Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Don't tattle on me!


Don't tattle on me!

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Don't tattle on me! Hide and seek! Shut the door! Mama saw you! Mama knows!

1. Место действия
Англия, Лондон, склад фабрики игрушек KerikoToys
2. Время и погода
Ночь с 01.04.2020 на 02.04.2020
3. Действующие лица
Кевин Лайтвуд, Александр Лайтвуд
Через указанное число постов на кубиках (умножаем выпавшее на два) подключаются члены Братства Мечей и забирают партию игрушек на грузовике фирмы KerikoToys вместе с "грузчиками" из их же состава и Аароном Дамером. Если ребята не успеют за указанное количество постов разобраться в ситуации - миссия будет провалена.

Задание от Братства кажется простым и понятным. Необходимо узнать что не так с игрушками...и остановить это.


[dice=1936-9680-1936-36]

0

2

Фабричный склад казался спокойным местом. Яркий свет освящал всю его территорию.

Коробки, сантиметров тридцати в высоту, с болтунами стояли друг на друге ровными башнями на тележках, готовые к погрузке в грузовики. Разноцветные болтуны с розовыми щёчками и голубыми глазами смотрели в пустоту перед собой. Их одинаковые лица были миленькими и не вызывали никакого негатива: игрушки и игрушки. На ярких коробках у каждого было имя и предложение ухаживать за болтуном: чесать его, говорить с ним, кормить и обязательно "давать ему поспать", заряжая на станции-кроватке, дающейся в комплекте. Все они были на колёсиках. На оборотах коробок объяснялось, что болтуны любят прятаться, но всегда дают себя найти.

Была ещё одна тележка. На ней стояли коробки побольше раза в два. Эти все были одинаковыми по цвету. На них была надпись "Meet the Mama for your Tattletail!" О ней на обороте было написано, что игрушку можно подключить к своим болтунам и тогда она будет "приходить и ухаживать за ними", когда им будет что-то нужно. Можно было увидеть, что у Мамы, у каждой, есть два выдвижных отсека и колёсики для передвижения, а на фотографиях на обороте коробок были Мамы, из отсеков которых вылезала маленькая бутылочка или расческа, как бы поясняя, зачем они нужны.

Помимо этих коробок были и другие, заводские, с деталями. Они стояли поодаль, наваленные друг на друга. Стеллажи с разными коробками, инструментами. И другими игрушками стояли ровными рядами, как в библиотеке, с тем лишь исключением, что кое-где пройти было просто невозможно из-за других коробок на полу.

Всё было тихо.

Одна из коробок с Мамой была пустой и лежала поодаль от тележки, перевёрнутая набок и вскрытая очень неаккуратно. Один из болтунов на тележке, стоящий выше всех, если присмотреться, водил взглядом по помещению, прикрыв рот, в отличие от своих товарищей.

0

3

Задание звучало не сложно. Даже тривиально. Пойти и разобраться.
Обычно такие задания могли включать в себя абсолютно все, начиная от дикой погони по заброшенным зданиям с риском переломов ног до уворачивания от летящих шкафов. Многое могло случится, еще большее случалось, поэтому никаких плохих мыслей относительно этого задания лично у Кевина не было.
Локация, конечно, странная - фабрика игрушек, судя по названию, какая-то японская. Ну да почему нет, много кто из астральных жителей любил посидеть в игрушках. Они же человечны. А уж как можно наживаться на людях с фобией кукол... Да и просто на детях.
Поэтому они просто приехали, просто высадились, просто вырубили охранника. Можно было и убить, чтоб наверняка, но в бессознательно-связанном состоянии он никому не повредит. Было спокойно и тихо, фонари мертвенным бледным светом заливали склад и площадку у его входа. Дверь тоже долго не продержалась на своем месте, обморочно качнувшись от силы удара после выбитого замка. Все шло крайне тихо и миролюбиво, прямо не задание, а сказка какая-то.
Изнутри склад был полон стеллажей, коробок, ящиков, тележек пустых и полных и прочего необходимого сора. Новая партия стояла как раз на тележках, возвышаясь своей громадой. Помещение было огромным, но из-за не менее огромного количества всякой всячины кое-где нельзя было даже подойти к стеллажам. Пользоваться огнестрелом в таких условиях было бы не совсем хорошей идеей, но обезопасить себя как-то надо было. Поэтому у Розери в руке был пистолет. Пока что на предохранителе.
- Вроде тихо...- в пол-голоса сообщил он, разглядывая башни коробок и самих болтунов, и их мам. Игрушки не вызывали у него восторга, но и неприязни тоже. Некоторые были помилее, кто-то пострашнее, концепция ухода за игрушками казалось странной, но вроде это развивает, так что почему бы и нет.
Он подошел к тележкам, на которых были коробки с Мамами, выполняющими ту же работу, что предназначалась ребенку и стирая концепт ухода за игрушкой до нуля, предлагая детям, видимо, просто сидеть в стороне и наблюдать за процессом. Башни были немного пугающие возможностью обрушения, но ровные. Точнее, почти все. В одной не хватало коробки и это било по природной любви к симметрии и перфекционизму. Поэтому Кевин заозирался, ища недостающую коробку. Она лежала поодаль, на боку и явно вскрытая, притом неаккуратно и будто второпях.
- Алек, смотри...- он кивнул брату на этот недочет.- Кто-то тут был... Или есть.
Он осторожно снял оружие с предохранителя. Даже если это какой-то ребенок, чудом пролезший на склад, чтобы украсть игрушку, это будет сугубо его, ребенка, проблема, если Кевин выстрелит в него. Нечего нарушать закон.
Стараясь держать в голове мысль, что игрушки могут представлять опасность, как бы странно это ни звучало, парень осторожно подошел к валяющейся коробке. И толкнул ее ногой.

