Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Уголок crabbing-писателей Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » Rise


Rise

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/iRb9V.jpg
Картина Огюста Ренуара "Завтрак гребцов".
"Если бы не ты, мои чувства были бы лишь бледным отражением чужой любви."
"Амели".
"Nothing you can make that can't be made
No one you can save that can't be saved
Nothing you can do but you can learn how to be you in time
It's easy
.All you need is love."

The beatles - all you need is love.

Отредактировано Iren (2018-05-11 19:53:09)

0

2

http://s5.uploads.ru/t/w6Nn8.jpg
Фрагмент картины Хоакин Соролья-и-Бастида "Время купаться".

2003 год, 8 августа.
Астрал знает, Жан знает.


Жан прищурился и затянулся.
- Что-то в этом есть. – тихо сказал он, выпуская сигаретный дым и отвернувшись, затушил окурок  об чугунную ограду мостовой. Мишель проследил за этими действиями и вновь повернулся вперед. Туда, где его босоногая сестра кружилась по краю фонтана с каким-то очередным ухажером. На улице уже давно было темно, а фонари освещали не все, точно бы вычерчивая по серебристому мазку какое-то из утерянных полотен Моне. Лили улыбалась, глупо смеялась, подставляя лицо холодным брызгам.
- Пусть и коротко, но каждый раз все так красиво. – продолжил он хриплым голосом. Совсем не предназначенным для чувственных разговоров.
- А если хочется, чтобы навсегда? – пожал плечами Ривьера и слегка повернулся в сторону друга, все же не выпуская из вида парня с девушкой.
- А есть ли это «навсегда»? – все так же не повышая голоса и не меняя интонаций спросил Жан и устало облокотился на ограду, расставляя локти. – Почему бы не наслаждаться вот этой красотой?
Мика как-то неопределенно повел плечом и, склонив голову к своему плечу, посмотрел на Лили.
- Просто хочется, чтобы кто-то тебя понимал. Любил. Так устаешь каждый раз открываться, снова и снова. А в итоге, люди уходят, унося с собой остатки тебя. Не нужные, по сути ведь.
- И ты не думаешь, что сам что-то в этих уходящих поменял?
- Может быть. – Мика потер висок и зачесал волосы. – Но я хочу верить, что я найду единожды.
- Боюсь тебя расстроить.
- И не надо. – он улыбнулся, делая шаг вперед. – И не надо. – повторил он. – Лили! Стерва! Пошли домой!
- Мика, - саркастично начал Жан, следуя за ним. – Ты психолог или где?
- Только не по субботам! – засмеялся он и, протянув руки, поймал спрыгнувшую Лили. Он прижал ее к себе, слегка погладив по голове. – Пойдем-пойдем, - он взглянул на парня, чье имя даже не знал. – Она мне сегодня должна.
- Как будто бы ты сам не справился? – засмеялась девушка и слегка оттолкнувшись, заглянула в его глаза. Абсолютно идентичного цвета. Они так похожи.
- Она ему точно нужна. Ванилопередоз. – отрезюмировал Жан, коротко посмотря сначала на часы, затем на стремного парня Лили, затем на этих двоих дебилов. – И давайте быстрее, а то не повезу.
Он развернулся и направился куда-то вдоль улицы.
Брат с сестрой переглянулись, затем одновременно посмотрели на уже явно не нужного парня.
- Ну ты можешь с нами. – предложил Мика.
- Не-не, пожалуй я… - он сделала какой-то жест в сторону. – Пойду.
Брат с сестрой одновременно улыбнулись и так и не отрываясь друг от друга помахали рукой.
Затем Мишель развернулся и пошел вслед за Жаном.
- Так чего там у тебя?
- Да не важно.
Они уходили все дальше, дальше…
- Эй! Это что за тайны еще?
- И не одна-и не одна.
Пока не ушли с площади совсем.

+1

3

http://s7.uploads.ru/t/9O8ga.jpg
Фрагмент картины Хоакин Соролья-и-Бастида "Бег по пляжу".

2003 год 20 августа
Астрал знает, Мика, Жан и странный парень знают.

