Special Forces

Объявление

.


{УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ГАЙДБУК ПО ФОРУМУ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus Здесь живёт вдохновение...


О ПРОЕКТЕ | НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Sucker for pain


Sucker for pain

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Sucker for pain I wanna chain you up, I wanna tie you down
1. Место действия
Япония, Токио
Побережье близ города Куши, Окинава.
2. Время и погода
19.03.2020
18.00
Сильный ветер, неестественно темно и холодно
3. Действующие лица
Левиафан, Лилит, Белет, Курояма Шизука.
Задний план: другие оммёдзи клана Курояма, несколько ведьм из Америки (могут быть описаны игроками, если появятся игроки-ведьмы, то они смогут подключиться)
Позднее появляется: Инженер, играется только мастером

Левиафану для того, чтоб призвать Инженера и отправиться с ним к Кроатоану, необходимо провести ритуал. Он занимает слишком много времени, если проводить его "как принято", а не "как в экстренных обстоятельствах".
Для ритуала ему необходима демоническая колдовская мощь Лилит, Белета и их ведьм, а для сохранности окружающего мира - мощь оммёдзи, которые должны сдержать своими силами разрушительную ауру демона.

Сегодня он впервые снимет Медаль Святого Христофора в присутствии посторонних, которых не планирует убивать.

0

2

Левиафан смотрел на океан и держал одну руку на браслете, перебирая медальку в пальцах. Он собирался с силами не только для того, чтоб призвать своего Первого, но и для того, чтоб примириться с печальной мыслью о том, что окружающим сейчас придётся увидеть.
Это было тяжело, но это было необходимо. Он ощущал эту тварь издалека. Её мощь и притяжение, слышал шёпот. Готов был поклясться, что поток ненависти, идущий от неё, был сладким и вязким. Для него. Наверное, остальные испытывают скорее страх перед этим. Всё вокруг стало напоминать ему Египет. Такая же атмосфера.

Он прикрыл глаза и тяжело вздохнул, поворачиваясь ко всем.
- Итак, - начал он, хлопнув в ладоши. Глаза открылись. - Я предупреждаю вас. Если кто-то принебрежёт моими словами и сделает что-то не так, то все мы окажемся в полной заднице. Поэтому слушайте внимательно.
Демон оглядел присутствующих. Столько пар глаз увидят ЭТО.
- Каждая из вас, девочки, должна вскрыть себе вены. Пожалуйста, не параллельно, а поперечно, мне ваши смерти не особенно нужны, а вашим покровителям, думаю, они не к спеху. Ваши ладони должны покрыться кровью. Вам должно быть больно. Для нас с моей Госпожой и Белетом - это не боль. Для вас - да. Вы все должны будете окружить меня кольцом, взяться за руки и каждый из вас должен думать о чём-то, что причиняет ему боль. Максимально сильную. Никаких полутонов. Мысль, которая вызывает страшную горечь, злость, обиду и страдания. Ситуация, прокручивая которую в голове, вы мечтаете забыть её. Заранее подумайте об этом сейчас, чтобы не растеряться потом. Чем крепче ваш круг, чем сильнее боль и злость, может, омерзение - тем быстрее придёт Инженер. Каждая минута на счету. Мой облик... Поспособствует вам в этом.
Он усмехнулся и развёл руками, взглянув коротко на Белета. Если он после этого не откажется от его общества, то, стало быть... Что стало быть? Он действительно испытывает к нему то, о чём говорит? Наверное, да.
- Едва я окончательно преображусь, каждый из вас, опустив головы и закрыв глаза, должен будет повторять вслух: "Боль очищает, Боли я жажду, Страдания я принимаю от рук твоих, точно Благодать. Инженер, приди же, да коснись Плоти моей, благослови её рукою своей, точно ангел небесный. Да не убоюсь я поднять глаза свои и взглянуть на тебя". Повторяйте это до тех пор, пока он не коснётся вашего лица и не поднимет его за подбородок и только тогда нужно будет открыть глаза. Он сделает так каждому, так что, простите меня, моя Госпожа, что его руки прикоснутся к вашему лику. После этого он появится. Каждый из круга испытает это на себе... Его боль. Это может напугать, но вы не должны разорвать круг. Я давал вам инструкции и до этого, но сейчас не репетиция перед зеркалом и я в последний раз повторяю вам задачу.
Хорошо, что его боль, а не Левиафана. Она не такая страшная по силе. Не так ударит.
Его взгляд устремился на Курояму.
- Курояма-доно, - он перешёл с английского на японский. - Я не знаю, как работает ваше искусство, но должен сразу сказать. Защищать нужно и круг вокруг меня, каждую ведьму без исключений, иначе она просто напросто умрёт и круг разорвётся. Если кто-то попытается его нарушить, кто-то извне - не раздумывая отгоняйте прочь. Иначе всё придётся начинать сначала. Это время, а его у нас нет. Главное, что должны уяснить ваши люди - они не должны смотреть ни на меня, ни на Инженера. Ни в коем случае. Это собьет им концентрацию, я знаю, о чём говорю. Я помещу медаль в специальный футляр. Он не даст ей мешать ни вам, ни нам своим воздействием.
Левиафан потёр подбородок, поджав губы. Как же вся эта ситуация гнетёт и пугает. Что будет потом? Что будет, когда они увидят? А шкатулки? Их будут тысячи. Инженер принесёт их за собой. Руководство СФ предупреждено, все это знают и с этим придётся смириться, но от этого не легче.
- Начинайте подготовку. Я сниму медаль после вашего указания о готовности, Курояма. Оно будет завершающим, - он дважды повторил последнее. На английском и японском, на всякий случай.
Леви с горечью подумал о том, что к тому, что увидят эти ведьмы, Лилит и Белет, подготовиться невозможно. Это отвратительно. И он действительно надеялся, что никто из оммёдзи не вздумает проявлять лишнее любопытство и не будет кататься по земле в ужасе, бросая песок себе в глаза, умоляя Господа дать развидеть это. Это будет совсем не мило.

