаясь по девушке взглядом.
- Я правда рад, что ты здесь.

[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2018-12-24 04:02:45)

+1

26

- Совсем мало по времени, - коротко отозвалась Джалиндри, смотря на юношу сверху вниз, но без тени какого-либо превосходства, скорее с интересом разглядывая его. - Сложно считать, мой век слишком долог. Отрадно слышать, коли скрипка не враждебна слуху твоему.
Женщина коснулась рукой его плеча, мягко улыбнувшись. Ей было приятно касаться людей. Настоящие прикосновения ни в какие сравнения не годятся с тем, что в Астрале. Они отдаются ощущениями по всему телу, дают совсем иное тепло и уплотняют реальность вокруг, что для неё очень и очень важно. Ей всё ещё тяжело было понять, что она действительно здесь.
- Мои силы здесь отсутствуют, почти. Лишь отголоски. Они позволили мне поправить себя, пусть и не в полной мере. Как правило, я выгляжу более юной. Покамест не рвусь я за пределы лечебницы. История ещё далека от конца и мне безопаснее здесь. Однако, изволила прошение дать Адаму Питерсу, чтобы довели до сведения одного человека, что мои глаза снова видят не Астрал, а реальность. Быть может, его это взволнует и мы встретимся. Быть может, нет.
Она сказала это совершенно спокойно. Сильван многое сделал для неё. Ей хотелось, чтобы он узнал, что она в порядке и его усилия не были напрасными. Пусть вроде как меж ними возникло переплетение общностей, она всё ещё осознавала, что его взгляд на неё может разительно отличаться от её взгляда на него. Ему стоит решать самому, что он хочет, а чего нет. В её власти лишь принять решение и воспринять, точно благость, каким бы оно ни было.
Эльфийка тяжело вздохнула, поглядев вперёд по коридору. Её лицо сделалось печально-виноватым.
- Я лица многих знаю. Они не все пленники, но часть много весящая здесь. Страшно, что он делал это чрез мои руки, - она снова опустила взгляд на Аттвуда. - Я знаю, что ты делал с моей памятью. Это очень мужской поступок, хоть и не стоивший того. Защита чести женщины - это достойно. Увы, смирение с тем, как это случилось и в каком виде, уже давно пришло ко мне. Благодарю вновь. Твоя забота и участие ко мне - лестны.
Она снова чуть поклонилась.
- Быть может, мне стоит сделать тебе что-то взамен? Я видела в душе твоей раны. Ты наносишь их себе сам. Весьма самозабвенно. Мы говорили с Питерсом и он сказал, что это называют среди вас... Депрессия. Сказал, что хочет, чтобы ты поправил здоровье, когда вернёшься. Он будет рад дознаться, что тебе стало легче, - жрица наклонилась к юноше и поцеловала его в лоб. - Я тоже очень рада.
Лили выпрямилась и протянула ему руку.
- Питерс научил меня делать чай. Желаешь?

[icon]https://d.radikal.ru/d06/1803/83/c2713e695390.png[/icon][nick]Jahlindhri[/nick][status]dancing underneath the skies of lust[/status]