Лили махнула рукой, почти до локтя украшенной тонкими браслетами, и серебристая машина замедлила ход, плавно паркуясь у бордюра. Мика тут же забрался на переднее сиденье, поворачиваясь к Жану и протягивая ему кулачок, для приветственного стука. Тот только дернул бровью и взглянул через зеркало заднего вида, на умостившуюся позади Лили и ещё какого-то бледного взволнованного парня в чёрном костюме. Который выглядел самым приличным из них всех. Даже с бабочкой.
- Мы опаздываем.- сказала девушка и улыбнулась, погладив парня по плечу.
- На свадьбу! - простонал он.
Жан поглядел на Мику.
- Ну мы не очень рассчитали, да. - развел руками он.
Он покачал головой.
- Ну как всегда.
Жан вытащил из нагрудного кармана рубашки сигареты.
- И сколько времени осталось?
- Пятнадцать минут! Это какой-то кошмар...- пролепетал парень. Лили закатила глаза, наглаживая усерднее. Видимо эту фразу он произносил не в первый раз.
- Франц, мы успеем.
Жан кивнул.
- Да, точно, Франц.- безучастно сказал он и закурил. Затем вздохнул, выпуская дым.- А я увольняюсь кстати.
Мика приподнял брови.
- А чего так?
- Не надо было с ней спать.
Мика победоносно указал на Жана пальцем.
- Да ты все время так говоришь.- низко проговорил мужчина, отгадав мысли друга наперед. - То, что один раз это стало правдой, не изменяет, что ты не прав остальные двадцать пять на восемь.
Ривьера фыркнул и отвернулся к окну.
- Изв..Извините,но может мы уже поедем???- нервничая все больше, спросил Франц, смотря на темноволосый затылок водителя.
Жан посмотрел на наручные часы.
- Ну можно. Мик.
Ривьера молча открыл бардачок и достал короткие кожаные перчатки без пальцев, протягивая их Жану. Надев их, он завёл мотор и глянул в зеркало, проверяя дорогу.
- И му-узыку.-задумчиво пробубнил Ривьера, залезая в бардачок по глубже и вытаскивая диск.
- Мне не нравится твоя музыка.
Мика повернулся к Жану и легким жестом, вместо одного, в его руке оказались аж три диска.
- Тогда почему они все у тебя так и лежат?
- Лень выкинуть.
Он плавно выехал на дорогу. И абсолютно незаметно для простого смертного чувства равновесия разогнался почти до ста. Мика вытянул ноги и вставил диск во встроенную магнитолу. Зазвучало что-то явно перезаписанное с радио.
- А я вот тоже увольняюсь.
- Ничего себе. Да мы созданны друг для друга. Это отвратительно.

Сто двадцать.

- Может отпразднуем это? - спросил Ривьера.
- В "Лиссабоне"! - уверенно и мечтательно вставила девушка, точно не замечая, как весь мир за окном размазывается в несуществующие краски. Франц в ужасе посмотрел на спидометр.

Сто сорок. За пару мгновений.

- Я теперь как бы без денег.- сказал Жан и прищурившись, затянулся сквозь зубы, даже не дотрагиваясь до сигареты. Легко вывернул руль, выезжая на встречку, отмеряя расстояние.
- Господи! - раздался щелчок пристегиваемого ремня.
- Не удивил.- одновременно сказали оба Ривьеры.
- Жан,- продолжала Лили.- Вот мы на свадьбу. А когда на твою?

Мужчина легко вернулся на свою полосу, вдавливая педаль газа и разгоняясь сначала до ста восьмидесяти, а затем и до всех двухсот.