[NIC]Leviathan[/NIC]
[STA]Crooked Mind[/STA]
[AVA]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/AVA]

+1

3

Красив океан и безбрежен. Но, сколько тайн он хранит под толщей воды. Тайн, которым лучше остаться не разгаданными и покоиться дальше на дне, где им самое место. Увы, одна из таких, пожалуй, самая гадкая и страшная, вот-вот должна выбраться наружу, причем с их помощью. Шкатулка...чертово изобретение Левиафана, за которое он будет, снова, отвечать самолично перед Люцифером, когда это всё закончится. Если закончится.
Лилит разрывало от разнообразия эмоций. С одной стороны происходящее влияло как наркотик, которого демон не получал слишком давно, а с другой - пугало настолько, что даже гнев Божий не вызывал в ней такого внутреннего трепета. Время тянулось смолой, сковывая собравшихся по рукам и ногам, а липкий страх притягивал всё больше. Казалось бы, чувствуешь, что дело пахнет жаренным - беги, пока ноги несут, но человеческая природа давно засунула инстинкт самосохранения на дальние полки, вытеснив на первый план попытку спасти свою жопченку.
Тряхнув головой, женщина мысленно вернулась на землю, почти силой оттесняя пучину мыслей и воспоминаний. Похоже, девочкам не придется напрягать фантазию, чтобы выудить из закоулков разума картинки пострашнее - они и сами не прочь выбраться наружу. Впрочем, после этого дня у половины собравшихся будет новый образ под названием «Мой самый страшный Ад на Земле», иначе и быть не могло, судя по мимике Левиафана. Да, она внимала каждому слову, параллельно посматривая на ведьм. Их счастье, что ни у одной не было заметно стеклянного или отсутствующего взгляда, похоже, все понимали серьезность этого дела.
- Если у кого-то боязнь крови или страх умереть преждевременно - обращайтесь, - деловито заявила Лилит, одарив поочередно каждую тяжелым взглядом. Вряд ли кто-то действительно додумается подойти к демону с просьбой помочь вскрыть вены, хотя бы в соображениях собственной безопасности, впрочем, инстинкты не самая сильная сторона людей, и ведьм в частности.
В женской сумочке можно найти что угодно, а если эта женщина - демон, но и никто бы не удивился, если бы там ещё были припрятаны какие-нибудь заготовки под души, как раз рядом со снадобьями и пакетиком травы. Впрочем, сейчас необходимой была только одна вещь - маленькие маникюрные ножнички, подаренные когда-то одной подопечной. Сейчас они должны были сыграть главную роль в спектакле по спасению мира. Беря в руки инструмент, женщина недовольно поморщилась, она всегда была не прочь вспороть кожу, вены или артерии любому, но только не себе. Это не вызывало острой боли или помутнения, скорее небольшой дискомфорт, но всегда казалось Лилит жуткой неэстетичностью, да и вообще противной вещью - кровь собственного тела демоница не принимала.
Каждая девушка проделывала обряд по-своему: кто-то морщился от боли, другие терпеливо ждали, опустив руки и не выдавая эмоций ни одним мускулом, некоторые закрывали глаза и тряслись, а одна даже, лихо оперируя пилочкой, успела сделать порезы не только себе, но и двум соседкам, у которых не нашлось в загашнике даже иглы. Быстрым движением руки два пореза были сделаны с хирургической точностью, оставляя крайне неприятное ощущение вспоротой кожи. Не самое время думать о комфорте, но будь другие варианты исхода, Лилит была бы только рада.
- В любой другой ситуации приказ был бы не бояться, - на её голос повернулись все головы собравшихся, даже те, кто не был знаком с женой Люцифера, внимательно слушали, - но сегодня тот день, когда вы можете бояться, как никогда. Ваша задача не просто почувствовать боль, а позволить ей проникнуть глубоко внутрь, наполниться горем, снова пережить наихудшее, что могло произойти в вашей жизни, сгущая краски и уповая на то, что это действительно поможет нам поднять Инквизитора. Мы с Левиафаном и Белетом будем с вами, мы будем страдать рука об руку, и да спасет наша боль наши шкуры.
Закончив речь, женщина подняла руки, отдавая их во власть двух ведьм, стоящих рядом. Круг замкнулся.
[NIC]Lilith[/NIC][STA]let's do some fun[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c631825/v631825912/2e44e/_8ObEUJBilU.jpg[/AVA]