[icon]http://sg.uploads.ru/kFNz0.jpg[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]So strange...[/status]

0

4

На складе оказалось светло, как днем. Алека этот момент абсолютно не радовал, он чувствовал себя не в своей тарелке без прикрытия темноты, да еще эти чересчур яркие прожекторы создавали впечатление, что они не ночю на складе, а в больнице под неусыпным взглядом врачей, как подопытные кролики. Они сейчас находились в мечтах миллионов детей и совсем не ощущали восторга. Ровно стоящие коробки на паллетах словно мини башенки возвышались над сваленными в кучу деталями, браком и прочим хламом. Новая партия говорунов, про которые говорил Феникс, выглядела жутковато. Лайтвуд не понимал, как дети могли видеть в них друзей и милые игрушки. Но в них все и дело. Лучник пошел осматривать тележки. Неподвижные пластмассовые глаза смотрели в никуда, игнорируя полуночных гостей.
Алек подошел к брату и присел на корточки, смотря на коробку и повернув ее к себе.
— Или она сама вылезла, — он посмотрел наверх на коробки с Мамами. Все, как один, стояли неподвижно. А вот башенки игрушек «детей» были полностью укомплектованы. Охотник заметил отблеск и пытался понять, откуда он исходил. После вскрытой коробки ощущение, что они здесь не одни, только усилилось. Они были как на ладони посередине склада. Взгляд Алека встретился с взглядом пластмассовым. Может быть, она оказалась включена? А может и нет. Если бы он был ребенком, то скорее испугался бы такого чуда. Неужели, они не слышали про кукол Анабель или Чаки?
— Никогда не понимал, почему дети так любят игрушки. Как думаешь, он включенный или поставлен тут на шухере? — интересно, что они будут делать, если сбежавшая мама отправит детишек в атаку на несносных взрослых дядь? Лайтвуд стал озираться по сторонам. В темноте рядом с полками стоял погрузчик, но ключей в том не оказалось. Зато нашлась стремянка в завалах. Охотник вытащил лестницу и подтащил к башне из игрушек.
— Надо ее достать, вдруг поможет позвать сбежавшую маму. Вообще странно, что она укатилась, дети-то все тут. Придержи лестницу, — Алека не отпускала мысль, что Мама сама вылезла из коробки. Вот так выпусти погулять плюшевого медведя, а потом вздрагивай во сне, когда он вернется обратно или батарейки сядут, вещая басом «Спокойной ночи». Заикой остаться недолго.
И все равно, высоты не хватало, плюс уклон стремянки вызывал неудобство, но он дотянулся до мелкого надсмотрщика, осторожно снимая с самого верха и отворачивая от себя сразу же. Нечего смотреть в неустойчивом положении и в нескольких метрах от твердой поверхности на непонятное существо, поселившееся внутри. Неизвестно, на что они способны, даже просто пластмассовые. Лайтвуд спустился вниз, поворачивая игрушку к себе и показывая Кевину заодно. Он поднес его на уровень глаз и встряхнул.
— Где же твоя мама, мелкий? — не спуская глаз с Говоруна, обратился к Розери, — Думаешь, стоит его выпустить? Хотя, судя по мамаше, он и сам смог бы выбраться.

[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

0

5

От того ли, что коробкой тряхнули он включился? Его глаза стали смотреть по сторонам.
- Прячься, прячься, дверь закрой! Мама смотрит за тобой! Прячься, прячься, дверь закрой! Мама смотрит за тобой! - повторил болтун.
Другие болтуны стали так же смотреть по сторонам, но они молчали. Тот что был в руках Алека, поднял свои глаза на него. В отличие от всех остальных болтунов, в глазах этого был... Страх? Остальные казались какими-то неживыми.
Свет на складе неожиданно выключился.
- О-оу... - выдал звонкий механический голос болтуна.
Откуда-то между стеллажей послышался шорох. После него - мелодия, похожая на колыбельную. Сама мелодия звучала ещё сносно, но после послышался ещё и голос, кажущийся слишком живым и отчётливым. Она как-то пьяно пела-мычала, точно убаюкивая кого-то, но от чего-то звук её голоса вызывал скорее страх, нежели спокойствие. Красноватый свет из-за стеллажей приближался, под аккомпанемент колыбельный и металлического позвякивания.
- Кто знает, что будет, если мама и тебя увидит? - голос болтуна тоже стал неожиданно человеческим и тихим. - Прячься.

0

6

В коробке никого не было и это вызывало двоякие чувства. Больше склоняющиеся к негативу, ибо обычно игрушки сами не вылезают. А те, что вылезают, в свою очередь, людей обычно недолюбливают.
Алек достал одного из тех существ, что казались более менее милыми. От встряски коробки пластиковый болтун заболтался внутри, а глаза его стали вращаться с каким-то... испугом. И металлически-звонкий голос не добавлял зверьку очарования.
- Мама?..- вопросительно выгнул бровь Кевин. Но ответить ему никто не успел.
Свет потух внезапно, ударяя по глазами неожиданной слепотой. Машинально шатнувшись ближе к Алеку, Розери прижал палец к курку пистолета, готовый стрелять на любой чужеродный звук. Пушистик в коробке отреагировал соответственно.
Темнота давила на глаза, уже привыкшие к белому яркому свету, причиняя буквально физическую боль. Но тут внезапно раздался шорох где-то с краю.
Шум походил на то, как если бы кто-то небольшой или осторожный пробирался мимо коробок, коих у стеллажей валялось много. И вслед ей раздалась музыка. Механизированная, простейшая, состоящая из двух-трех разнообразно повторяющихся нот. Она была вполне неплоха, но, зацикленная по природе своей, давила на мозги. Тем более в темноте. Тем более в помещении, где ничего не предрасполагает к музицированию.
Видимо, и сам источник музыки не оценил здешнюю атмосферу. Голос, мычащий подобие песни, навевал что угодно, но не желание слушать его перед сном ради релаксации.
Выход, подсказанный внезапно адекватно говорящим пушистиком, казался очевидным. И пусть он не вкладывался в парадигму храбрых Охотников, но пока что являлся единственно верным. Сначала узнать все о жертве, а затем убить ее.
Кевин дернул брата за рукав, утягивая в сторону, куда бежать было ближе всего и, что не мало важно при хорошо слышащем монстре, тише всего.
Стараясь передвигаться настолько бесшумно и быстро, насколько это было возможно, они отбежали за стеллажи, стоящие в стороне и от источника странного звука и зловещих красных глаз, и от каталок с коробками. Под ногами мешались коробки, детали, другие игрушки, но Охотники честно надеялись, что слух "мамы" немного забит лязгом, что она производила, и ее же песней.
Возникли важные вопросы. Первый касался проблемы, видит ли существо свет и реагирует ли на него. Второй - представляет ли она опасность двум Охотникам при оружии. И третий - сколько тут таких мам? Если весь поддон с большими игрушками, то, очевидно, их тут и похоронят. Ибо такая масса даже при своей безопасности задавит тупо числом.
Металлическое брезжание и нечто похожее на песню двигалось не очень быстро. Но времени для того, чтобы все понять, должно было быть немного больше.
- Его надо отвлечь,- горячим тихим шепотом сказал брат прямо над ухом. По спине побежали мурашки, но Кевин кивнул, соглашаясь с высказанной мыслью.
- Кинуть что-то?..- полуутвердительно шепнул он. На плече согласно сжались пальцы Алека. Это сейчас самое безопасное и, в их условиях, самое продуктивное.
Под ногами было много мелким предметов. Нашарив что-то круглое, вроде большого шарнира, Кевин бросил это в сторону от их временного расположения, ближе к гуляющему красноглазому существу. Шар гулко ударился об пол и, следую законам физики, застучал по полу, покатившись.