- Ни-ко-гда. Думаешь я идиот, чтобы позволять вашей дурной фамилии отплясывать на моей свадьбе.
- Господи, Вы ему доверяете? Мы же несемся больше двухсот!- пролепетал Франц, перебивая, уже пристегнутый и вторым ремнем безопасности крест-на-крест.
Все в салоне замолчали.
- Нет, что ты.- Лили, смеясь, вынула перо из волос и выставила в блондинистую шевелюру чужого жениха.- Это же Жан.
- Водить нужно так, чтобы не падал пепел с твоей сигареты, но получать минимум два штрафа в день за превышение.- мужчина перевёл взгляд тёмных глаз на Франца, встречаясь с его взглядом в зеркале. И указал на свою сигарету, уже перегоревшую на половину.
Сбоку вытянулась рука с телефоном. Мика нажал кнопку и раздался смех старой бабки.
Жан ошарашено посмотрел в его сторону.
- Ты откуда это дерьмо блять берешь?
- Ну ты знаешь эту рекламу на обороте тетрадей? Смотри че ещё есть. - Ривьера принялся отчаянно щелкать на кнопки своей серебристой покоцаной раскладушки. Льющаяся вода, чирикающие птички, снова смех, но детский.

Машина вносится в подземный туннель и явно придумывает свою собственную полосу движения, заезжая колесами на покатые стены.

- Ставки? - Жан прищуривается.
- Двести.- быстро от Мики.
- Триста.- Лили.
- Это мои деньги! - Ривьера оборачивается. - Ладно... Франц?
Бледно-зеленый Франц не ответил, испуганно смотря на то, как они катятся к ограничениям о ремонте дороги прямо на развилке после выезда с туннеля.
Жан медленно сбросил пепел в пустой пластиковый стаканчик от кофе, и зажав сигарету в зубах вновь, вырулил из общего ряда.
- Я ставлю сам на себя ужин.Так, пятый президент Америки!
- Монро!
Лили ошарашенно посмотрела,как они выезжают с туннеля и сносят ограждения.
- Откуда ты знаешь?
- Я хорошо учился в школе.- Мика обернулся.- У нас игра такая, когда к выходу из туннеля подъезжаем, Жан задаёт вопрос и кто ответит до того, как на улицу попадем, тот выиграл. Проигравший оплачивает Жану штрафы.
Ривьера отвернулся.
- Хотя это не имеет смысла. Все равно Лили не работает.
- Я заплачу потом! - возмущенно сказала она.- Да,Жан?
Мужчины на передних вдохнули. Жан вывернул на поломанный участок и сосредоточевшись,набрал ещё большую скорость.
- Держи Франца, Ли.- прищурился Мика, глядя на торчащую арматуру вместо дорожного моста.
- Держи пакетик,Франц~ Дыши в пакетик. Во-от так. Глубокий вдох. Выдох. Молодец!
Парень зашуршал пакетом.
Мика восторженно посмотрел вперёд.
- Окно...
- Откроешь - руки оторву.
- Крыша.
Жан поколебался.
- Смогу.
- Еее!- Мика поднялся, открыл люк в крыше и высунулся под ветер. Лили зажала его ноги,придерживая и в тоже время смотрела на Франца.
- Полоумный.- она глянула на Жана совсем, как Мика, но по другому поводу.- Оба.
Ривьера расставил руки в стороны и закрыв глаза улыбнулся. Ветер трепал волосы, развивал свободную рубашку. Затем запрокинул голову и смеясь, закричал.
Жан хмыкнул.

Машина легко выехала с моста и перелетела пролет.

Снизу её проводили взглядами водители, стоящие в пробке.

- Папа,папа,это самолёт? Или птица?-спросила девочка на заднем сиденье одной из машин.
- Это дегенираты доча.
- А кто такие де..
- Плохие человечки.

Крик Мики разнесся над автострадой, солнце скользило по капоту авто. Они легко выехали к городу.
Франца уже почти не было.
- Какая церковь?
- Мадлен.
Жан легко свернул на небольшую улицу и остановился недалеко от парадной украшенной церкви.
Лили, успокаивая, вывела жениха и того моментально вывернуло в клумбы.
- Смотри ка. - Жан похлопал по рулю. - С тебя ужин.
- Нет проблем,приходи! - Мика улыбнулся.
- Как нвесту то зовут?- Жан глянул на Франца. Мика тоже посмотрел на него.
- Да я не знаю, мы с ним познакомились двадцать минут назад. Лили подбежала, сказал, парень опаздывает, назвали его Францом, чтобы время не тратить, да поехали.
Жан ошалело посмотрел на Мику.
- Понятно.- в итоге пожал плечами он и вытащил вторую сигарету, взамест первой. Сзади подъехали полицейские.
Оба мужчины одновременно обернулись, положив руки на подголовник сидений и осмотрели машины с мигалками.
- Ну что? Заплатишь или свалим?- спокойно поинтересовался Жан.
- Денег нет. Заводи мотор. - так же спокойно ответил Мика.
И они одновременно повернулись вперед.
Раздалось урчание двигателя.