Отредактировано KirOpium (2017-06-11 08:43:41)

+2

4

[AVA]https://pp.userapi.com/c638728/v638728430/501d1/oUdeWDmPCJU.jpg[/AVA][NIC]Beleth[/NIC][STA]Shining like a fiery beacon[/STA][SGN]I got the medicine you need
Fame, liquor, love, give it to you slowly
Put your hands on my waist, do it softly
Me and God we don't get along, so now I sing
[/SGN]
Столпотворения к хорошему не ведут, так считал Белет. Каждой крупицей он ощущал, что стоит на пороге свершения. Слишком лекгомысленный, на свои страхи наплевал очень давно, запрятал поглубже, чтобы сответствовать новой ипостаси, новому образу. Теперь от него требовалось расковырять рубцы и выдавить дурнопахнущую гниль, перемешанную с кровью. И ведь всё сразу не выйдет, придётся надавливать на рану снова и снова. Ох, как же это раздражало. Вряд ли у него получилось бы сохранять равновесие разума без зачарованных колец. То, что контролировало эмоции, оставил, - не в этом мероприятии. А первое, - само то, чтобы не сорваться с катушек. Особенно когда запахло кровью. Свежей, сладкой, добровольной жертвой. Вроде не вампир, а тонус повысился. Белет не мог скрыть плотоядной улыбки, уголки приоткрытых губ безвольно скакали вверх, цепляясь за лица девочек. За их страх, напряжение, раздражение, решимость, даже их воодушевление и отвага его увлекала. Разнообразие чувств. Сложно сохранять лицо, когда напряжение становится плотным, а тебе это безумно нравится. Демон задумался (замечтался?).

А вокруг все такие суровые.

Важность и серьёзность события Генри оценил ещё по лицу и голосу Левиафана, когда тот рассказал всё в первый раз, поясняя причину спешной поездки. Собственно, Белету было всё равно куда и зачем ехать, лишь бы не отправлять его одного, без присмотра, и самому оставаться в неведении. Однако, его тоже проняло. Левиафан заразил своим настроением. Именно Левиафан важен. Но постепенно, голова у демона включилась, помутнение прошло. Он посмотрел на госпожу, осторожно, и сжал губы. Он, как и Царица, не наблюдатели, даже не просто участники. От них зависила успешность ритуала и это не простенькие прихоти ведьмовского шабаша, Белету придётся выложиться и не потеряться.