[icon]http://sg.uploads.ru/kFNz0.jpg[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]So strange...[/status]

0

7

Алек вздрогнул от внезапно раздавшегося голоса Говоруна, хотя что-то такое можно было предугадать. Все игрушки на тележке вдруг ожили, их глаза вертелись в разные стороны хаотично, и хоть пластмассовые лица оставались неподвижными, выглядело это странно. Что может сделать игрушка с игрушкой? Разве в них что-то живет. Или кто-то. Лучник хотел что-то еще спросить, но не успел, потому что смена декораций виде непроглядной темноты сбила с мысли. Он на автомате натянул очки ночного видения. Это усложняло задачу, тепловизор тут не подействует, а зелено-черная гамма била по глазам.  Послышался шорох в лучших традициях ужастиков. Будто кто-то сюда пробирался через мусор и завалы деталей. Кто знает, может эта Мама и разобрала своих малышей на запчасти. Особо непослушных. Лайтвуд почему-то сразу поверил на слово Говоруну. Может дело было в песне, может в мелодии, может в самой ситуации, когда игрушка сама по себе выбирается на свет и творит, что заблагорассудится. Да и показываться неизвестной игрушке….вернее, неизвестно чему сразу на глаза чревато не самыми лучшими последствиями, поэтому он без промедления последовал за братом в укрытие. От детского голоса, полного страха, его передернуло. Не потому, что страшно. Он напомнил майлингов, таких же беззащитных и пребывавших в ужасе до своего освобождения. Что может сделать Мама, если увидит и их…?
Пока они бежали к укрытию, Алек старался не задевать никаких предметов и по возможности передвигаться бесшумно. Вот и сбежавшая мама нашлась, хоть не пришлось самим искать лазать по этим завалам. Он не был уверен, что стоит что-то кидать, потому что хотел сначала посмотреть, что будет делать Мама с Говорунами. Ведь те «нашумели», а может они сейчас возьмут и сдадут их? Говорун, унесенный в убежище молчал, но судя по вращавшимся в ужасе глазам, оказаться на виду у того, кто пробирался к тележкам, не хотел.
Чтобы производить как можно меньше шума Алек сначала закивал, а потом, вспомнив, что в темноте Розери его возможно не увидит, в согласии сжал его плечо. Оставалось надеяться, что Мама не определит от неожиданности откуда шарнир выкатился. В темноте игрушка выглядела потусторонне. А как еще выглядят живые игрушки? Гулкий звук от катившегося шара по бетонному полу быстро привлек к себе внимание. Лайтвуд напряженно всматривался в темноту, стараясь увидеть что-то, что помогло бы им. На всякий случай он поставил Говоруна на полку и стянул Кевину на глаза очки, про которые тот, видимо, забыл от адреналина.
— А что же она сделала с тобой, когда увидела, малыш? — шепотом спросил Алек у игрушки в не самый подходящий момент, доставая лук. Зачем, пока неясно, но вдруг? Рассматривалось ли повреждение игрушки как ранение? Почему они вообще разговаривали и даже испытывали эмоции? Он не хотел оставлять Говоруна тут одного, если им придется бежать. Ведь тот помогал им, значит, уже союзник. Охотник посадил игрушку в рюкзак, игнорируя скептический взгляд Кевина, который даже и в очках был понятен. Впрочем, как и всегда.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

0

8

Мама выглядела совсем не так, как на цветных картинках. На них она улыбалась и, в общем-то, была скорее приятной, нежели наоборот. Существо, которое было внутри игрушки исказило её. Клыки, горящие красным глаза и острые когти. Впрочем, так она выглядела всего пару мгновений, после чего вдруг неожиданно стала такой же, как на картинке. Только красный свет от её глаз выдавал визуально в ней нечто зловещее. Пение продолжилось.
Она искала.
- Никакой больше мамы! Никакой больше мамы! - закричал говорун в одной из коробок.
Существо повернуло игрушку, в которой находилось. Злобное амплуа к ней вернулось. Иллюзия.
Стремительно эта тварь двинулась в сторону коробок, раздался дикий утробный вопль, принадлежавший женщине и чему-то потусторонне-злому одновременно:
- АХ ТЫ МЕРЗКИЙ МАЛЬЧИШКА, А НУ ИДИ СЮДА!
Мама врезалась в гору коробок и что-то невидимое вцепилось в одну из них. Раздался сначала треск коробки, затем жуткий скрежет разрываемой на части игрушки. Один глаз болтуна отлетел в сторону и покатился в сторону Алека и Кевина. Из упавших коробок в разные стороны побежали болтуны, каждый из них кричал что-то.
- Расчеши меня!
- Покорми меня!
- Хочу спать!
- Хочу играть!
- Расчеши!
- Покорми!
- Играть!
- Спать!
- Расчеши!
Тварь взвыла, игрушка стала крутиться на месте, а какофония звуков, издаваемых болтунами, наполнила пространство, сделав его шумным, громким, раздражающим.
Болтун из рюкзака Алека не издавал эти звуки. Он молчал.
- Я НАЙДУ ТЕБЯ И УБЬЮ, НЕСНОСНЫЙ МАЛЬЧИШКА! Я ЖЕ СКАЗАЛА ТЕБЕ НЕ РАЗБРАСЫВАТЬ СВОИ ЧЁРТОВЫ ИГРУШКИ, МАЛЕНЬКИЙ ВЫБЛЯДОК! А НУ ИДИ СЮДА! Я НАЙДУ ТЕБЯ!
После этого крика Мамы всё стихло. Болтун в рюкзаке стал шевелиться, будто пытаясь убежать.
- Пусти, пусти, пусти, пусти, найдёт, найдёт, найдёт, не хочу ещё раз!