+1

4

Жозефин знает, Астрал знает.

Ноябрь 2011.

Дверь хлопнула. Жозефин улыбнулась и элегантным движением пальчиков заправила прядь светлых волос, выбившихся из низкого пучка, за ухо, но так и не оторвала своего взгляда от рагу, которое перемешивала в сковородке маленькой лопаточкой. Выглядела она при этом в огромной кухне действительно по-домашнему: в простом цветастом платье на выпуск, поверх которого был надет белый фартук, уже попорченный какими-то брызгами  и остатками муки. На аккуратных ступнях мягкие тапочки – уже не тот возраст конечно, но раньше она даже по дому щеголяла на высоченных каблуках. То ли не принимала свой скромный рост, то ли просто отдавалась своей маленькой страсти.
- Проходи на кухню, дорогой, как переоденешься. – громко сказала она, стараясь заглушить шкворчание еды. Отклика однако же не последовало, только удар связки ключей по какой-то поверхности. Жозефин на это не обратила никакого внимания. Бывало ее муж приходил с отсутствием всякого настроения, уставший и озабоченный проблемами на завтра. В такие моменты женщина предпочитала спрашивать обо всем уже после еды. Все затихло и Жозефин тихо мурлыкая про себя текст какой-то колыбельной, мягко перевернула овощи и накрыла сковородку запотевшей влажной крышкой. Она развернулась и громко ахнула, не ожидая увидеть на своей кухне кого-либо. Лопатка выскользнула из ее пальцев и она прижала ладонь к груди.
- Боже, Мишель! Как ты меня напугал! Прошел на кухню как… - она оглядела сына. - … приведение. С тобой все в порядке, дорогой? – взгляд Жозефин забегал по его бледному лицу без какого-либо выражения, по глубоким синякам под глазами и какой-то сжавшейся позе. Она не стала больше задавать каких-то вопросов, позволяя Ривьере собраться, но материнское сердце чувствовало что-то неладное. Какую-то беду.
Мика глубоко вдохнул.
- Я… - он покачал головой и поджал дрожащие губы. Из глаз покатились слезы, и он зажмурился, сжимаясь еще больше. Говорить по всей видимости у него не получалось, не сдюжил. Просто сел на стул и склонился вниз.
- О, дорогой… - Жозефин подбежала к сыну и быстро пододвинув стул ближе к его ногам, села и прижала кудрявого парня к своей груди. Тот от ощущения тепла и поддержки, расслабился и заплакал еще громче, звучно всхлипывая и дрожа всем телом. – Мой мальчик. Мой маленький Ривьера, что же случилось с тобой? Кто тебя обидел? – женщина положила руку на его затылок и прижала голову ближе, позволяя сыну откинуться на нее и поплакать вдоволь. Какое-то время они так и сидели вдвоем: она переживала и разделяла со «своим мальчиком» боль, а он просто плакал в такое знакомое и родное плечо матери. Постепенно, очень медленно он затих и с силой заставил себя сглотнуть комок, сидящий все это время поперек горла.