Бл*ть.

Демону пришлось приструнить себя, его флегматичную маску буквально сдуло ветром. Как в первые годы после воспитательных каникул в Аду. Вроде лицо прежнее, а впечатление вокруг него изменилось. Его девочки тонко всё прочувствовали и тоже напряглись, отставив панику и набравшись сил. Но Белета точил ржавый гвоздь тревоги. Ему обещали зрелище, и обещали, что оно не понравится. Левиафан обращался ко всем, но Генри ощутил, что его это касается намного больше и по нему пройдётся сильнее всех. Волна увлечения моментом было заглушила скрежет, но теперь оно возвращалось. Беспокойство. Беспокойство будило страх. Как удачно, один страх по цепочке потянет другой и следующий. Самый новый, самый свежий, не успел ещё обжиться под шкуркой Белета и посему сейчас заговорит очень громко и отчётливо.

Страх. Не за себя. Страдания Левиафана заставляли страдать его самого, а его подавленное состояние - красноречиво. Может, никто не заметит, поглощённый собой. Никто из присутствующих не смотрел на Левиафана дольше Белета. Дольше, чем можно представить.
- Мне нечего добавить. - Белет сказал это ровно и тихо, его услышали лишь его девочки, что стояли рядом. Надеялись получить от него эксклюзивное напутствие. Демон достал из кармана польто узкий выкидной нож. Острый, элегантный, холодный, как и его равнодушие. Он концентрировался, копил тревогу, чтобы превратить в боль. Предвкушал и боролся с собой, - Нам всем пришлось испытывать муки. Каждая из вас найдёт источник вдохновения. Или умрёт, - Тут он очаровательно улыбнулся близстоящим ведьмам, пустив комбат мурашек. Его аура вожделения подавлена кольцом, так что смотрели на него сейчас иначе. Это ковырнуло. Отлично. Привычное движение, холод на запястье, тёмная влага ринулась на выход.