Его голос становился громче и громче. Нужно срочно что-то предпринять, чтоб он замолчал.

0

9

P.S.

Всё написано с согласия обоих упоминаемых игроков.

Скрипя, Мама ехала по полу. Ее песня разносилась вокруг, отражаясь от стен, коробок и старых игрушек.
Вдруг один из сотен говорунов закричал. Будто хулиганистый мальчишка в школе или где-то еще. Может, все эти говоруны и правда были детьми? Впрочем, где найти столько душ (или чем они там являются) детей?..
Раскатистый вопль заставил закрыть уши руками, морщась. Голос напоминал женщину, но вместе с тем и что-то пугающе-нечеловеческое. Она орала, будто уставшая от собственных пасынков мать или мачеха, врезаясь в коробки с оглушительным гулом. Металл зазвенел, падая, раздался скрежет раздираемого пластика и металла, а вместе с ним - жужжание бегущих болтунов и их крики.
Какофония дезориентировала, вселяя неподвластную сознанию панику. Кевин попытался успокоится, глубоко дыша и глядя на брата. Его лицо казалось, наверное, еще более обеспокоенным. Причину можно было понять - орущая сущность из Астрала вряд ли захочет пойти на мирные переговоры и уйти из игрушки подобру поздорову. Впрочем, даже само наличие астральной сущности наталкивал на пессимистичные мысли. Они все же привыкли бороться с чем-то осязаемым, физическим. С тем, что можно убить оружием.
Последний вопль растаял среди стен, отзвенев в ушах и затихнув. Кажется, Мама снова выбрала тактику бесшумного нахождения и громкого растерзания. Все лучше, чем ее завывания и взвизги.
Но тишина продержалась недолго. Неясным шуршанием ткани в рюкзаке завозился взятый с собой говорун. Его голос, хоть и смазанный тканью вокруг него, стал настойчиво пробиваться наружу. Кажется, Розери стал проникаться идеей планомерного уничтожения свидетелей.
- Братик Алек,- намекающе прошептал он, кивая на рюкзак. У Лайтвуда было больше нужных для успокоения детей качеств, таких как доброта, богатый ласковыми словами словарный запас и поразительное терпение. А этот говорун, судя по всему, один раз уже натерпелся от рук Мамы чего-то неприятного.
Извлеченная на свет, или скорее на тьму, игрушка отправилась на терапию к Алеку, а свободный от возни с внезапными союзниками Кевин  внимательно следил за Мамой.
- "Она явно реагирует на такие крики... Интересно, это полтергейст? Что будет, если сломать корпус?"- множество мыслей клубилось в голове, но в профессии Охотника нет возможности теоретической проверки. Только практика, только хардкор.
- Братик, мы брали файеры?..- тихо спросил он у Алека.
- В рюкзаке, в кармане боковом, мне оставь один на всякий случай,- все внимание брата было сосредоточено на игрушке. Будто заботливая мамочка. Типичный Алек.
Фальшфайеры казались непритязательными картонными трубками, окрашенными в красным цвет. У них были сигнальные, горящие ярким снопом красных искр. Такими обычно отпугивали животных или тех, кто ими умело притворялся. Ну и привлекали внимание, конечно.
- Я отвлеку ее,- Кевин сжал в руке один файер.- А ты...- он показал ладонью в боковую от предполагаемого нахождения Мамы сторону.
- А я с другой стороны зайду, - тихо ответил Алек. План был простым, но действенным. По крайней мере, раньше он срабатывал, а вот как будет сейчас - сказать сложно. Делать, впрочем, было нечего. Не в углу же отсиживаться.
- "Ну, посмотрим, что будет..."- хмыкнул Кевин, покрепче сжимая фальшфайер в левой руке. Дав брату выйти и исчезнуть в темноте склада, Розери дошел до пустого места, носком ботинка отталкивая в угол глаз разорванного говоруна. Чуть подрагивающие пальцы сжались на картонной гильзе. Он не любил всю эту астральную тусовку. Слишком с ними много проблем.
- Никакой больше мамы! Никакой больше мамы!- звонко пытаясь подражать веселому голосу игрушки, крикнул он, срывая пальцем пломбу с гильзы. Громкое шипение заполнило склад, стирая все звуки, а красный сигнальный огонь снопами живых искр затанцевал в руке, то белея, то укатывась в розовый, но неизменно вспыхивая вновь, обдавая запахом химикатов и колющими искрами.
- "Давай, иди сюда",- большой палец взвел курок на пистолете во второй руке, а указательный привычно лег на спусковой крючок. Любит эта тварь освященные пули или нет - больно все равно будет.

[icon]http://sg.uploads.ru/kFNz0.jpg[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]So strange...[/status]

0

10

— Эй-эй-эй, малыш, мы не дадим тебя в обиду, — он посмотрел на Кевина, который уже собрался идти вкруговую, а игрушка не умолкала, — Чем громче будешь кричать, тем быстрее твоя мама тебя найдет. И меня заодно, мама вряд ли одобрит, что ты общаешься с чужими дядями, давай не будем ее злить еще больше. Твои братики разбежались, а мой пошел отвлекать твою маму, чтобы тебе не влетело. Если поможешь, мама станет доброй. Наверное.
Или ее вообще не станет, что тоже не очень хороший вариант. Когда я стал относиться к игрушкам, как к настоящим детям?
Шагов Розери не расслышать — тот умел передвигаться бесшумно, хоть и в темноте. Но медлить не стоило. Если Кевин начнет палить без разбора во все, что видит или шевельнется, искать нечего будет. Да и увозить тоже.
— Пойдешь со мной? В рюкзаке она тебя не увидит, если тихо будешь сидеть. Она за нами гоняться будет, а может нет, но тут безопаснее, — Алек вытащил пару разрывных стрел, стараясь не задеть пластик игрушки. Маловато они взяли. Всё думали налегке пролезть, промахиваться нельзя, — Если не будешь кричать и привлекать внимание, — назидательно закончил Лайтвуд и застегнул змейку замка рюкзака. Все равно надо выяснить, что тут происходит. Он двинулся вдоль стеллажей в противоположную сторону от того направления, в котором исчез Кевин. Подтянул поближе кобуру в ножом на всякий случай и отстегнул лук, прицеливаясь к мамаше. Огонек от сигнального файера был похож на отсвет красных глаз игрушки, стоящей посреди склада. Можно было подумать, что Розери решил таким образом разозлить мамашу, передразнивая. Вот уж точно непослушный сын, да еще и раздолбай. Интересно, как станет вести себя игрушка при виде живых людей. Судя по малышу, точно также. Будто в порядке вещей. Может поэтому тут и охранник-то один всего попался на пути. Да и ночных работников не наблюдалось. Погрузки такого масштаба бывали и по ночам, это нечеткость. Но тут никого не было, будто мама их распугала или чего похуже. Хотя следов борьбы или крови замечено тоже не было. Будто тут ночные смены не практиковались.
— Тут выблядков прибавилось, — констатировал Алек маме, который матерился…вообще-то он не матерился. Ну разве только на эмоциях, когда сам не замечал. Он взял ее на прицел, на всякий случай, она ведь может и не захочет познакомиться и представиться. Слишком борзая оказалась, слова не скажешь, если орать так продолжит, орудую своим экстраординарным маникюром.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