+1

27

Лицо Мейсона стало вдруг каким-то строгим. Пожалуй это было его стандартное выражение лица, когда он думал - ненаправленная хмурота. Брови сведены, губы плотно сжаты. Он сразу понял кто тот человек, которому Лили попросила передать о себе весть. Точнее, его Аттвуд совсем и вовсе не знал, но уже успел рискнуть сделать о нем определённые выводы на основе тех вводных, что имел. Просто скажите ему, что можно считать о человеке, который за двадцать лет так и не появился в её палате, и кто в первую брачную ночь молодой девушки буквально изнасиловал её, не проявив ни капли сострадания? К своим тридцати годам Мейсон имел все, что в таких случаях полагается:
- психотравмы от родителей
- неврозы на все случаи жизни
- синяки под глазами
- тревожное расстройство
- взгляд убийцы
- депривации сна
- пакет с пакетами
- отсутствие всяческого желания жить
- пульт в целлофановом пакетике
- внимание: ненависть ко всяким уродам.
И этот человек или, что вероятнее всего, существо чудно вписывался в этот список. Кем бы он ни был.
Когда девушка заговорила вновь, Аттвуд медленно перевёл свой мрачный взгляд на нее, слегка поворачиваясь корпусом. Нет. Он упорно не понимал, почему она смиряется. Может здесь играет роль время - так сказать если его больше, чем среднестатистическая  человеческая жизнь, то может оно и взаправду лечит. Только вот херня все это, придуманная явно для каких-нибудь иных поводов.
Секундочку...
Что?
Мейсон отвел взгляд.
- Вот уж не Питерса это дело.
Девушка склонилась и поцеловала мужчину в лоб. Он спокойно следил за происходящим, чувствуя, как его возмущение не то чтобы исчезает, но принимает другую направленность.
- Желаю. - он поймал её руку и не вставая так и взглянул на Джалиндри снизу вверх. - Но скажи, почему ты так спокойно рассуждаешь о том, что произошло? - он кивнул в сторону. - Виновато в этом время или что-нибудь другое?
Мейсон поднялся на ноги. Теперь он был выше, возможно, как и полагается мужчине?
- Может взволнует, а может нет?
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

Отредактировано Iren (2019-01-06 23:18:14)

+1

28

Женщина глядела на него с мягким укором. Его агрессивность напоминала ей бунтарство юного Аэля, когда тот столько всего хотел доказать всем вокруг и себе, что тренировался до ожогах на ладонях и отталкивал родную мать, желавшую забрать его домой, успокоив его безумное рвение обогнать свои же собственные возможности. Он собирался стать великим. Стал. Посмертно.
- Время винить проще всего во всём свершаемом и ощущаемом, - отозвалась она, держа его за руку, пока он ещё сидел. - Мой взгляд отличается. Только и всего.
Он поднялся и женщина чуть сжала его ладонь. После - выпустила, кивнув в сторону, откуда пришла. Питерс разрешил ей пользоваться комнатой для персонала и именно туда она повела Мэйсона, не в палату, из которой вышла. Войдя в помещение, где была плита, холодильник, стол и диван с телевизором, она сразу прошла к чайнику и включила, чуть хмурясь: она ещё не совсем запомнила как пользоваться техникой и убеждалась, на всякий случай, что всё сделала правильно. Раз загорелась лам-поч-ка и забурлила вода, значит да. Джалиндри открыла шкафчик над головой и вытащила упаковку с чаем, подписанную именем и фамилией Адама. Затем две чашки.
- Почему беспокоит тебя это? - она повернула к Мэйсону голову, коротко вопросительно вскинув брови. - Ты дважды сходился с моим сознанием в Астрале, как сходятся мужчины и женщины обычно. Первый раз ты встал на его место и был нежен со мной, как не была нежна рука единственного, кто касался меня по моей воле. На второй раз Отец воспользовался тобой и извратил нашу связь. Ты ощущал отголоски меня слишком близко. Причина в этом?
Эльфийка услышала, как щёлкнул чайник и залила чайные пакетики кипятком, с интересом наблюдая за процессом. Она помнила, что видела это раньше, но, видимо, Отец тогда контролировал её и она слабо запомнила как это выглядит. Ощущение возникало схожее с дежа вю.
Женщина протянула ему чашку, взяла свою и села за стол, грея руки о чашку.
- Не держи на меня зла. Отец использовал меня для соблазнения. Многих. Физически. Ментально. Отголоски, что терзают меня, выглядят скверно. Потому что я есть скверна в них, - она подняла глаза на Мэйсона, коротко взглянув в его глаза, а потом отвела взгляд в сторону. - Очиститься от того, что делали со мной всё это время будет очень трудно. Недостойность моих деяний пугает даже меня. Оправдывать себя могу я лишь тем, что Отец контролировал меня, но душа моя, сознание моё и тело моё извращены и измучены похотью, насилием и злобой. Храм внутри меня содрогнулся и часть его обратилась руинами. Однако... именно то, что существует Сильван, давало мне надежду. Он возвращался ко мне. И возвращал меня. Когда я думала, что моё существование не нужно даже мне самой. Он не мог мне помочь. Мужчины часто соревнуются меж собой. Ты выиграл у него. По части моей свободы. Но ты не знаешь каково то, что происходило со мной и не видел то, что деяния его будили во мне. Он мог убить меня. Думаю. И не раз. Но оставлял жить, быть может, надеясь в глубинах себя, что однажды сможет исправить всё. Быть может, воспринимал мою смерть как проигрыш. Личный. Самый большой.
Она грустно хмыкнула, сделав глоток чая, всё так же смотря куда-то в сторону, перед собой. Спокойная, размеренная, она сидела ровно и была таинственным образом величава и благородна, даже не смотря на простецкий внешний вид. Эльфийская жрица.
- У нас был сын. Он погиб. Он был достойным. Он любил меня, - женщина повернула голову к Мэйсону. - Как мать. Как жрицу. Как душу. Я ненавидела его отца, но вскоре... мне открылись истины, о которые прежние чувства изламываются и преображаются. И я полюбила его. Поняла его. Вожделеть не смела, но он был моим богом. Во всех смыслах. Это всё сложно для восприятия взглядом того, что живёт мало. Не пойми неверно, я не пытаюсь тебя очернить и обесценить. В том и дело, что мы пытаемся быть, как вы, люди, но у нас плохо получается из-за множества лун и солнц, что сменились над нашими головами и освещали разные земли и разное состояние мира в разное время. Ты мне приятен, Мэйсон Аттвуд. Твои устремления. Твоя душа, хоть изранена прошлым, светла и сильна. Скрывать не буду. Мне ты напомнил сына моего своими порывами. Как и он ты делаешь те же ошибки. Обжигаешь руки о пламя из раза в раз, забывая, что раны заживают тяжело, если бередить их, вместо должного лечения.