+1

5

Он пришел не первым. Удивительно, но Курояму не особо это волновало. Несмотря на то, что он как ужаленный спешил с людьми своего клана к порту он обнаружил, что там уже находились несколько человек. Он не расстроился, не обиделся как было в прошлом когда его обходили в пунктуальности, ничего такого. Вместо этого он почувствовал облегчение, надежду на спасение страны и… Анны.
- Кажется мы не опоздали, - произнес он с легким вздохом и обернулся к своим людям. – Готовьтесь.
- Слушаемся Шизука-сама, - хором ответило тридцать человек, почти треть клана Курояма которых Мамору отрядил для выполнения этой миссии.
Это были разные люди, с разными взглядами и принципами, мужчины и женщины, молодые и старые. От всех них исходила аура надежности и опыта, каждый был специалистом в своей области, у каждого в глазах была жажда действий. Всех их объединял долг и верность клану, но в то же время и благоговение перед теми, кого они только что увидели.
Да, они прекрасно знали, кто будет присутствовать при операции и сейчас их взгляды были прикованы трем людям, точнее демонам. Левиафан – второй человек в преисподней после Люцифера, большая шишка, могущественный демон, создатель синобитов и просто приятный человек, от которого кровь в жилах стынет. Шизука мог почувствовать, как холодеют его руки от взгляда на него. Лилит – жена Люцифера, великая и прекрасная демоница, казалось, что смотреть на неё уже было грехом. Мужчины клана даже в фантазиях могли лишь пускать на неё слюну и в ужасе содрогаться от возможных ужасов, которыми может их одарить её муж, да и она сама. Белет – Великий король, могущественный царь, развращающий сердца смертных и бессмертных, молодым девушкам клана было страшно даже смотреть ему в глаза, дабы не попасть под его влияние и внезапно не вспыхнуть от страсти.
Перед этими тремя весь клан Курояма казался каким-то незначительным, неопытным и непрофессиональным сбродом который неизвестно зачем приперся в это место. Лишь сам Шизука мог сохранять спокойствие в этой атмосфере, его мысли были далеки от этой троицы, его взгляд был устремлен в море, к тому существу что ждет своего часа дабы поглотить всю страну.
- Анна, - тихо произнес он, протянув к морю руку.
Эта женщина, эта тульпа, в ней столько загадок, в ней столько тайн и секретов, но самое главное в ней столько силы и мудрости. Всё это может принадлежать Шизуке, если он спасет её, она обучит его, даст новый импульс в его жизни, движение к новым высотам и тогда он действительно сравниться с первым предком. Не упустить её, спасти её, любым способом привязать к себе. Она была могли идеалом его женщины, но идеалом его учителя, о котором он мог мечтать, лишь ради неё можно было отдать себя всего в этой миссии.
Из размышлений и мечтаний Курояму вывел голос Левиафана, он помотал головой отбрасывая в сторону ненужные мысли, надо было сосредоточиться и заставить остальных сделать тоже самое.
- Я понял, - кивнул оммедзи, он немного расслабился. – Ждите.
Не теряя ни секунды, он повернулся к своим людям и видя в какой прострации те находятся хлопнул в ладоши. Члены клана всполошились и быстро пришли в себя пытаясь принять как можно более суровый вид, но было поздно.
- Хватит глазеть на наших гостей, у нас серьезная миссия и вы должны полностью посвятить себя её выполнению. – Голос Шизуки был строг, решителен и серьезен, словно у полководца перед войсками. – Левиафан-сама с ведьмами собирается провести ритуал, и наша задача защитить их.
Вот теперь его люди действительно стали серьезны, причина проста, они наблюдали за приготовлениями Левиафана. Даже они чувствовали, что то, что готовил демон было чем-то чудовищным. Для них это было словно что-то неестественно, злое и отвратительное собирается вырваться на волю и как оно будет протягивать к ним руки, как оно будет вырывать им души и разрушать разум.
- Начать построение барьера вокруг круга Левиафан-самы, создать восьмиконечную формацию.
Едва раздался голос Шизуки некоторые его подчиненные двинулись с места и начали занимать места вокруг Левиафана и ведьм. Они вставали спиной к ним, поскольку понимали, что не должны видеть и слышать, что там будет происходить, а потому, создав идеально ровный восьмиугольник вокруг круга ведьм они закрыли глаза и начали шептать мантры. Вокруг них на мгновение вспыхнуло что-то вроде синей ауры и ничего более не произошло, но их соклановцы знали, заклинание начало свое действие. Барьер куполом накрыл демона, ведьм и шепчущих оммедзи, последние продолжали шептать словно уйдя в медитацию, они явно не замечают ничего из того, что происходит вокруг.
- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Шизука проверяя установившийся барьер. – Теперь надо скрыть происходящее внутри от чужих взглядов. Установите иллюзии.
После приказа Шизуки несколько оммедзи вклинились в строй барьерщиков и сложив руки в печати так же начали шептать мантры. Барьер окутало непроницаемым туманом, все кто были снаружи не могли увидеть ничего внутри кроме белесой дымки.
Восемь человек создавали барьер, восемь человек накрывали его иллюзией, оставалось четырнадцать.
- Отлично, теперь ваша задача прекратить пялиться на барьер и начать пялиться на берег моря, - сказал Шизука довольный приготовлениями. – Готовьтесь отражать удар, барьер не должен пасть.
- Слушаемся, - гаркнули оставшиеся оммедзи и начали готовится.
Кто-то обнажал зачарованное оружие, кто-то призывал сикигами, кто-то готовил заклинания. Когда Шизука глядел на это, то невольно подумал, что это в первый раз, когда сторонники разных фракций работали вместе. Да консерваторы и радикалы не полностью исчезли из клана некоторые из них верные семье и долгу остались в нем. Все работали вместе, и миротворцы опытные в командной работе со своими сикигами, и радикалы, которые предпочитали действовать своими руками и не признавали слуг из нелюдей, и консерваторы искусные в традиционных методах.
- Хорошо, - заключил Шизука глядя на плоды своих трудов.
Последний раз проверив как все действует он вошел в барьер к Левиафану.
- Левиафан-сама, всё готово. Можете начинать, я присоединюсь к остальным и буду защищать барьер.

0

6

Наблюдая за тем, как его указания выполнялись, он чувствовал облегчение. Всё пока что шло по плану. Левиафан последний раз прикрыл глаза и глубоко втянул носом морской воздух, испорченный скверной той твари. Одна рука скользнула в карман за футляром.
Отвратительно.
Левиафан снял медаль Христофора и аккуратно положил её в него.