0

11

- МАЛЕНЬКИЙ УБЛЮДОК! Я ПРЕДУПРЕЖДАЛА ТЕБЯ - НЕ РАЗБРАСЫВАТЬ СВОИ ИГРУШКИ!
Мама сделала рывок сначала в сторону Кевина, а потом вдруг резко остановилась и круто развернулась в сторону другого болтуна. Тот пытался перебежать с одного конца на другой, но наступил на какой-то шарик и перевернулся. Игрушка-мама подлетела к нему и из неё, прямо из игрушки, вылезли две гигантских паучьих лапы, которые насквозь проткнули игрушку, продолжая бить по ней, разламывая её на части.
- НЕ!
Удар.
- РАЗБРАСЫВАЙ!
Удар.
- СВОИ!
Удар-удар.
- БЛЯДСКИЕ!
Удар.
- ИГРУШКИ!
Ещё.
- УБЛЮДОК!
Болтун в рюкзаке Алека стал трястись, а потом резко затих. Будто бы отключился.
- Я не хотел, я не хотел её разозлить... - шепчущий голос раздавался уже где-то из-за спины Алека.
Другой болтун. Он повис в воздухе. В темноте нечётко вырисовывался силуэт маленького мальчика лет десяти от силы. Он держал болтуна обеими руками. Его голова была как-то странно деформирована с левой стороны, но разглядеть его лицо не представлялось возможным. Он стоял слишком далеко.
Мама же снова обратила внимание на Кевина. Из игрушки вылезло ещё несколько паучьих лап, которые явно дали ей преимущество: она стала передвигаться быстрее на этих лапах и побежала с визгами следом за Розери.
- НЕ МЕШАЙ МНЕ, ССАНЫЙ МУДИЛА! ЭТО МЕЖДУ МАТЕРЬЮ И ЕЁ СЫНОМ! НЕ СМЕЙ ЛЕЗТЬ В ДЕЛА СЕМЬИ! Я МАТЬ, Я ЛУЧШЕ ЗНААААААЮ!!
Силуэт мальчика охнул и исчез. Болтун упал на пол и побежал под какую-то большую коробку - прятаться. Тот болтун, что был в рюкзаке Алека так и не начал двигаться снова. Другие болтуны стали повторять одно и то же "Никакой больше мамы", разъезжаясь при этом по всему складу, видимо, пытаясь этим привлечь внимание того существа, что сейчас гналось за Кевином.

0

12

Игрушка-Мама явно была одержима чистотой. Или знала фразу только про убирание игрушек. Так или иначе, на нервы это давило, но приходилось и похуже. К тому же, это ведь всего лишь метровая игрушка, что она сделает взрослому человеку?..
Но до Охотника она не дошла. Маленький говорун с шуршащим звуком упал где-то в неосвещенной темноте ангара. Мама буквально подлетела к нему, а затем раздался металлический скрежет.
Кевин поднял файер выше, освещая еще больше пространства. Красный свет заплясал везде, даря свои кровожадные краски, и отблескивая игривыми лучиками на лапах, напоминающие паучьи. Ситуация резко перевернулась, добавляя свои ироничные гирьки на весы их жизней.
- "Плохо"
Враги, умеющие отращивать себе конечности, в начальной комплектации не заложенные, были нелюбимым типом врагом. Хуже них только гидры - те, что отращивают головы взамен отстреленных. Пока Мама была увлечена расчленением болтуна, стрелок отошел подальше. Лучше держать максимальную дистанцию, прежде чем...
Визг оглушил получше сирены безопасности. Странно, что на него не сбежалась вся близлежащая округа, включая давно умерших и похороненных в лесу. Все-таки хорошо, что охрана спит сладким сном беспамятства у себя в каморках.
Но пока они спят, Розери пришлось заняться физкультурой. В который раз мысленно благодаря брата за страсть к утренним и вечерним пробежкам, Кевин старался бежать так, чтобы не устать быстро, но и чтобы расстояние между ним и игрушкой не сокращалось.
Файер шипел в руке, выплевывая искры света и как-никак, но освещая путь под ногами. Громкие крики кое-как давали представление о местонахождении врага, а слова наталкивали на мысли о призраке или неупокоенной душе какой-то бешеной мамаши, повернутой на воспитании ненавистного сына, но на бегу думать об этом было некогда. И Кевин надеялся, что об этом подумает Алек.
Постепенно они весомо отдалились от места, где остался старший брат и осмысленно говорящая маленькая игрушка. В какой-то момент расстояние между преследовательницей и убегающим снова увеличилось благодаря снующим там и тут говорунам, и Розери успел развернуться. Дрожащие после бега руки сжали теплый металл пистолета, фиксируя его на месте, а палец быстро нажал спусковой крючок. Тяжелый вес уравновесил легкую дрожь, и пуля полетела по самой заметной цели - горящим ненавистью красным глазам Мамы-игрушки. Точнее, между них.