[icon]http://funkyimg.com/i/2PwBj.png[/icon][nick]Jahlindhri[/nick][status]insatiable[/status]

+1

29

Мейсон прошел в помещение вслед за Джалиндри -  уже конечно же совсем не Лили, слишком разными ему казались эти два, пусть и сопоставимых с друг другом, образа -  и хмуро оглядевшись довольно споро пошел к столу, о чем крупно пожалел. Голова слегка закружилась, а виски потяжелели, отдавая болью через глазницы прямо в переносицу. Его собственная боль его не щадила, но врач был наглым и настойчивым, а еще считал, что жалея себя все усугубит раза в два. Отчего старался не обращать на себя никакого внимания и вовсе, упорно твердя, что ему все шикарно, он здоров и вообще легок, как перышко на весах Ра.
- Я просто злой. – хотел было вредно ответить Аттвуд, но получилось как-то абсолютно устало, даже на выдохе. Он поставил локоть на стол и потер лицо, в особенности уделяя внимание глазам под веками. Надавливая на глазные яблоки становилось на доли секунды легче, но. Только на пару мгновений и только.
- Я… - Аттвуд опустил руку и посмотрел куда-то мимо Лили. – Злой. – вышло уж совсем беззащитно, но затем мужчина нахмурился и подобрался, сфокусирываясь на женщине. – И меня раздражает.
Мейсон взял чашку и вновь поморщившись от боли, поставил ее на столешницу перед собой, не убирая рук. Он какое-то время слушал Джалиндри, смотря на чай, а затем как-то само собой разумеющимся образом переместил свой взгляд на нее саму. Его хмурый взор был внимателен и цепок. Он наматывал к себе в сознание все, что она говорила. А когда закончила, лицо его стало отчего-то печальным.
- Понимаю. – он сделал глоток, уже не поднимая взора. – Понимаю… - снова молчание. Она права, чего-то он не знает. И он не спросит подробностей больше тех, что она уже рассказала ему. Наверное не предупреди она Питерса найти того парня, он бы предложил ей сам – первым делом после этих слов, честно. Если он давал ей силы переживать весь этот кошмар, то оно того стоит. И не важно Мейсону какие между ними отношения.
Аттвуд устало положил голову на стол и прикрыл глаза.
- Просто поправляйся быстрее. - Мейсон устало выдохнул и приоткрыл глаза смотря так на Лили. – Плавно и потихоньку все восстановиться. – он вновь зажмурил глаза, сосредотачиваясь. – Что ты имела в виду, сказав «Они не все пленники»?
[icon]http://sh.uploads.ru/b6BKc.png[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Father, yes son.
I want to kill you.[/status]