Едва это произошло, первое, что ударило по окружающему пространству - запах. Сначала будто прокисшего и перебродившего дешёвого вина и прогорклости. Потом к нему подмешался запах земли, запах кладбища. Плавно эти запахи перешли в единый. Запах гниения. Не просто одного трупа, а точно целой братской могилы. Тошнотворный, мерзкий, он будто облаком окутывал каждого, кто находился поблизости.

Звук. Сначала треск. То трещала расходившаяся по швам кожа демона, за которой он прятал эту дрянь. Земля вокруг Левиафана страдала и выла, умоляя закрыть это обратно, она меняла свой цвет. Если бы не барьер, это пошло бы дальше. Лишь с неба упала глупая и несчастная птица, которая стремительно иссохла и сгнила. Кожа лопалась, обнажая кровоточащие гнилостным ядом и покрытые опарышами мышцы. Левиафан застонал от приятной боли этих ощущений, превращение было очень быстрым. О чём бы не думали участники ритуала, это работало. В норме всё это происходило куда медленнее. Кожа упала вниз, превращаясь в липкий комок непонятной дряни, бурлящей и зловонной.

Запах стал слабее, а затем стал другим. Это был запах крови и стали, отдающий на языке неприятным аммиачным вкусом. Демон припал на одно колено. Его скелет с хрустом и чавканьем деформировался, а из спины вылезали два отростка, похожих на лапы паука. Эти отростки оказались двумя кожистыми крыльями. Его череп искажался, менялся, Левиафан закричал и этот крик из человеческого обращался в звериный рык. Мышцы отваливались от лица, мешаясь с уже свалившейся с него грязью. Череп походил скорее на смесь козла или барана и ящерицы: огромные, тяжёлые закругленные  рога, зубастая пасть из которой вырывался звериный крик. Она раскрылась и из неё потекла тухлая черно-красная жидкость, напоминающая смесь крови и рвоты с внутренностями. Руки удлинились, ноги исказили свою форму, напоминая козлиные, с той лишь разницей, что ступни походили скорее на лапы. На кистях рук отрасли когти, длинные и острые. Покрывшись грязной, мутной, сочащейся и омерзительно шевелящейся коркой, на мышцах стали отчётливо видны зарубки, будто кто-то считал этими зарубками годы, проведённые в заключении. Позвоночник продолжился в хвост, покрытый шипами. Он ударил им по земле и поднялся на ноги, тяжело дыша. Насекомые ползали по нему, его руки тряслись. Чужая боль мешалась с собственной. Он стоял, будто зависнув от неё. Внутреннее уродство обратилось уродством внешним. Пустые глазницы черепа не давали понять зрит ли эта тварь или нет.

Понимает ли Белет, что он смотрит на него?

Ещё один вой. Это конец. Когтистые лапы впились в его собственную грудь, разрывая её на части. Нутро оказалось не пустым. Внутри него была небольшая шкатулка, покрытая мерзкой слизью, она, будто сердце, пульсировала в его руках. Своды грудной клетки сомкнулись, из черепа послышался шёпот. Когти аккуратно поддевали части головоломки и та начала распахивать свои тёмные секреты. В воздухе усилился запах металла, появился жар, точно от печи.

Инженер скоро придёт.

Но тут его руки невольно остановились. Череп повернулся куда-то в сторону. Кроатоан почувствовал его намерения.

Из воды полезли Они. Дети. Матери. Жуткие, изуродованные болезнями, голодом, покрытые укусами насекомых, они шли в их сторону и Левиафан отпрянул на шаг невольно, но тут же снова взялся за шкатулку, стараясь больше не отвлекаться.

- За что, за что, за что, за что, Левиафан? За что Бог прогневался на нас? За что? - они тянули к кругу свои руки, они бормотали единым гулом, похожим на рой крупных пчёл, они лезли из-под земли и из воды, их голоса усиливались ветром, окружая проводящих ритуал. - Убийца...Убийца... За что... За что...

Левиафану оставалось только надеяться, что оммёдзи разгонят их. Раны снова начали испускать зловонную проклятую кровь.

[NIC]Leviathan[/NIC]
[STA]Crooked Mind[/STA]
[AVA]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/AVA]

+3


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Sucker for pain