- Она ушла, ма. Она ушла. – сипло прошептал Ривьера и Жозефин отпрянула, обхватив ладонями его лицо и всматриваясь в припухшие покрасневшие от слез глаза.
- Погоди, сейчас. -  она поднялась, не поправляя юбку и подойдя к раковине, налила из фильтра пол стакана воды. Затем поднесла его Мишелю, положив руку на спину. – На, попей, дорогой.
Мика перехватил стакан и послушно сделал пару глотков, все еще неровно, но глубоко вдыхая, стараясь успокоиться.
- Расскажи, кто ушел? Твоя девочка – Кристина?
Он кивнул, отставляя стакан на круглый, убранный скатертью стол.
- И где она сейчас? Вы поссорились? – явно очень переживая спрашивала Жозефин.
- Нет. Я не знаю где она и это самое ужасное – я не знаю где она и что с ней!
- Но она… ушла? Не пропала, ее не похитили, она…
- Именно ушла, ма. Оставила записку, что уходит, что так больше не может и ушла. И я не понимаю, что сделал не так. Не понимаю, где совершил ошибку. Столько раз перематывал воспоминания, но чем больше думал, тем труднее становилось разобраться., - затараторил почти слитными французскими фразами парень. – Я звонил всем друзьям, в больницы, в хостелы, в отели, в полицейские участки, я не знаю больше, где ее искать! Я готов прокочевать всю Францию, но нет ни одной зацепки!
-Тихо. – шепнула женщина и вновь погладила сына по волосам.  – Может и не нужно ее искать, дорогой?
- Как не нужно, ма? Как не нужно? Она же беззащитная девушка, вдруг с ней что-то… Господи, почему она не сказала мне просто? – всплеснул руками  Мишель. – Что не любит меня, что не хочет со мной, я бы нашел для нее место на первое время. Я же… Арр! – Мика злобно заковырялся в кармане джинс. – Блин, не то… Вот! – он шваркнул об стол маленькой красной коробочкой. Жозефин прикрыла рот ладошкой. – Я хотел стать ей мужем! А сейчас не хочу быть ни кем в этом мире. Абсолютно никем. Я больше не работаю ма. Докторскую бросил. Не закончу. Прости.
Мама понимающее покачала головой и, протянув руку, положила ладонь на его плечо.
- Все нормально, Мишель, я понимаю. Не обязательно, ты можешь пока положиться на нас с папой, пока ты… Все это переживаешь в себе. Не вини ее, думаю у нее были причины. Даже если она о них не сказала. И лучше так, чем продолжать не любя, ты согласен?
- Согласен, мам, но…
- Так-так, послушай меня молодой человек! – она задорно улыбнулась. – Кому, как ни мне понимать любовь. Если твое – оно останется, не смотря на годы, не смотря на расстояния, не смотря на преграды и обстоятельства. А если нет – то пусть уйдет. Тебе нужно принять себя сейчас, такого, какой ты есть и не пытаться понять или даже выдумать, что с тобой не так, хорошо, золотце?
Мика задумался, возведя глаза к потолку, а потом, поведя бровью, все же кивнул.
- Вот и хорошо. А теперь – будешь рагу?
- Конечно.