+1

30

Джалиндри ласково огладила голову Мэйсона, что-то прошептав на своём родном языке. По её пальцам пробежались слабые светлые искры, но их было достаточно, чтоб облегчить его боль. Не убрать полностью, но просто облегчить. Убрала руку и посмотрела на ладонь с неким разочарованием. Не иметь достаточно сил для такого простого жеста для неё было огорчением, нескрываемым. Женщина привыкла быть сильнее. Она поиграла пальцами в воздухе, а затем положила ладонь на стол.
- Это значит что пленники не есть все, кто спит. Иные спят по причинам иным. Мне ведомо, кто из них там. Одних я вспоминаю. Других чувствую. Доктор Питерс сделал пометки в их делах, если они связаны с Отцом и отложил в сторону. Он работает над получением разрешений могущих дать доступ к информации об этом создании и о том, что случилось в городе, который называется Токио. Я такого не знаю, - она смущённо опустила взгляд, чуть улыбнувшись, а потом вновь подняв его на Аттвуда. - Всё не так плохо, Мэйсон. Ты человек лучше, чем некоторые из людей.
Она сделала пару глотков чая, после чего вздохнула, продолжив улыбаться. Эльфийка была очень спокойной, степенной. Её движения были грациозно-неспешными, лёгкими, плавными, такими заметно неподходящими этому месту и этому времени. Слишком большой провал в восприятии мира сказывался на ней, определённо. Женщина не знала пока что чувствовать по этому поводу: разочарование, страх, злость или что-то иное, а от того решила просто абстрагироваться от всего и принимать пока то, что происходит, не вдаваясь в размышления на счёт этого. Всему своё время.
- Edra le men, men na guil edwen, haer o auth a nîr a naeth, - произнесла она почти певуче, внимательно глядя на Аттвуда. - Так говорили в моём народе. Вестимо, до пор сих говорят. Открывается тебе дорога, дорога к другой жизни, вдали от войн, слёз, горя. Это было благословением когда-то. Сейчас - не знаю. Надежда во мне говорит, что ещё является. Мои надежды таковы, что тебе ещё предстоит познать то, что должно и стать тем, кем ты захочешь, а не кем тебе будет нужно. Помог мне. Помогал и иным людям. Но что стоит помощь, когда сердце во зле на самое себя, что ты не так жизнь свою проживаешь? Мне горько чувствовать отголоски того, что чувствуешь ты. Посему - беречь себя тебе наказ даю я.
Она покачала головой, как будто сетуя на то, что он себя не бережёт и погрозила ему пальцем, чуть рассмеявшись, а после - вздохнув. Она испытывала некую неловкость в общении с ним, но не дискомфорт. Она просто не знала чем может ему помочь и что ей нужно бы ему сказать.
-  Mae carnen, mellon nîn. Хорошо поработал, мой друг. Так что пора отпустить себя к отдыху. Ты спас меня и мне того не забыть, - женщина взяла его руку в свои.
Её ладони были мягкими, но холодными.
- Не забудь и ты, что я прощения твоего прошу за всё, что сделала с тобой.

[icon]http://funkyimg.com/i/2PwBj.png[/icon][nick]Jahlindhri[/nick][status]insatiable[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Tag, You're It!