[icon]http://sg.uploads.ru/kFNz0.jpg[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]So strange...[/status]

0

13

Лайтвуд дернулся, оборачиваясь и смотря в темноте на призрачный силуэт мальчика. Все это напомнило ему майлингов и те жуткие сцены, которые дети пережили перед своей смертью, жестокой и бессмысленной. Он хотел сказать, что все будет хорошо, что мама его не тронет, но боялся привлечь внимание игрушки, которой Кевин понравился явно больше. Видимо, Розери знает подход к женщинам, сам того не ведая. Цель поменялась. Он надеялся, что пробежки по утрам для брата не прошли даром, и теперь он понимал зачем они, собственно. Алек убрал стрелу с тетивы и, стараясь двигаться бесшумно, последовал за игрушкой, которая решила спрятаться. Все это здорово напоминало призрака. А Кевин, возможно, устроил догонялки с полтергейстом. Лайтвуд безнадежно вздохнул — никто из них так и не научился вести задушевные беседы с живыми, не то, что с существами….
— Эй-эй, — охотник упал на колени перед коробкой, — Малыш, где ты? — Алек положил руку на коробку и чуть приподнял ее, а сам осматривался в надежде увидеть мальчика, — Она не увидит. Она не услышит. Но если ты не поможешь нам… — у него в горле пересохло, — Может погибнуть мой брат, — он, конечно, мог расхерачить все огнестрельном, только вряд ли это им помогло бы в решении проблем.
— Пожалуйста, — прошептал, то смотря на игрушку в коробке, то по сторонам, — Ты ведь не хочешь, чтобы твоя мама сделала больно кому-то еще? Ты ведь знаешь, каково это. Сначала страшно. Потом больно. Приходит холод и…одиночество. Как тебя зовут? Меня Алек. Вообще-то, Александр, но это слишком длинное имя и совсем неудобное. Поэтому все зовут меня Алек. Я и мой брат хотим помочь тебе, — он завозился, снимая с себя рюкзак и вытаскивая потухшую игрушку на пол, ближе к коробке.
— Может, мы даже станем друзьями, если мы останемся вживых. А если нет…то миллионы детей будут также бояться, малыш. Бояться и умирать, ни в чем невиноватые. Как и ты. Мы можем спасти их. И тебя тоже. Без тебя мы не справимся совсем. Пожалуйста, — Лайтвуд очень сомневался, похоже ли это будет на спасение, но существование во всепоглощающем ужасе и бегстве точно не выигрывают на фоне.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+1

14

Выстрел достиг своей цели. Существо взвизгнуло, игрушку отбросило назад, лампочки медленно гасли, тонкие струйки дыма пробирались из-под металлического корпуса. Болтуны застыли, наблюдая за этим. Потом они подобрались ближе, видимо, желая проверить что с ней. Именно когда несколько болтунов приблизилось, она снова вскочила и ударила по ним своей паучьей лапой, снова поворачиваясь к Кевину.
- ЧТО ТЫ СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕШЬ, СОПЛЯК? А НУ ИДИ СЮДА, СУКИН СЫН!
Мама опять погналась за Кевином, но, на этот раз, видимо, разозлившись, она стала не просто бежать, она стала передвигаться прыжками. Игрушка клацала клыками, вращала глазами и покачивалась на этих странных лапах, но существо явно было чем-то иным. Металлическая Мама болтунов - это его сосуд. Когда она уже почти добралась до Кевина, она остановилась и резко развернулась в другую сторону.

Алек хотел увидеть мальчика? Он его увидел. Белая рука с синими ногтями приподняла коробку и он выглянул.
У мальчика была не просто пробита голова: половина его черепа была деформирована. Бледно-синюшная кожа лица была покрыта невысыхающими дорожками слёз. Кровь застилала его глаза. Он был одет в пижаму с утятами. Всего лет десять на вид. Перепуганные голубые глаза смотрели на Алека из-под коробки.
- Мама злится на меня. Я разбросал игрушки. Она наступила на одну и сильно разозлилась, особенно когда он начал просить кушать. Она сильно разозлилась на меня. Она била меня игрушкой по голове, а потом я уснул и проснулся здесь. Мама была здесь. Она постоянно ищет меня, чтобы опять наказать... - коробка подлетела вверх и мальчик испуганно повернулся в сторону.
Мама была здесь. Жуткий гибрид паука и игрушки стоял в проходе.
- Я НАШЛА ТЕБЯ МЕЛКИЙ СУЧОНОК, А НУ ИДИ СЮДА, МАЛЕНЬКИЙ УБЛЮДОК, Я ЖЕ СКАЗАЛА ТЕБЕ НЕ РАЗБРАСЫВАТЬ СВОИ ИГРУШКИ!
Невидимая сила потянула ребёнка-призрака к ней, он начал кричать и пытался вырваться, но она не отпускала его. Она тянула его по полу за ногу, он плакал, кричал, пытался дотянуться рукой до Алека, но это было бесполезно.
Болтуны стали кричать громче:
- НИКАКОЙ БОЛЬШЕ МАМЫ НИКАКОЙ БОЛЬШЕ МАМЫ НИКАКОЙ БОЛЬШЕ МАМЫ
Когда ребёнок оказался в её лапах, она проткнула его одним щупальцем и стала бить в одно и то же место. Призрак кричал от боли, как безумный, кровь сочилась из раны, из его рта, ушей, из глаз, она капала на пол и заливала жуткую паучью лапу. А Мама снова начала петь свою колыбельную, дополняя её злым хихиканьем.
- ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТА! МАМА ПОЖАЛУЙСТА НЕ БЕЙ МЕНЯ! МАМОЧКА МАМОЧКА ПОЖАЛУЙСТА НЕ БЕЙ МЕНЯ! МААААААААМАААААААААААААААААА!!! ПОМОГИТЕЕЕЕЕЕ!
Крик раздался из какого-то другого места. Он принадлежал этому мальчику, безусловно, но кричал один из болтунов, которого уже разломали лапы Мамы. Он был ближе к Кевину.
Тот болтун, что лежал под коробкой, дрожал и что-то неразборчиво и тихо шептал. Чтоб услышать, что он говорит, его точно нужно было прислонить ближе к уху.