+1

5

Детские видосики.

0

6

Какой-то из снов Мики.

0

7

http://s5.uploads.ru/t/tpJVP.jpg
Фрагмент картины Хоакин Соролья-и-Бастида "Белая Лодка".

Жан знает, астрал знает. 5 октября 2017.


Они ехали в машине все вместе. Набились на сиденья, как шпроты в консервную банку: бок к боку и даже немного друг на друга. Жан за рулем, – конечно права были почти у большей части пассажиров, но входивший в компанию Дюран автоматически перетягивал роль водителя на себя, даже если автомобиль был не его, и это являлось неизменным правилом номер один – Лили на Андре прямо рядом с ним. Странно, но никто даже не думает пустить на этот счет пару шуток. Наверное, потому что это Андре – большой человек с большим сердцем и самой голубой на свете душой. Голубее него только небо, да и то друзья иногда спорят на этот счет, перебрасываясь, то вяло, то азартно, своими вариантами «голубости» и строя теории, сколько кислорода должно быть в атмосфере, чтобы небо было того самого необходимо-насыщенного цвета. Андре только смеялся и никогда не принимал ничего близко к сердцу. И относился к девушкам, как к маленьким принцессам, вне зависимости от их возраста, что было его слабым и сильным местом одновременно. Агата, Правеш и Рикко позади вытиснили Мику к самой дверце, заставляя даже слегка приподнятся, налегая на нее локтем. Трасса долгая, а окна опущены, пуская в салон теплый ветер, и друзья занимаются кто чем. Агата что-то доказывает Лили на переднем сиденье и иногда в спор вмешиваются остальные, вставляя свои пять центов: Правеш свое мнение, Андре скромные замечания по поводу сквозняка, Жан саркастичные шутки, а Рикко недовольные закатывания глаз. Мишель сам не заметил, как улыбаясь от происходящего, под мерный шум ветра, мотора и близких голосов начал засыпать, подклевывая носом и сползая с собственной ладони. Он видит, что Лили, что-то сказав Агате, ловко поворачивается в руках Андре и обращается к Мике. Он почти слышит ее вопрос, хотя и не видит лица – слишком уж слепит теплое солнце за лобовым стеклом. Видя ее развивающиеся потоком воздуха волосы, в которых сверкают приклеенные стразы и бусинки с перышками, он буквально проваливается в сон, запоминая с доскональной четкостью ее нежную улыбку на фоне смазанных светом, очень условных, черт лица.
Когда он просыпается машина полностью пуста, а за окном вечер. Голова такая тяжелая, что мужчина еле поднимает ее от сиденья и приподнимаясь на локте сам, пытается открыть глаза хотя бы чуть больше, чем просто на половину. С его плеча что-то спадает и, повернув голову, он понимает, что его накрыли старым плюшевым пледом. Он пропах сигаретами и какими-то солеными снеками к пиву. Небольшой, даже не закрывает ноги, но видимо достаточно теплый для того, чтобы уснуть столь сладко. С водительского сиденья раздается тихий выдох и Ривьера поднимает глаза, видя в розовом свете заката руку Жана, стоящую локтем на опущенном стекле и держащую в пальцах сигарету.
- Жан? – Мика осторожно осматривается, вздыхая и проводя пальцами по шее. – А где остальные ребята?
Дюран отвечает не сразу.
- Нет никого. Мы одни.
Ривьера все еще не проснулся и сон кажется таким реальным. Он садится и резко прижимает ладонь к виску, зажмуриваясь и протяжно шипя от боли.
- Минералка. – говорит Жан и Мика заметил, как мужчина постучал по бутылке, стоящей между двумя передними сиденьями. Он берет ее, открывает и делает пару глотков. Становится лучше.
- Где мы?
- Черти знает где.
- О, мое любимое место. – улыбается Ривьера и пытается вспомнить то, что кажется, забыл. Жан выдыхает очередную порцию дыма в приоткрытое окно. Пахнет разведенной в кипяченной воде солью.
- Ты ворвался ко мне на работу. Пьяный.
Мика протяжно застонал.
- Ворвался то хотя бы вовремя?
- Секунда в секунду. – Мика слышит, что Жан хмыкает и вяло прикладывает бутылку к виску. Прохлада отрезвляет. – Сказал, что срочно нужно ехать, но не сказал куда. Завалился в машину и сразу уснул, как умер.
Ривьера поддается вперед и смотрит за лобовое стекло. То, что его привлекает первым делом – обилие алых, розовых оттенков беспрестанно сменяющихся, точно в детском калейдоскопе с цветными стеклышками. Пустой песчаный пляж и огромное пространство воды, накатывающего волнами и бьющегося пеной о линию прилива. Спокойное лицо Жана и воодушевленное Мишеля на одном уровне. Вновь выдох дыма.
- Мне кажется, ты хотел сюда. – наконец говорит мужчина, просто, чтобы что-то сказать. Мика настолько поражен и возбужден, что только кивает, не имея сил вымолвить ни слова. Жан хмыкает, наблюдая за реакцией через зеркало и кажется все понимает так, как нужно.
- Жан, у тебя, случаем, нет полотенца?
- Нет. Но там, за тобой черный пакет с моими сменными вещами. – Мишель тут же откидывается назад и находит рукой нужное. Он берет пакет и нажимая на ручку, выходит из автомобиля, заворожено наблюдая за океаном, точно видит его впервые. Сейчас, с ярко сияющими глазами, он похож на мальчишку, дорвавшегося наконец до рождественских подарков. Вдыхает воздух полной грудью и, кидая пакет возле своих ног, начинает поспешно стаскивать с себя белоснежную футболку. Он весь в дизайнерских вещах, но это не мешает полететь им на песок друг за другом. Оставшись в боксерах, Мика азартно улыбается и, примериваясь для разбега, пулей летит в воду. Он рассчитывает сразу окунуться в волны, почему-то забывая, что на улице октябрь, а это океан, а не море и точно не озеро. Воздух выбивает из легких сразу как только он забирается по бедро и обхватывая себя руками,  втягивает живот и ссутуливается, широко раскрывая глаза и оборачиваясь на автомобиль. Там, оперевшись о капот стоит Жан. Заметив, что на него смотрят, он только улыбнулся, явно говоря: «Ну, и где твоя решительность?» и пару раз взмахивает кистью, точно бы подталкивая Ривьеру дальше, в воду. Мишель неуверенно улыбается, но все же разворачивается лицом к горизонту.  Нужен лишь один миг, чтобы пересилить себя и заставить тело расслабится вопреки всему. Ривьера ныряет с головой и Жан, наблюдающий за ним, думает, что это похоже на все, что он делает в своей жизни. Хорошо это или плохо – не ему судить, но всегда одинаково. Ривьера не плавает молча. Он вскрикивает, фыркает, брызгается и много смеется, не уходя глубоко настолько, чтобы ноги потеряли опору, но постоянно ныряет, хотя это и не защищает его от стремительно набегающего холода. Когда Мика выходит обратно на берег, Дюран уже сидит с парой бутылок пива, вставленных рядом  в песок и пакетом, который Ривьера оставил у автомобиля. Мишель улыбается, надевает помятые вещи Жана и садится рядом, беря в руки пиво. Его лицо довольное, а в глазах отражается стремительно угасающих закат.
- Знаешь, - Жан делает глоток и пожимает плечами. – Ты можешь грустить. Это нормально. Все люди грустят.
Мишель вопросительно смотрит на друга.
- Но я часто грущу, ты это знаешь. И плачу тоже!
Дюран хмыкает.
- Ты знаешь о чем я.
Мика опускает взгляд на бутылку в руках и недолго помолчав, открывает ее и очень нежно улыбается.
- Но я не хочу грустить, Жан. – Ривьера делает глоток и смотрит вперед. – Она бы не хотела, чтобы я грустил.
Жан тоже переводит взгляд на закат и они сидят молча, периодически попивая пиво и слушая музыку, которую Дюран поставил в машине. Наконец, там появляется что-то знакомое.
- Это что, Стинг у тебя в машине?
- Да ты серьезно? – Жан хмыкает. – В смысле этот старый хрен сидит прямо в моей тачке?
- Было бы удивительно. – улыбается Мика.
- Было бы удивительно… - Дюран кивает. – И чертовски неприятно. Как выгнать из своей тачки мужика, если он -  Стинг?
- Пришлось бы ехать с ним! Не думаю, что это такая уж плохая компания.
- Нет, самая отвратительная. Не люблю англичан. Не люблю Стинга, в конце-концов.
Ривьера смеется, хотя совсем не понял шутки и давится пивом так, что то пошло носом и теперь время смеятся Дюрана. Они сидят вместе целый час, разговаривая ни о чем, но больше молча, даже тогда, когда берег погружается в темноту.  Мишель засыпает сразу, как только садится на переднее сиденье и Жан будет возить его всю оставшуюся ночь, слушая дорожную рацию и всраного Стинга, вперемешку с той музыкой, которую никто кроме него не знает, чтобы с утра отвезти прямиком на работу. В конце концов его дрыщаво-кудрявый товарищ каким-то образом умудряется лечить других, каждый раз забывая, что еще не вылечил себя. Почему-то его это беспокоит сильнее, чем непогашенные выплаты по кредиту и будет беспокоить сильнее, чем самого Ривьеру. Так уж сложилось.

0


Вы здесь » Special Forces » Астральный поток » Rise