0

15

Она замерла на месте. Тонкая струйка пара явно показывала на расплавленные микросхемы в игрушечной голове, а лампочки стали гаснуть.
- "Так просто?"- пронеслась в голове мысль, но опускать оружие он не спешил. Мелкие болтуны, словно любопытные зверьки, стали подходить к недвижимой игрушке. И ей это, видимо, не понравилось.
- Да чтоб тебя!..- тихо ругнулся парень. Кросс возобновился, вот только теперь эта тварь возомнила себя кузнечиком и стала скакать, будто они находились на зеленой лужайке и ловили бабочек. Так ее скорость в общем стала ниже, но непредсказуемость прыжков повысила опасность. К тому же лязг когтей, лап и бешеное вращение всей игрушки не внушали оптимизма.
- "Вот это я понимаю одержимость..."- вместе с пульсом билась в голове мысль. Почему эта тварь выбрала именно игрушки? Почему не что-то другое, почему именно их? Да, они могут кататься и двигаться, но на складе наверняка есть и более подвижные модели, вроде роботов. Так почему они?..
Впрочем, спросить у самой Мамы явно не предоставлялось возможным. Очередной ее прыжок заставил пол под ногами задрожать, сбивая с шага и едва ли не роняя лицом вниз. Но она замерла, точно прислушиваясь к чему-то, и развернулась в другую сторону.
А потом резко побежала куда-то. Уже молча, но с какой-то одержимостью, влекущей и безвольной, как мелкая монета, притягиваемая магнитом. А затем ее крик снова разнесся на весь склад.
- "Ее притягивает к мелкому?.. Она же не могла знать, где он, но нашла... Мы ей явно не интересны, только ее сын, так что Алек относительно в безопасности",- это было больше самоубеждение, нежели мысли. Брат, конечно, сильный и себя защитить сумеет, вот только ген героизма у него часто не вовремя включается.
Дикий крик, полный боли, ударил по ушам. Акустика склада рассеивала звук так, будто орали и стены, и потолок, захлебываясь кровью, но потом источник стал более локализованным. И, почему-то, более близким. Крик маленького мальчика, умоляющий не трогать его. Он исходил из болтуна, уже разломанного. Раздробленное тельцо, однако, ничуть не сдерживало вопли. Давящие на голову и вызывающие желание заткнуть источник раздражения. Но, скорее всего, Алек не будет рад, узнав, что и второй их астральный гость был немного обездвижен. Он вообще придирчиво к этому относится.
- Просто заткнись, заткнись...- бормотал он себе под нос, среди поломанных и уже недвижимых мелких игрушек находя того, кто орал.
- "Она обязательно придет на крик. Как только поймет. Лучше пусть будет тут, на открытом пространстве, чем там рядом с братиком. По-крайней мере, как ее вырубить ненадолго, уже понятно",- Кевин взвел пистолет, позволяя следующему патрону встать на место. Пусть Мама только придет, и тогда ей снова придется встретиться с освещенным оружием. Ну а пока...
Звук выстрела прокатился волной, заглушая другие крики. Со свистом пуля ушла в потолок, разбивая одну из ламп с металлическим скрежетом и треском стекла. И, пользуясь хоть на секунду воцарившейся тишиной, парень хмыкнул.
- ЭЙ, ЛЕДИ, НЕ ВАШ СЫН ТУТ РАЗБРОСАЛ ИГРУШКИ?!

[icon]http://sg.uploads.ru/kFNz0.jpg[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]So strange...[/status]

0

16

— Да еб твою мать, отъебись от него! — не выдержал Алек, но никак не смог уже дотянуться до призрака. Да и сомневался, что это каким-то образом поможет. Мамаша орала так, что чуть ли стелажи не тряслись. Его сердце дрогнуло, услышав отчаянный крик мальчика, пропитанный болью, самой настоящей, жуткой и незаслуженной. У него самого мурашки по коже побежали от этого. Малыши снова вокруг закричали, то ли отвлекая внимание своей Мамы, то ли просто потому что. Маленький бунт. Он никогда не задумывался, какую боль испытывают призраки, да и могут ли. Наверное, могут, раз не понимают, что с ними происходит. И одновременно не умирать, оставаться живыми, испытывая страдания каждый момент своего недосуществования. В каком-то смысле это было похоже на сам ад.
Алек услышал голос Кевина. Он хотел добавить, чтобы тот еще пострелял в эту мадам, но побоялся привлечь ненужное внимание. Лайтвуд подошел к коробке, рядом с которой лежал болтун, будто еле живой, хотя живым ему и быть не положено. Игрушка снова жила своей жизнью, выражая всем своим существом страх и ужас. Алек поднял его с пола, уложив в руках и оглядываясь на Маму, уходя дальше по проходу в противоположную сторону, в темноту, чтобы она их не нашла. На ходу, не сбавляя шага и идя спиной вперед, он поднес говоруна ближе к лицу, пытаясь услышать, что тот бормочет под какофонию издаваемых со всех сторон звуков.
— Громче, малыш, — сам еле слышно прошептал в ответ, — Повтори, пожалуйста.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+1

17

Мамашка отшвырнула призрака в сторону и тот растворился в воздухе, глянув на Кевина. Он всё делал правильно. Он отвлёк её и та бросилась за ним, продолжая петь свою жуткую колыбельную, что никак не вязалось с её быстрыми перемещениями. Ему оставалось только убегать от неё, пока Алек разбирался с остатками этого паззла.

Болтун, которого Алек взял в руки тихо плакал и Лайтвуд вдруг почувствовал, как маленький мальчик прижимается к нему. Он обхватил его торс. Голова была где-то на уровне живота.
- Только не смотри на меня, - прошептал он. - Мама убила меня. Она сама подарила мне Болтуна на Рождество. Я играл с ним в гостиной. Она много выпила. Очень много... Я забыл покормить болтуна и он начал кричать. Я не мог найти бутылочку... Мама проснулась и была очень злой. Я спрятался... Но она нашла меня. В её руках был подсвечник. Она била меня по голове, кричала на меня, я просил её, чтоб она остановилась, но она не останавливалась... потому что я был уже мёртвым, когда продолжал кричать. А потом она...
Алек увидел тень на стене. Женщина висела в петле над полом.
- Она слышит не меня. Она слышит что-то другое... Пожалуйста. Скажи маме, что я всё равно люблю её. Я всегда любил её. Успокой её. Она очень страдает... пожалуйста...
Он снова растворился и все говоруны замолчали.

В какой-то момент "паучиха" опять остановилась и стала оглядываться по сторонам.
- ГДЕ ЭТОТ МАЛЕНЬКИЙ УБЛЮДОК?

0

18

В третий раз было уже совсем не весело играть в эту игру.
Дело было даже не в темноте, не в валяющихся на полу запчастях и предметах, даже не в жутком вое колыбельной, которая могла успокоить разве что насмерть. Дело было в том, что передвигалась она слишком быстро. Ни секунды на отдых, ни мгновения на глубокий вдох, только бег и стук пульса где-то в мозгу.
С другой стороны, думать остается лишь о приземленных вещах, вроде перепрыгивания препятствий и поворотами между ними. Просто и незамысловато. Как раз для Кевина.
Бегали они опять недолго. Игрушка снова замерла, включая свой невидимый сынолокатор и свои громко орущие связки. Парень становился, ртом сипло втягивая воздух и опираясь на колени. Еще несколько марафонов он не выдержит, это точно. Да и не будут же они до скончания века здесь сидеть. Рано или поздно кто-то придет за этой "бракованной" партией.
Хлопки подошв о пол были слишком тихими, чтобы услышать, но легкая вибрация воздуха и бетона под ногами заставили обернуться. Алек, выглядящий, в сравнении, довольно печально, хоть и менее потрепанно, имел слишком вдохновленный вид. Обычно такой вид у него был, когда была какая-то идея. Действенная или нет - пока непонятно, но явно единственная. А сейчас привередничать было некогда.
Кевин подбежал к брату, тяжел дыша и глядя на игрушку болтуна в его руках. Оружия у него не было. А вид все равно серьезный.
- "Он хочет... Поговорить с ней?.."- в мировоззрении Кевина с такими особами разговаривать было бесполезно. Но и оружие ее не трогало, уже пробовали. Значит, придется поговорить.
Кевин встал чуть вперед Алека, держа в руке пистолет, но не направляя пока что его на игрушку, готовясь, если что, выстрелить и остановить ее на месте, чтобы было время уйти. Не то чтобы он не верил в дипломатические способности брата, но подвергать его опасности не хотел.

*

все действия согласованы с игроком

[icon]http://sg.uploads.ru/kFNz0.jpg[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]So strange...[/status]

0

19

Алек посмотрел на Кевина и на пушку в его руках. Отрицательно мотнул головой и потянул брата за плечо назад к себе, чтобы тот излишне не геройствовал. И так еле на ногах стоял после такого забега. Он даже подумал было договориться с каким-нибудь призраком на сделку, чтобы Розери по утрам шустрее бегал, а не пытался выплюнуть легкие через пару километров.
Лайтвуд поудобнее перехватил игрушку, будто держал в руках ребенка, и сделал шаг навстречу Маме. Ему стало бесконечно жаль их обоих. Малыша и маму.
— Он здесь. Всегда здесь, — Алек вздохнул, смотря на нее, — Только вы не даете ему вас обнять и прижаться, как раньше. Не даете сказать, как он любит вас. Всегда любил, — он присел на корточки, не отрывая глаз от Мамы и прижимая говоруна к себе, — И не забывал никогда ваше тепло и ласку, несмотря ни на что. Ваш сын знает, как вам больно и страшно здесь, в одиночестве и темноте. Вспомните, как вам было хорошо вместе. Его первый смех, улыбку, его первое слово, похожее больше на абракадабру, его первое слово «мама» и первый в жизни неуверенный шаг, любимую колыбельную и сказку, любимую игрушку и смешную, неуклюжую, но определенно самую красивую открытку, сделанную его ручками для Мамы. Как он отчаянно цеплялся и прятался за вас, держась маленькими пальчиками и доверяя так, как никому в жизни. Неужели, вы не слышите, как он плачет, потому что не может снова схватиться за вашу руку, чтобы не бояться больше? Мать — это имя Божье на устах и в сердце каждого ребенка*. Просто скажите ему, как любите. Он так отчаянно хочет услышать это, потому что все это время верит в вашу доброту. Вдвоем против целого мира, но один его, полный счастья взгляд, стоит того, правда? Одно слово «мама», сказанное с теплотой и хранимой нежностью, способно рушить города. Потому что это и есть любовь, которую невозможно разрушить. Впустите ее в себя, не бойтесь.
Алек почувствовал, как у него самого в горле запершило от слов. Семейные узы держали настолько крепко, как не удержит ни один в жизни человек. Потому что это семья, у которой стоит безлимит на терпение.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

*

Переделанная цитата У. Теккерей.
Фраза в оригинале, если кому интересно:
“Mother is the name for God in the lips and hearts of little children.”

+1

20

Паучьи лапы исчезли в один момент. Говорун резко похолодел.
Всё стало тихо. Казалось, что всё резко умерло.
- Прости меня, - раздался тихий женский шёпот со всхлипом. - Прости, если только можешь.
- Мама...
- Я не хотела. Я не хотела.
- Я давно тебя простил, мамочка...

Двери склада открылись и в помещение вошёл Аарон Дамер. Он был одет довольно просто: серые джинсы, чёрное пальто, чёрная шапка, чёрный шарф, чёрные ботинки. За его спиной был меч-пистолет. Руки были в перчатках. Мужчина держал в них увесистый полицейский фонарь. Он посветил им по сторонам, скользнув лучом света по Кевину и Александру. Свет в помещении включился. Аарон глянул наверх, выключая фонарь.
Он молча прошёл к молодым людям и посмотрел на разбросанные игрушки. Дамер оглядел Александра.
- Разобрались? - спросил он, склонив голову. - Это хорошо.
В дверях стояли двое молодых ребят из мечей. Они испуганно смотрели на Аарона так, будто он их запугивал всю дорогу, хотя это было не так. Он повернулся и те сдрыстнули обратно в коридор. Мужчина усмехнулся, покачав головой и разворачиваясь обратно к игрушкам и Лайтвудам.
- Они собирались отправить игрушки в магазины. Знал, что идея плохая. Не стал бы делать это. Опишите, что произошло. Необходимо знать. Может, что-то ещё осталось, - он нахмурился. - Необходимо обставить, как вандализм. Стереть отпечатки пальцев. Разбить стёкла. В идеале - поджог. Но не будем. Камеры уже выведены из строя. Ещё до вашего прихода. И охрана. Продуманно.
Охотник посмотрел на Алека очень выразительно.
- Спасибо. Ты знаешь за что.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Don't tattle on me!